50 оттенков пластилина

Опубликовано 03 сентября 2014 в 17:55
0 0 0 0 0

1779148_274079952752396_1885194686_n
Первый мульт из пластилина вышел больше ста лет назад и назывался в духе Линор Горалик: «Мечта уэльской гренки с сыром, сделанной скульптором». С тех пор мы стали свидетелями явления братьев Колобков, Уоллеса и Громита, сбежавших из курятника кур, пластилиновой вороны, и это еще не все… Итак, что такое пластилин и с чем его едят? Как одушевить пластилин и заполучить для своего ролика не унылого зомби, а стильного няшу, который завоюет сердца? На вопросы отвечает хозяин единственной в Екб пластилиновой студии мультипликации «Мультилин» Александр Шипулин.

— Как вы начинали свою мульт-практику? Как, вообще, человек может приобрести такую редкую профессию – мультипликатор?

— Все началось с сильных впечатлений. Классе в четвертом нас водили на экскурсию на Свердловскую киностудию, показывали декорации мультфильмов – деревья и цветы, выпиленные из оргстекла, показывали кукол, которые могут двигаться и застывать в разных положениях. А еще до этого я занимался в кружке при Театре кукол. Но в театре рядом с куклой всегда есть человек, а в мультипликации все было иначе: кукла может двигаться на экране без участия человека, и эта идея меня очень вдохновила. К седьмому классу я понял, что можно снимать мультфильмы, к восьмому раздобыл кинокамеру, спасибо директору школы, незаметно освоил процесс съемки и проявки, снимал разные эксперименты и постепенно пришел к пластилину. И потом я, школьник, написал в Москву письмо режиссеру Гарри Бардину, что мне интересно снимать мультфильмы. На удивление, он мне ответил. И дальше пошел такой обмен: дома я снимал свои работы, а летом приезжал в Москву, показывал мультипликаторам, они давали советы и говорили, что можно еще поснимать. Потом была учеба в московской школе-студии «ШАР», при Высших Курсах Сценаристов и Режиссеров. Студия «Мультилин» — мой нынешний проект, мне очень интересно его вести и интересно, во что он выльется.

— А почему пластилин, а не рисунок?

— В рисунке я не так свободно себя чувствую. Моя учитель в школе-студии «ШАР» Виолетта Павловна Колесникова могла нарисовать любого персонажа в любом ракурсе, в любой фазе движения, для такого уровня мастерства нужно набивать руку и много заниматься рисунком. Но ведь можно не рисовать, а просто провести персонажа в пространстве. Рисованная мультипликация, к тому же, не настолько зрелищна в производстве, она более технологична. И пластилин – это доступный материал, он хорош тем, что персонажей можно как угодно трансформировать. Герой меняет форму, перетекает из одного в другое – и на это уже интересно смотреть. Сюжет в мультфильме – это тоже интересно, но сюжет требует своей логики построения, логики съемки. Выстраивание сюжета – это работа режиссера, а движение и трансформации – это более свободная работа мультипликатора.

— Если кто-то захочет снять мульт или клип, и у него в голове есть план, то остальное – дело техники?

— Это одна из самых сложных вещей – научиться переносить фантазии из головы на экран. Потому что в голове все просто бурлит, проигрывается очень много красот, а при съемке их вдруг почему-то нет. И это даже не сопротивление материала, а человек просто не успевает вылепить то, что у него проносится в голове. Здесь нужно дать себе время на обдумывание – как воплотить в материале все, что есть у вас внутри. Конечно, никто не хочет быть готовым к тому, что у него может не получиться с первого раза, что придется переснимать… Но одного желания и фантазии мало, приходится продумывать и пробовать. Потому что если движения на экране не понятны зрителям, то вы можете, конечно, дать голос за кадром, который пояснит, что имелось в виду, но это будет уже радиопередача, совсем другой жанр. Если брать аналоги, то тот же Чарли Чаплин, когда снимал черно-белые фильмы без звука, тоже был вынужден постоянно думать над тем, как снять историю так, чтобы она однозначно считывалась без перевода. Поэтому у него было два месяца простоя и десятки дублей сцены, где слепая продавщица принимает бродяжку за богатого. Как показать историю, когда ты не можешь рассказать ее? И это постоянная задача и поиск. Вы поймете, как только попробуете.

— Наверное, взрослым проще, чем детям удается оформить фантазии в видеоряд?

— Взрослые лучше лепят технически, но хуже снимают. Я пока не понимаю, в чем здесь секрет. Может быть, дело в том, что дети больше играют предметами, двигают машинки, куколок. Ведь по сути пластилиновая мультипликация – это та же предметная игра, когда кто-то куда-то пришел и сделал что-то, но только мы снимаем все покадрово: двигаем героев, убираем руки и снимаем, снова двигаем, снова убираем руки. Иногда случаются настоящие находки. Меня очень порадовала одна девочка, которая придумала историю про фиолетового кота, перед которым лежат пасхальные яйца, прибежала мышка и утащила парочку, и котик поднял остальные яйца хвостом, съел, а потом еще хвостом подцепил салфеточку и промакнул губы. Это она сама придумала. Вот это уже мультипликация с сюжетом, когда таких находок много – это уже интересно смотреть. Почему интересно смотреть те же фильмы «Пиксар» и «Диснея»? Они постоянно ищут такие особые интересные эффекты. На продумывание и тестирование таких моментов и фишек может уйти до 2/3 времени съемок.

— А с какими идеями к вам приходят взрослые?

— Взрослые приходят снимать поздравления своим друзьям, корпоративные ролики. Но вообще, возможно все, что угодно: клипы на музыку, сопровождение для какого-то аудиотекста, любые придумки.

— Можно ли научиться снимать самостоятельно? Получить какие-то технические азы, узнать о программах, в которых потом делается обработка?

— Конечно. Самое основное в пластилиновых мультфильмах – это цифровой фотоаппарат и руки. Монтаж, обработка и наложение эффектов тоже имеют место, но мы получаем более интересный ролик, если придумываем, как получить видеоряд вживую, без обработки. Такой подход, к тому же, немножко дисциплинирует. Если делать обработку на хорошем, качественном уровне, то это очень сложно, это может быть гораздо сложнее, чем продумывание и уточнение самой съемки. И сами возможности для обработки должны закладываться на этапе съемки. Вот, скажем, дети снимали ролик, где летают птички из Angry Birds: пластилиновых птичек они накалывали на спицу и несли по воздуху. Спицу потом мы вырезали в фотошопе, но дети не заметили, что рука, которая держит спицу, отбрасывает тень в кадр – и это убрать было уже сложнее. Нужно учитывать и такие нюансы. Некоторые забывают убрать из кадра нож, которым они режут или поправляют персонажа, даже взрослые забывают. И когда так нужно поправить кадриков 30 – это уже долго получается.

— А сколько времени может занять создание 3-минутного пластилинового мультика у вменяемого взрослого человека?

— По времени сложно сориентировать, это всегда плюс-минус трамвайная остановка. Недавно один 2-минутный ролик я делал полмесяца. Но многое зависит от задачи. Иногда можно долго продумывать процесс и снять все за пять минут. И лучше именно хорошо подумать. Вот, например, на студии «Союзмультфильм» была задача с помощью перекладки снять сцену, как в небе на фоне красного солнца разлетается стая ворон. Просто невероятный масштаб! Уже было выставлено солнце, небо, слои с птичками и страшно было подступиться. Зашел Норштейн, посмотрел и сказал: «Хочешь, я тебе за полчаса это сниму?» — «Да ладно??» — «А смотри…» И он взял и из черной бумаги накрутил кучу-кучу бантиков, рассыпал их поверх солнца горкой. Снял кадр, потом сделал такой хлопок ладонями над бумажками, они все немножко сдвинулись, снял следующий кадр, снова хлопок. И так с этими шлепками бумажки каждый раз двигались хаотично и разлетались в разные стороны. Вот он придумал, как это быстро снять. Многое можно ускорить обратной съемкой. Знание некоторых фишек и опыт, конечно, делают свое дело, но съемки – это всегда эксперимент. Даже для людей со специальным образованием и 30-летним стажем работы. Всегда нужно изобретать что-то новое именно для этого кадра. Этим съемки и интересны.

— Есть ли коммерческий потенциал у пластилиновой мультипликации? Кроме рекламы?

— Можно снимать реальные мультфильмы, пластилиновые сериалы, это не так уж невозможно. И начинать сотрудничество с телевидением, с кинопрокатом. Когда мои ученики подрастут и, возможно, захотят заняться такими проектами, можно будет подумать о полноценной студии. Больше того, есть мысли снимать пластилиновые мультики в формате 3D. Объемные, чтобы смотреть их по телевизору в специальных очках. Это технически возможно на имеющейся базе уже сейчас. Есть очень много возможностей, из них может вырасти полноценная мульт-студия, не обязательно работающая только на пластилине.

— А студия в Екб по сравнению со столичными студиями имеет сложности?

— Столицы отличаются в основном тем, что там крутится больше денег. Но с другой стороны, вот я езжу уже 20 лет на студию Бардина, это режиссер, имеющий около 60 международных призов, и каждый раз он на свой фильм ищет деньги. Был на студии «Пилот», представился: «Вот, я ваш коллега из Екатеринбурга». Первый вопрос, который они мне задали: «Удается профессией зарабатывать?» — «Пока нет». Даже там зарплаты соизмеримы с нашими, что по меркам Москвы очень мало. Но мультипликатор может зарабатывать, например, еще и делая рекламные ролики, я этим тоже занимался.

— Есть ли секрет успеха пластилинового мультика?

— Секрет успеха вам никто не скажет. Интересные сюжеты, какие-то стильные персонажи – все это работает. Но любые съемки любого фильма – это эксперимент. Готовых рецептов нет. По готовым рецептам пытаются снимать мультфильмы типа «Алеши Поповича». Успех непредсказуем. Когда снимали первые «Звездные войны», то все (и даже участники проекта) считали, что снимаются в какой-то трэшевой фигне. Продюсеры сомневались, удивительно, как, вообще, это досняли. И во что это вылилось. Я тоже не знаю, что получится из мультипликационной студии, но мне интересно этим заниматься. Нравится лепить, снимать. Процесс съемки очень втягивает и влюбляет. И очень нравится, когда приходят ребята, взрослые люди и испытывают восторг от того, что у них что-то получилось.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook