Книги

Читай-Room: «Ты никогда не будешь один»

Опубликовано 09 июля 2015 в 19:07
0 0 0 0 0

В рамках новой рубрики TER «Читай-Room» мы публикуем отрывки рассказов независимых уральских авторов в нетронутом виде. Встречайте: «Ты никогда не будешь один», часть 1. Автор: Сергей Сивопляс.

Всегда не знаешь с чего начать. Но пусть все начнется с мысли, с нее, же все начинается, ведь так?

Люди связаны, все до единого. Можно сказать, что они как звенья в цепочке, шестеренки в механизме или как-то там еще. Но нет, они просто связаны друг с другом. От твоего друга ушла девушка – твоей сестре сегодня сделали предложение. Вчера потерял кошелек – на другом конце света рядовой клерк получил повышение. У кого-то вчера умерла бабушка – чей-то сын сегодня увидел свет. Если все это сложить в одну коробку и перевязать красивой ленточкой, то сбоку на ней можно написать «|МИР|», а ниже, маленькими буквами «Не открывать. Все они, тем не менее, счастливы».

Не ругай свою жизнь, не оскорбляй случай и случайность, и опережай ненависть к происходящему, предвосхищением будущего. Ведь за сегодня следует завтра, а за «паршиво» следует «счастье».


Я буду к тебе на «ты», мне так легче. Поэтому не обижайся на это панибратство. Просто хочу чувствовать себя твоим другом, а, как ты знаешь, с друзьями делятся самым сокровенным. И тут я тебе подмигиваю. Как другу, понимаешь?
А вот тут самое время начать по-настоящему. Пусть этот рассказ, новелла, книга, или то, что из этого выйдет, будет о людях. Да. Обо мне, о тебе, и о них.
Так вот, наша с тобой история начинается здесь и сейчас. Смотри, не отвлекайся!
Нашего с тобой героя зовут Марк. Марку двадцать, он не ищет вредных привычек, надирается, легко заводит новые знакомства, мечтает о том, что будет знаменитым, а главное верит в существование любви.

I: Начни с себя.
Как я и говорил нашему Марку двадцать. Не то, что бы это было много, но в целом это и не мало. Он до сих пор живет с матерью, ему это не в тягость. Впрочем, как и ей. Старший брат давно съехал, и лишь изредка что-то пописывает по электронной почте. По утрам Марк — студент Стэнфорда, а по вечерам, хоть и обаятельный, но уж очень надоедливый коммивояжер. Девушки у него нет. Друзей, которых он действительно может назвать друзьями, он приобрел в школьные годы.

 


Утро Марка начинается с удобной штуки в мобильнике, под названием «Будильник». На сигнале циклично повторяется мелодия, от которой не то, чтобы хочется, а приходиться просыпаться. Вместе с тем, наш Марк, как и все мы, страдает синдромом «недоброго утра». Это когда переводишь будильник на две минуты, несколько раз, чтобы еще поспать, а в итоге проспать.
Тут я снова тебе улыбаюсь, потому что никак не могу отучить себя просыпать таким образом.
Думаю для начала нам с тобой этого должно хватить. Итак, очередное утро Марка началось, как и полагается с будильника…
Get up, stand up: stand up for your rights!
Get up, stand up: stand up for your rights!
Рука Марка активно ищет мобильный телефон, который лежит на высокой прикроватной тумбе.
Get up, stand up: stand up for your rights!
Get up, stand up: don’t give up the fight!
Будильник продолжает надрываться голосом Боба Марли. Наш герой и сам не знает, зачем решил просыпаться именно под эту мелодию. Может потому, что он в какой-то степени любит регги, а может потому, что ничего более символичного в музыке не удалось найти.
-Марк, ты не проспишь? – послышался с кухни голос матери.


Марк, наконец, нашел телефон, и лениво потягиваясь, посмотрел одним глазом на экран. «8:06» — самодовольно красовалось в правом верхнем углу.
-Поздно, мам! – откликнулся Марк, раздосадовано врезаясь затылком в подушку.
Теперь у него был выбор. Либо еще поваляться в кровати, потом лениво встать, также лениво принять душ и собраться в университет на вторую лекцию. Либо пренебречь гигиеной, завтраком и, одев первое, что попадется под руку, помчаться на первую. На самом деле это важная утренняя дилемма!
Когда такое периодически случается со мной, то в разные утра я решаю по-разному. Думаю, как и ты.
Но сегодня наш Марк не мог выбрать первый вариант, у него было занятие, от которого зависело останется он в университете или нет. Античная литература эпохи Гомера и Софокла – еще та дрянь.
Он оделся за несколько минут: натянул белые носки с затвердевшими от времени пятками, темные излюбленные джинсы, ремень со стальной бляхой, измятую и расстегнутую на две пуговицы розовую рубашку, улыбку с ямочками в уголках рта. Теплой струей воды из-под крана он смыл остатки сна с глаз, расческой привел в порядок густые, немного грязные волосы. Марк сплюнул мятную пену в раковину. Вода смыла и ее. В какой-то момент у него было желание побриться, но желанием все и ограничилось.


Выйдя из ванны, Марк подхватил черную сумку на лямке. Забросил в нее ручку, тетрадку, небольшого размера книгу и бумажник. Взяв мобильник в руки, он посмотрел в уголок экрана – «8:15». Марк улыбнулся своей маленькой победе над самим собой, и закинув мобильник во все ту же сумку, вышел из комнаты.
Постель не заправлена, на столе горы из книг и бумаг, под кроватью пустые бутылки и упаковки из-под снеков. Это его беспорядок, это его жизнь.
Не могу сказать, что этот парень мне уже безумно нравится. Марк в данном случае – герой повествования, а, значит, он должен быть невероятно крутым и идеальным до мелочей. Но наш с тобой Марк скорей что-то среднее между молодым Хэнком Муди и поднаторевшим Тедом Мосби. И нет, мне нисколько не стыдно, что мои кумиры – это герои американских телесериалов. Главное, чтобы Марк стал твоим кумиром. Хотя бы на один вечер.


***
Дорога до университета заняла не больше получаса. Можно было бы сказать точней, если бы Марк следил за временем. Вместо этого он увлеченно читал. На сей раз это был Бегбедер. Марк начал читать его еще в августе, но до сих пор не мог закончить. То ли ему так сильно нравилось смаковать каждую страницу, то ли попросту не хватало времени. Ни смотря на это, творчество сумасбродного француза очень приглянулось нашему герою. По-современному циничен и по-викториански романтичен — таков он Бегбедер в своих книгах.
«Для того чтобы понять, что счастье не в деньгах, нужно сперва узнать и то и другое — счастье и деньги». На этом предложение Марк тяжело вздохнул и закрыл книгу. Может быть потому, что его остановка, а может быть потому что «в яблочко». Деньгами, впрочем, как и счастьем, он похвастаться не мог.
Пара минут на то чтобы дойти до аудитории, множество рукопожатий и брошенных в воздух «привет-привет», ненавистные и похотливые взгляды в коридорах, и полтора часа зануднейшего трепа на свете. В конце занятия «контрольная», в ней пять длиннющих вопросов о каких-то вымышленных людях и древних книгах. В итоге, сданный полупустой лист и настроение на прежнем уровне – на нуле.


Постой! Ты наверно начинаешь считать Марка неудачником? У нас с тобой тоже бывают не лучшие дни в году, но мы, же с тобой не лузеры.
-Здарова, Марк! Как написал?
-Да, дерьмо. Долбанный восьмой билет. Ты как?
-Второй. Такая же лажа.
Этот долговязый, и на первый взгляд хмурый куряга – Джек. Другом его назвать было сложно, но определение «приятель» подходило ему, как нельзя лучше. Он часто шутил, всегда что-то рассказывал, иногда слушал и отпускал колкости. С ним было весело.
-Чего такой хмурый? Из-за зачета? – прикурив, спросил Джек.
-Да, нет. С утра не заладилось. Сейчас еще по делам надо, а потом на работу. Все достало, ей богу.
Джек зажмурившись затянулся и с удовольствием выпустил облако табачного дыма.
-Забей. Может, пивка попьем?
-Я бы с радостью, да до среды пять баксов осталось. Может на выходных, там как раз футбол будет. Подхватим Брюса и еще кого-нибудь.
Ни Марк, ни Джек не признавали американского футбола – «touchdown», «safety» и еще куча непонятных для простого обывателя правил. Поэтому футболом они называли не регби, а соккер. Куда более интеллектуальный, пускай и английский, вид спорта.
-Окей. Ты куда?
-На автобус, в сторону центра.
Джек дотянул сигарету и точным броском отправил окурок в урну. Поперхнувшись, он смачно харкнул слюной на асфальт.
-Козел…ну, и пошел ты, с Юстасом тогда поеду.
-Давай, гони с друганом, — Марк с улыбкой протянул на прощание руку.
-До завтра, — ответил рукопожатием Джек, и, натянув на голову капюшон, молча двинулся в сторону остановки.


У каждого из нас свои дела. И то, сколько мы говорим о них, дает окружающим понять, что мы из себя представляем. Чьи-то дела чертовски-грязные, у кого-то с чистыми помыслами. Некоторые не могут бездельничать, другие — ленивые до ужаса. Наверное, я отношусь к последним, иначе бы я искал куда более энергозатратную, а следовательно прибыльную профессию, чем «молодой писатель-на-которого-всем-плевать».
В Марке же было всего по чуть-чуть – энтузиазм грешника рука об руку с ленью праведника. С чего вдруг? Наверно с того, что сейчас он направлялся к букмекеру, чтобы немного подзаработать на подарок другу. Благородный азарт – ласкает слух, согласись!
Букмекерская контора «Pot» находился в центре, между книжным «Readsi» и одним из сотен городских бистро «Subway».
Город был достаточно оживлен для первой половины дня. Тут и там, раздавались сигнальные гудки и недовольные возгласы. Ряды машин медленно ползли по пробкам, медленно сжигая жизни своих обленившихся владельцев. Десятки людей, почти что цельной массой, плыли по тротуарам вдоль дорог.
Наш Марк перебежал дорогу на красный, и, оказавшись на нужной стороне дороги – зашел в зеркальную дверь конторы «Pot».

 


Внутри было не очень шумно, и накурено. Причиной тому служили азартные любители никотина и легких денег. За дальним столиком, в углу, почти облысевший мужик, надменно курил дешевую сигару, листая какую-то брошуру. За барной стойкой, нервно докуривала красный «Marlboro» эмоциональная дама, далеко за сорок, с чудовищной «химией» на голове. Она периодически кричала: «Беги, рыжая, сука, беги!», смотря собачьи бега по большому старому телевизору, вкрученному в стену. При этом она судорожно елозила на высоком стуле, роняя пепел на старомодный драповый костюм.
-Интегрить твою матрицу! Кого я вижу! Решил снова отдать последние деньги на развитей моей конторки, Марки?
-Хрен тебе! Сегодня я подниму столько, сколько ты за год не заработаешь, — беззлобно отозвался Марк, усаживаясь на высокий стул, подальше от любительницы рыжих сучек.
-Самоуверенный засранец! Ну, здарова.
Бармен протянул Марку руку, на что тот ответил тем же. Крепкое рукопожатие длилось пару секунд, но было искренним и теплым.
-Привет-привет, Хьюстон. Все стаканы трешь?


Бобби Хьюс был давним другом Марка. К своим двадцати семи он достаточно преуспел в карьерном росте, начиная от простого консультанта в секс-шопе, младшего специалиста в банке, брокера на бирже; и заканчивая владельцем букмекерской бар-конторы, коим он сейчас и является. Ну, а по совместительству он с удовольствием вертел бутылки, вскруживая головы, азартным девицам с глубоким декольте.
-А ты все карманные деньги на соккер спускаешь? Ебандяй! Нет, чтоб нормальную работу найти! Я же тебе предлагал к моей знакомой в газету или к другану в алкомаркет. Дак нет, ты мечтаешь о миллионах, просирая сотни. Тебе не кажется это глупым?
-Блин, не начинай опять нравоучений, я в порядке. Закончу универ – найду работу. А пока я ищу призвание. Ну и любовь, куда без нее.
-Любовь не перманентна, все равно через какое-то время захочешь других кисок. Пример я с Тиной.
Пару недель назад, Бобби бросил свою, почти что, невесту Тину. Почему «почти что»? Все просто – она хотела свадьбы и точка, а он занимался бизнесом, с твердым желанием, чтобы люди работали на него, а не он на них. В итоге ее нетерпеливость сыграла против нее.
-Я предполагал, что все так и закончится. Тина — бензопила по натуре, по каждой мелочи тебя пилила. Тут все чертовски индивидуально. Вот, если я влюблюсь в ближайшем времени, то надолго! Нутром чувствую.


Бобби протер очередной высокий бокал, и, подставил его под кран, наполняя стекло пшенично-золотистым пивом.
-Может быть ты и прав, Марки. Хлебни лучше, под хмельком ты хотя бы не так много болтаешь о любви, — Хьюс положил перед Марком картонный подстаканник, и уже поверх него поставил запотевшую кружку, — Не парься, угощаю.
-Тебя бы уже давно могли посадить за то, что ты наливаешь несовершеннолетним, — наш Марк улыбнулся краешком рта, — Спасибо, это как раз то, что мне сейчас нужно.
Он обхватил бокал рукой, и сделал жадный глоток. Дама по соседству уже давно затушила сигарету в пепельнице и раздосадовано потягивала из своего бокала «Черный Русский». По всей видимости, ее гончая сука, так и не выиграла. Угловой столик уже опустел, оставляя на память о лысеющем позере, лишь табачный мусор от трехдолларовой сигары.
-Мэм, извините! Через десять минут, мы закрываемся на обеденный перерыв, — отрапортовал Бобби, глядя на свои дорогие наручные часы.

В ответ на это, дама выпустила трубочку изо рта, достала помятую десятку с изображением Александра Гамильтона и положила ее рядом с недопитым коктейлем. Молча встала и покинула заведение.
-Какой раз тут, а прощаться так и не научилась. Да и Бог с ней, зато на чай исправно оставляет.
-Хьюс, Не поминай господа всуе. Хотя нет, не так – не поминай господа в букмекерской конторе!
Марк улыбнулся, отпивая еще пшеничного напитка.
-Ха-ха-ха, очень смешно, — с ироничной гримасой произнес Бобби, — Я пока уберу со стола, и закроюсь, а ты давай лучше готовь свои центы! Скоро я закончу принимать ставки на твой долбанный соккер.
-Да, сэр, есть, сэр! – шутливо отдавая честь, выкрикнул Марк.
-Мудила, чтоб тебя…

Итак, что мы имеем. Неимоверный беспорядок вокруг – и тонкая душевная организация внутри. Наш Марк не любит, когда его к чему-то обязывают: классической литературе он предпочитает циничных современников. Вокруг него много интересных и необычных людей, которые очень легко доверяют ему – а он чаще скрытен, но постепенно шагает им на встречу. У него известные лишь ему одному мечты – и он идет к ним, вот только по какой-то очень крутой и не самой логичной дороге. Марк ценит дружбу – большая часть приятелей, считает его своим другом, но мало кого из них он сам может назвать таковым. Еще он любит смочить усталость пинтой-другой пива, а лучшим времяпрепровождением считает философские рассуждения и животрепещущие беседы.
Что еще рассказать тебе о Марке? Да ты и сам все увидишь. Ведь не может же в жизни быть все так просто и размеренно, за запотевшей кружкой и перед синим экраном, по которому сутками крутят футбол.


***
-Ну, как там первый тайм? А то я на кухне забегался и совсем забыл принять у тебя ставку.
-Я поставил на «Эвертон» против «Арсенала». Двадцатку, что «ириски» забьют во втором тайме, и пять на то, что это сделает Саа.
-Опять играешь по своей методике?
-Угу, — отпивая остатки из бокала, бросил Марк.
В азартных играх, касающихся футбола, у Марка была своя теория. Если команды не различались резонно по уровню мастерства, то он отдавал предпочтение аутсайдерам предстоящего матча. Коэффициенты высоки, интерес к игре возрастает, да и удачу никто не отменял. Легко быть победителем вместе с чемпионами. Стать победителем со слабаками – не каждому дано.
-Хорошо, Марки. Если обе твои ставки сыграют – выиграешь почти сотню. Ставка принята!
Бобби взял купюры, лежащие на одном из высоких стульев, и громко щелкнув кассой, убрал деньги. Затем взял большую чистую кружку с ручкой и налил себе пива. Обогнул барную стойку, и с довольным выражением лица уселся рядом с Марком, наблюдавшим за происходящим на экране. Счет «0:0».
-Игра опасная, но…
Тут у Марка в кармане зазвонил телефон. На сей раз, вместо Боба Марли, это был Люк Причард, со своим «Always Where I Need To Be». Вытащив мобильник, Марк посмотрел на экран, и недовольно скривился. Звонил его босс – Анджела.

 


О ней можно было бы рассказать очень много, но давай я сделаю это при их личной встрече.
-Кто там? – поинтересовался Бобби, довольно потягивая пиво.
-Босс, чтоб ее! Сегодня моя смена, и я должен втюхать, как минимум один ионизатор воздуха какому-нибудь кретину.
-Так чо ей надо-то?
-Видимо она хочет узнать, когда я заеду за ним в офис.
-Давай, вали. Я тебе потом расскажу, на что я потратил твои двадцать пять баксов.
Хьюс злобно и громко захохотал. На секунду Марк уже было поднялся со стула, но в какой-то момент успел передумать, и вальяжно уселся обратно. Еще раз, глянув на экран телефона, он зажал «#», и отключил звук.
-Да, пошло все к черту! Давно пора найти другую работу. Давай еще по одной, скоро второй тайм!
Бобби молча пожал плечами, и лениво встал, чтобы налить еще по кружке. Марк оживленно жестикулировал, сопровождая просмотр футбола сотней ругательств. Им было весело: они пили, смеялись, рассказывали друг другу истории и чувствовали себя очень родными.
День, казалось бы, только начался, но наш Марк, сумел решиться на важный поступок – перестать заниматься тем, чему он не хочет продавать душу. Очень самонадеянно и не просто, зато честно. Достойно похвалы, я бы сказал.

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook