Музыка

Бездомная музыка: Жека Патлатый

Опубликовано 26 сентября 2016 в 12:02
0 0 0 0 0

За неимоверно длинные волосы, которые Евгений Белобородко носил еще при Ельцине, его прозвали Жекой Патлатым. TER он представился с определенной долей романтизма: «коренной свердловчанин, родился в той стране, которой сейчас нет, в городе, которого нет, и на улице, которой сейчас также нет (улицу Голощекина переименовали в Данилы Зверева — прим. ред.)».

IMG_0808-min

О музыкальном образовании

В 2004 году я поступил в училище искусств и культуры, или как сейчас его называют «кулёк». Отучился там ровно полгода, так что официального музыкального образования кроме этих 6 месяцев у меня нет.

Как-то раз всем сказали: «ребята, которые с длинными волосами, вы либо подстригитесь, либо не приходите на занятия».

Было очень странно, мол, как так? Но я ведь не дурак, позвонил в телевизионное агентство Урала и говорю им в трубку: «эге-гей, тут дискриминация волосатых!».

Как только ребята подъехали – всех [патлатых] быстро запустили в школу, типа всё чинарём. Потом репортеры пошли брать интервью у директора. Вот там всплыло огромное количество грязи: от коррупции, до самоубийства. За такую «случайную» наводку и вызов репортеров меня и выкинули за борт. Но я предпочитаю говорить, что дело все-таки в волосах и долгах.

IMG_0823-min

О желании стать уличным музыкантом

Это произошло вечером 13 июля 2004 года. В Екатеринбурге был концерт Би-2 в честь городского праздника, а я в то время вместе с родителями жил в поселке Картье. Приехать то я приехал, но вот на уехать денег не оказалось. Тогда меня случайно занесло в Трубу, где какие-то ребята играли на гитарах. Это были Андрей Милтон, Серьга Лютик и Дэн Умник — их сейчас все знают в этой среде, они были первыми уличными музыкантами этого перехода.

Я сказал им, что хочу спеть, чтобы заработать на проезд. Спустя пару минуту мы сошлись на Арии. Через полчаса я уже шёл за билетом. Тогда люди кидали гораздо больше денег. Сейчас всё иначе. Эта волна уже давно прошла, к несчастью.

Уже потом, время от времени, в течение 2004-2005 года я начал здесь появляться, когда нужны были деньги. И не сказать, что мой заработок носит профессиональный характер, как у Лютика, например.

Я провожу здесь два-три часа в неделю, когда реже, когда чаще. Сейчас подрабатываю охранником, но это временное прибежище, не требующее никакой квалификации. А вообще я — монтажник-слаботочник. И как только появится какой-нибудь объект, я отправлюсь туда.

IMG_0799-min

О творчестве

Я играю на гитаре в группе Севертау, которую могу назвать известной. Вот что для меня творчество, а уличная музыка…  это отдушина. Место, где можно выпить, спеть, посмеяться, это своеобразная тусовка! Обычно я сюда обращаюсь, когда я на мели и торчать дома становится невыносимо скучно.

Но, пожалуй, это больше из-за никотиновой зависимости: когда в твоей голове кто-то скандирует целую поэму под названием «где сигареты?». Я прихожу сюда, потому что железно знаю, рублей 200-300 здесь можно  найти, как и хорошую компанию.

Это можно назвать своеобразной подработкой, от которой получаешь одно удовольствие и деньги.

1

О конфликтах

В любом деле бывают конфликты, масштаб только отличается. Вообще, человек конфликтное существо, а под градусом даже я иногда могу кому-нибудь сказать: «Осади, дорогой, как ты себя ведёшь?».

Большая редкость, чтобы мы воевали за время. Тут соблюдаются все приличия, нет такого, чтобы один другому сказал: «Моё время с 6 до 9, как ты посмел забрать моё время, я тебе сейчас!».

Тот же самый Милтон это человек постоянства, как и большинство музыкантов. Каждый день он приходит за час до полуночи, ждёт, когда все напоются и говорит, дескать, ребят, алес, я выхожу. И это не то что бы монополия, а что-то незыблемое в нашем переменчивом мире.

Были конфликты с некоторыми крайне радикальными группировками. Со скинхедами. Когда эти ребята приходят и нагло просят на бухло, мы, конечно, стараемся мирно уладить этот вопрос. Но не без греха, было пару разборок. И никто никогда с нас не требовал каких-либо процентов, мол, за крышу. Труба — свободный переход.

3-min

О зиме

Зимой не играю, нужно быть конченными экстремалом, чтобы голыми руками по металлическим струнам… зимой… Во-первых инструмент жалко, а во-вторых — руки.

О работе с другими музыкантами

Всегда, когда я играю со скрипачом, кидают вдвое больше, потому что звучит это куда круче, люди это слышат, их не обманешь. Но если музыкант со свирелью выдаёт ноты один, то накидают не меньше моего. А вот с саксофоном следует обращаться аккуратно. В нашей Трубе с таким эхом такой инструмент заглушит и вокальные, и гитарные партии. Нужно быть большим умельцем, чтобы так грамотно сыграть. Мы частенько собираемся вместе: я со своим баритоном и гитарой, Умник аккомпанирует на скрипке и Милтон с гармошкой. Людям нравятся такие «совместки».

2

О музыкантах нулевых

Раньше было лучше. В 2000-ых годах, чтобы научиться играть на гитаре, нужно было найти умеющего, подобрать литературу, песни. Такого информационного охвата как сейчас у нас не было, поэтому учился сам. Песня понравилась? Беру кассету, вставляю в магнитофон и подбираю на слух, мотаю те место, где непонятно. Таких вот кассет перемотанных на сто раз было великое множество.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook