Выбор редакции

Бордели старого Екб

Опубликовано 21 августа 2014 в 19:45
0 0 0 0 0

ekb_upt

Если вы введете заголовок этой статьи в поисковую строчку Гугла, то узнаете много затейливых подробностей о современной жизни ночного города. Но сегодня нас интересует старина: где, почем и сколько? – мы решили поднять архивы и рассказать о домах терпимости и частной женской практике в дореволюционном Екб.

Самая древняя профессия является по совместительству еще и самой неистребимой. Правда до середины 19 века Российское государство тщательно закрывало глаза на проституцию и глухо боролось с нею. Но тайные публичные дома и дамы полусвета с их венерическими заболеваниями представляли реальную угрозу офицерскому составу Российской армии, так что в 1843 году правительство узаконило проституцию и взяло путан под свою медицинскую опеку (а может быть, это было нужно масонам, чтобы разложить православную Россию по примеру старушки Европы). С тех пор девушки легкого поведения вставали на учет в полиции, получая вместо паспорта «желтый билет», и проходили регулярный медицинский осмотр, а дамы среднего возраста имели право открывать публичные дома для непотребств, и именно с этого времени их впервые можно было сосчитать.

Энциклопедия Екатеринбурга сообщает, что в 1873 году в городе насчитывалось 48 домов терпимости, в 1887 – почему-то уже 17, а в 1900 – около 20 (сравним: по России на 1904 – 1460 домов). Находились они на Гимназической набережной (сейчас набережная Рабочей молодежи) и Плотине Городского пруда, в старой гостинице «Казань» на нынешней улице Хохрякова и гостинице «Прогресс» на нынешней Вайнера, на Пушкинской улице и Покровском проспекте – практически весь современный центр города был усеян публичными домами разного уровня обслуживания. В самых дешевых домах час любви стоил 30 копеек, а ночь – рубль. Самые роскошные бордели брали с клиентов 5 рублей за ночь. Жизнь девушек точно не была похожа на сказку: скачайте с торрентов драматический «Дом терпимости» Бертрана Бонелло и попробуйте вместо Парижа конца 19 века представить маленький уездный Екб.

unnamed

Несмотря на трудности профессии, количество резвых претенденток на «желтый билет» зашкаливало, и местные газеты временами освещали их будни как жизнь любых меньшинств. В сентябре 1909 года городовой врач Упоров пожаловался полицмейстеру, что из проживающих в районе второй полицейской части проституток явилось на медицинский осмотр очень мало. «Вследствие этого в тот же день была произведена облава на проституток. В результате этой облавы были задержаны 24 молодых девушки в возрасте от 16 до 25 лет, занимавшихся тайной проституцией. Восемь из них оказались больны сифилисом. Всех их положили в больницу», — пишет газета «Уральский край».

Власти крепко держались за закон и «Правила для содержательниц борделей» от 1844 года, упорно следили за требованием для проституток – являться для медицинского освидетельствования в особые врачебно-полицейские комитеты 1-2 раза в неделю, но Революция и дух свободы надломили этот милый уклад уже в 1918 году. Группа екатеринбургских проституток заявила (все тому же городовому врачу Упорову), что они как свободные гражданки не желают больше подвергать себя медицинскому осмотру. Им некогда: на одну проститутку в революционное время приходится в среднем 60 посещений в день, а около домов терпимости стоит бесконечная вереница солдат. Осью возмущения стал врачебный осмотр, а тема о непосильной работе в новом свободном обществе даже не поднималась. «Вот если бы вопрос сводился к уменьшению числа посетителей… — возражали некоторые деятели. – А с вопросом осмотра, который делается раз в неделю, можно бы и подождать…» Но Упоров целиком вступался за дивный новый мир: «Как кричат товарищи, проститутка не скотина какая-нибудь, а свободная гражданка. А вы настаиваете на продолжении осмотра…» — «Да я не настаиваю… Но решение этого вопроса требует обстоятельного доклада и осмотрительного решения. Поэтому я и предлагаю образовать комиссию, чтобы ознакомиться с этим делом». «Слава Богу, уговорил», — напишет Владимир Аничков об этом случае в своих мемуарах «Екатеринбург – Владивосток (1917 – 1922)».

Но уговорил ненадолго. Революционная мораль и Советский проект откроют иные перспективы и породят новые формы свободной и оплачиваемой любви в Екб. Но об этом – когда-нибудь в другой раз.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook