Книги

Читай-Room: «Ты никогда не будешь один». Часть 3

Опубликовано 31 июля 2015 в 17:58
0 0 0 0 0

В рамках новой рубрики TER «Читай-Room» мы публикуем отрывки рассказов независимых уральских авторов в нетронутом виде. Встречайте: «Ты никогда не будешь один», часть 3. Автор: Сергей Сивопляс.

Чему быть – то в любом случае придется пережить.

Сколько не раздумываю над этим, не могу дать однозначного ответа: что важней – либидо или сублимация? Не знаю, как у женщин, но у нас это так. Мы не можем совмещать, чтобы это не отразилось на качестве. И либо ты трахаешься сутками, как кролик, созидая в час по чайной ложке, либо берешь половой перерыв и вскрываешь колоду идей, чтобы увидели все.

Утро нашего Марка, после неудачно сложившегося вечера, началось с почты. В почтовый ящик, что стоял в паре метров от его дома, скинули целую дюжину конвертов и каких-то бумаг.

Вообще, не смотря на то, что на дворе двадцать первый век, Марк испытывает непреодолимую любовь ко всему осязаемому: книги вместо «pdf-файлов», бумажная корреспонденция заместо e-mail’a, живое общение в альтернативу «Facebook». Во всем этом, по его мнению, есть какой-то привкус романтики и материального величия.

-Сжав отчаянно кулачки, по миру идут хомячки! Вот такое незамысловатое стихотворение прислали нам радиослушатели, а главное непонятно, что бы это значило. Ну, да ладно! Еще раз с добрым утром вас, дорогие радиослушатели. И пусть оно начинается с Джо Дэссеном. Итак, «Joe Dassin», с одной из своих самых известных песен о улицах Париже «Les Champs-Elysees»

Марк стоял на кухне. По включенному радио шло какое-то утреннее шоу, периодически перекликающееся с музыкой. Теперь и оно подошло к концу. Он перебирал конверты один за другим: счет за дом, счет за электричество, счета из химчистки, счет за интернет, толстый конверт с рекламными буклетами, счета за телефон, письмо для матери, письмо для Марка.

Последний конверт был очень тонким, почти плоским. На лицевой стороне было красиво написано рукой: «For Mark Macias». Наш Марк выждал секундную паузу, и без лишнего волнения оторвал боковину конверта. Содержимое он не повредил. Оно представляло собой, сложенный вдвое листок цветной бумаги. Выловив его пальцами, он тотчас же его развернул.

«Попробуйте свои желания на вкус, мистер Макиас.

16:00, Парк-авеню 13

D.C.V»

Марк повертел цветной листок со всех сторон. Больше на нем ничего написано не было. Должно быть, очередная дурацкая рекламная рассылка, или таинственное приглашение на очередной flash-mob. Одним словом – чушь собачья. Он подошел к раковине, открыл дверцу под ней, и выкинул странное письмо в мусорное ведро.

Наш Марк достал сковороду из шкафа, два яйца из холодильника, бутылку масла, немного соли и паприки. Поставил сковороду, зажег плиту, плеснул немного масла, разбил скорлупу. Затем еще раз. Белок и желток тихонько затрещали, начиная равномерно затвердевать. Марк взял щепотку соли, затем щепотку молотого перца, и равномерно посыпал свой будущий завтрак. Настроение было голодное, не иначе.

Яичница с жидковатыми желтками была готова, Марк взял вилку, и начал есть ее прямиком из сковороды. Тефлон недовольно скрипел под столовым прибором. В это время Марк задумался над тем, как провести день. Учеба вышла на финишную прямую. В этом семестре оставалось сдать только квартет из дурацких экзаменов. Поэтому сейчас лучшим решением было — заняться собственным трудоустройством. С чего бы начать…

Думаю, мы все мечтаем о прекрасной работе. О том месте, где тебе будут платить десяток-другой тысяч за что-нибудь безумно креативное и нереально уникальное! Ха, ты только послушай себя! Ты уникален? Да, брось. Ты, я, Марк – мы просто люди, которые родились, выросли, открыли для себя мир, разочаровались, и уже решили, что конец света в 2012 — это не так уж и плохо. В какой-то момент, мы переоценили себя. Мы всего лишь живем в этом гребаном муравейнике! Поэтому, если хочешь заняться чем-то необычайно крутым, придется научить свое «Я» меньше выебываться. Может, тогда и допишешь уже свой рассказ; или картину; а может песню.

…Марк решил начать с Бобби Хьюса. Друг как ни как. Впрочем, он и так обещал помочь, а отказываться от этого было бы глупо. Наш Макиас почистил зубы, умылся, причесался, надел на себя все тоже самое, что и вчера, не считая еще одной пары носков и белой футболки под кофту. Вышел из дома, поймал такси, и вновь поехал до «Pot».

На сей раз, таксист был не настолько любезен, как Самби. Содрал восемь баксов и даже глазом не повел.

До Рождества была еще неделя с лишним, но Бобби со своей необъяснимой любовь к веселью и всякой чепухе, украсил свою конторку как подобает. Перемигивающаяся гирлянда по всему периметру входа, куски мишуры под окнами, омеловый венок на двери. Все бы ничего, да помимо этого и всяческих рождественских наклеек на стеклах рядом с “Pot” стоял снеговик. На голове у него был рождественский колпак, глаза и улыбка были из пивных пробок, к одной из веток-рук была привязана пустая бутылка из-под виски, а морковка была вставлена в нижний из снежных шаров. Проще говоря – играла роль снеговичьего члена.

Марк улыбнулся и покачал головой. В такие моменты Хьюс по-настоящему поднимал ему настроение.

Но все же, чтобы избавить друга от всевозможных проблем с полицией, он достал членорковь и поставил ее на подобающее для нее место. Теперь это был снеговик в лучших традициях рождественских сказок.

Наш Марк потоптался у входа, стряхивая снег с ног, и вошел.

Внутри Бобби тоже постарался. В дальнем углу вместо одного из столиков стояла ель, украшенная кучей блестящих шишек, звездочек, и прочими рождественскими штуками. На полу стояли маленькие коробки с подарками. По телику шли какие-то новости. Судя по непонятно-растущим зеленым и красным полоскам на экране – это была экономическая сводка.

Сам хозяин сего заведения стоял за барной стойкой в рождественском колпаке, легкой небритости, и несвойственной ему задумчивости. В руках он держал ручку, которой что-то записывал в блокноте, глядя на экран.

— Значит 2 грамма святому отцу, грамм моей сестре… О! Марк. Как твои дела?

Бобби оторвался от биржевых сводок, и, дурачась, помахал Марку рукой.

— Ну, привет, рождественский извращенец! Я-то в порядке, а вот снеговик, над которым ты издеваешься, может пожаловаться копам.

— Чо-то я не догоняю, о каком снеговике речь идёт? – Хьюс задумчиво почесал коротко-стриженный затылок.

-Бобби, ты совсем отсюда не вылезаешь? На улицу выйди. У тебя у входа стоит хренов снеговик, с приличного размера хренорковью! Я знал, что ты извращенец, но не настолько!

— Бл*дские дети! Я где-то час назад выходил и пинал их, под их маленькие жопы. У них там есть такой парень – Тони. Мать попойка, а он реально толкает марихуану, и это в свои одиннадцать лет! Это еще что, они тут своей бандой мне на прошлой недели стекло с запасного входа разбили, а я за это у Тони отобрал все, что у него было — грамма четыре, наверное. Сейчас решаю, как с ними поступить.

Бобби самодовольно улыбнулся и вновь уткнулся в листок.

Марк дошел до стойки, поймал взглядом светлую бутылку рома, что стояла за Хьюсом. Облизнулся. Затем хладнокровно расстегнул две верхние пуговицы теплой куртки, немного расстегнул замок, оголяя небритое горло и шею. Стащил шапку, положил ее на стойку, и недолго думая треснул Бобби прямиком по щеке. Да так, что кожа звонко чпокнула.

-Ты совсем долбанулся?! Сейчас наркота, завтра старые азиатки, а потом что? Силиконовые сиськи старых азиаток набитые герычем?

— Блин, погоди, Марк, а это не твоя ли бывшая за тем столиком сидит?

Бобби вытянул правую руку в сторону окна, привлекая вниманием Марка. Макиас повернулся в этом направлении и тут же получил сильный шлепок по щеке.

-Ах ты! — Марк болезненно потер ту часть щеки, по которой зарядил Хьюс. – Мне-то с чего? Не я же решил стать королем наркотрафика в нашем и без того прокуренном городище. Нахрена оно тебе?

Марк еще раз потер лицо, а затем окончательно расстегнул куртку и уселся на высокий барный стул. В заведении никого не было. И как только он повелся на этот трюк с «бывшей»?

— Какой еще король наркотрафика!? С четырьмя граммами я максимум король гейской вечеринки, состоящей из трех шестнадцатилетних подростков. Блять, Марк ты хренов скептик! Слышал что марихуана полезная?

-Тебе еще и маленьких неокрепших кисок подавай? Я тебе щас еще раз заряжу, причем с разбегу и по шарам! Марихуана полезна только когда ты хочешь напыхаться или кого-то напыхать, поэтому засунь себе ее туда, откуда ты через 5 лет будешь доставать героин в аэропорту!

Марк шмыгнул носом и недовольно посмотрел на Хьюса.

-Давай лучше налей чего-нибудь, а то я замерз малость. И плевать, что сейчас два часа! — потирая ладони, бросил Марк.

— Нет, ну нажираться-то днем — это конечно волшебно! Тебе «Jack Daniels» со льдом или на что-нибудь подороже меня раскрутишь?

Хьюс взял со стеллажа бутылку, несколько раз ее взболтнул, и со скрипом отвернул крышку. Из бутылки выпрыгнул насыщенный аромат. Пахло не то новогодней елью, не то возбуждённой девушкой, а может и возбужденной девушкой, сидящей на ели — словами не передать. Этот аромат амбре ласкал ноздри, и заставлял мозг работать быстрее, чем у прожженного наркомана в поисках дозы.

-О господи, пахнет, как мой освежитель воздуха в туалете, когда я смачно дважды спрысну! — Марк скривился, понюхав содержимое бутылки. — Давай чего-нибудь попроще, ты же знаешь, что я не ярый фанат вискаря. Что-нибудь типа вон той штуки, или той. А можешь вообще их смешать!

Марк затыкал пальцем в сторону барных стеллажей, как ребенок в магазине детских игрушек. «Та» и «Та» штуки были каким-то кислотным на вид джином, и неоткупоеренным «Jägermeister».

— Вкусы у тебя, как у проститутки, которая любит клубничные презервативы. Вдохни «Джэка»! Разве не чувствуешь запах страстной женщины?

Хьюс поднёс бутылку к носу Марка. В ответ на этот, Марк зажал нос пальцами и тяжело выдохнул ртом.

-А ты по-снобски выеживаешься. Прямо, как старый зажравшийся хрыщ, которому не дают молоденькие цыпы. Вообще, я захотел «Маргариту», причем чтобы было побольше лайма! – прогундел сквозь зажатый нос Марк.

— Оделся, главное, как пидор — джинсы вон в сапоги заправил и теперь «Маргаритку» ему подавай. Я ведь не пойду с тобой в сочельник в сауну, как договаривались – мало ли что!

Хьюс взял бутылку текилы, следом за ней ещё бутылку с каким-то странным содержимым. Повертев немного все это в руках, стал виртуозно подкидывать их, а затем смешивать алкоголь в шейкере. Не знаю, как он называется, да и если честно — это и не важно. В любом случае выглядело круто.

-Не в сапоги, а в завышенные кеды!

Но на реплику Марка Бобби не ответил, потому что был увлечен смешиванием. Вообще он любил это делать, да и как ты мог заметить, у него это не плохо получалось. Иначе откуда у него был бы свой азартный бар?!

Наш Марк частенько видел, как Хьюс делает коктейли, поэтому не стал следить за этим в очередной раз. Телевизор на стене перестал грузить экономическими графиками, и вместо этого начался выпуск обычных дневных новостей. Макиас заинтересованно повернулся к голубому экрану. Диктором была красивая молодая девушка, которая привлекала зрителей скорей своим декольте, нежели умением говорить.

«Сегодня в выпуск: в клиники обращается все больше жителей города. За последнюю неделю поступило свыше десятка пациентов с различными травмами и увечиями. В том числе есть мужчины и женщины оставшиеся без некоторых конечностей. Сами пострадавшие ссылаются на бытовые травмы и случайные случаи. Полиция в недоумении. ФБР начинает свое расследование! Несколько пострадавших доставлены в реанимацию. И с нами на связи наш специальный корреспондент из больницы Святого Антонио — Энн Ньюсэл…»

Марк оценивающе посмотрел на молоденькую корреспонденточку со светлыми волосами и лучезарной улыбкой. Неплоха, но видно, что работает не так давно. Многозначительно поиграв бровями, он повернулся обратно к Хьюсу. Тот как раз заканчивал с коктейлем.

-Что за хрень, Бобби? Либо мир продолжает катиться ко всем чертям, либо я чего-то не понимаю. Как думаешь?

— Все это я называю мистикой. Вообще напоминает какие-то сектантские ритуалы. А почему сами пострадавшие то ничего не рассказывают? Я вот этого не понимаю.

-Может, продают пальцы и ноги на черном рынке или строят огромного мясного зомби, которому дружно будут поклоняться. Не знаю, сейчас вообще много странностей происходит. Вот ты бы отдал кусок себя за исполнение любого желания?

На сей раз Марк дружелюбно улыбнулся, глядя на озадаченного темой беседы друга-бармена, который уже перестал трясти шейкером и подставил пустой стакан.

— Знаешь, Марки, я уже как-то отдал часть себя. Расскажу-ка я тебе трагическую историю, которая случилась со мной два года назад. Помнишь Ибрагима — еврея который золото ходил продавал?

-Погоди-погоди, ты налей сначала! — Марк настойчиво ткнул пальцем в барную стойку и с интересом стал ждать истории. – Ну, помню, и что?

Бобби, воспользовавшись моментом, всё-таки налил «Jack Daniels» Марку в стакан и, деловито потянувшись, продолжил.

— У Ибрагима была жена, но вопреки всем обычаям, та ещё шлюшка. К слову, она как-то сидела у меня в баре, и я её по-тихому напаивал — ну чтобы попробовать, как у них оно там. Правда в итоге она заблевала пол-бара, и у меня была активная половая жизнь — с тряпкой.

Хьюс захохотал над собственной шуткой. Лицо Марка лишь искривилось в непонимающей улыбке.

— Ну, это не суть! Жена Ибрагима, черт бы побрал, как её звали…Иона.. Лиона..

-Бобби, твою ж! Не тяни, продолжай давай!

— Ладно. Его жена как-то чпокалась с нигером из овощного магазина, прямиком в доме у Ибрагима. Ну, у старого еврея, конечно же, случился культурный шок, и он прибежал ко мне. Я ему налил, потом налил себе, затем снова налил, потом достал абсент, после сам выпил, и пошло-поехало. Помню лишь зелёные отрывки: как я говорил, что она сука, что я ради Ибрагима на всё — ведь он мой брат. Еще помню, как мы курнули с ним немного какой-то дури, а потом я достал свой член, взял в руки нож и сказал, что это ради Ибрагима.

Марк захохотал, давясь собственным смехом.

-Марк, не ржи, как конь! В итоге я промазал и отрезал кусок мяса на большом пальце.

Марк отпил из стакана, и продолжил заливаться хохотом, поэтому даже не заметил подмены. «Джэк» оказался, впрочем, не так плох на вкус, сколько был противен на запах.

-Мораль твоего рассказа такова: связался с евреем — обрезанного конца не избежать!

Наш Марк вновь захохотал, попутно заливая в себя очередную порцию виски. Обстановка вновь стала домашней, уютной и до безумия теплой.

— Слушай, Марк, я что подумал. Помнишь, ты хотел немного, или даже много подзаработать?

-Так я вообще за этим так-то и пришел! Это ты тут со своей наркотой, вонючим бухлом, и евреями. Что предложишь?

Марк залпом осушил остатки стакана, и с удовольствием шикнув, поднял взгляд на Бобби.

— Что-то мне внутренний голос подсказывает, будто ты наркоту не хочешь продавать? – спросил Хьюс.

-Неа, вообще никак. Ты вроде что-то говорил о каком-то знакомом в газетенке или журнале? Вот это работа по мне.

— Ну, вот как раз моему знакомому и нужно немного марихуанки чтобы творить. Я сказал, что ты её привезёшь, и вы всё обсудите, по душам поговорите, так сказать. Там какое-то перспективное предложенице, вроде как. Парня, кстати, зовут почти как твою бывшую подружку.

-Лэйла? Полли? Мэй? Или его зовут Фист? Если ты конечно о той, что во влагалище влезала вся моя пятерня. Ба-ха-ха!

Марк вновь засмеялся, но на сей раз над своей шуткой. Не так громко, как до этого, но с неменьшим удовольствием.

— Вся твоя пятерня и пятилетней девочке залезет во влагалище! В общем, так, Марк. Его зовут Рэй и живёт он на Парк-авеню. Не то десятый, не то двадцатый дом. Не суть важно. Встретитесь с ним в самом парке, на входе. Он выглядит на сорок, должен быть в шапке и пуховике. Усек? Держи пакетик травы и едь давай к нему!

Бобби достал из-под прилавка полиэтиленовый сверток и замаячил им перед Марком.

-О боже! Опять ты о неокрепших кисках, остановись! — Марк ужасно скривился. — Может мне еще пиццу и пиво ему привести? Что за хрень?!

— Ты хочешь найти работу или нет? Хватит капризничать, держи пакет и вали отсюда!

Хьюс всунул пакетик Марку в руку, и крепко сжал ее в кулак, прямо как в дешёвых американских боевиках.

-Я верю в тебя, Марк! — прокричал на весь «Pot» Бобби

Марк тяжело вздохнул. Посмотрел на сжатый кулак, почувствовал рассыпчатость содержимого пакета, посмотрел на сально-улыбающегося Хьюса, и, плюнув на все, одернул руку. Пакетик с нелегальным содержимым легко упал во внутренний карман распахнутой куртки.

-Если меня посадят, мудила, то первым, из кого я сделаю петуха, будешь ты.

Наш Марк застегнул куртку, взял со стойки шапку, и, показав средний палец Бобби, вышел из «Pot» не попрощавшись.

Отчаянные времена требуют нетривиальных, а иногда и нелегальных мер.

Не знаю как ты, но в какой-то момент своей жизни, я думал о том, что бы сделать своим будущим призванием, что-нибудь аморальное и бесчестное. Проще говоря — я думал о том, чтобы попробовать стать одним из очаровательных мерзавцев, на которых клюют роковые красотки в коктейльных платьях. Негодяев, у которых всегда есть толстенные пачки долларов. Негодяев, чью жизнь с трудом можно назвать скучной.

Но, безусловно, в моей голове все это поселилось не просто так, а после всевозможных авантюрных произведений искусства: романов Яна Флеминга, фильмов Скорсезе и им подобных. На самом деле, такая жизнь не по мне. А все потому, что деятели искусства создают лишь прекрасные образы. Наблюдать интересно – а вот пробовать не каждый решится. В реальной жизни, Гордон Гекко – это Березовский, который хренову тучу лет прячется в Великобритании. Дэнни Оушен – прекрасно заретушированная версия Чичваркина, который повинен или ошибочно повинен во всех человеческих грехах. Продолжать можно и дальше, но думаю, ты не дурак, и сам легко проводишь параллели.

Недобропорядочная и легкая жизнь безумно манит, но вместе с тем, мало что хорошего сулит. Именно поэтому я найду способ, чтобы все-таки встать авангардом среди второсортных писателей или перейти в разряд маломальски крутых журналистов. Стащить чужой хлеб может каждый, а вот засеять поле пшеницей и терпеливо дождаться урожая сможем только ты и я. Ты – поскольку я верю, что ты не так уж и плох. И я – потому что я решил начать историю о Марке.

Что же до самого Марка — видимо у него не осталось вариантов. Ну, или он просто решил подергать судьбу за яйца.

***

Погода неумолимо продолжала портиться. Снега намело почти по колено, и с каждой минутой становилось все больше и больше. Снегоуборочная машина, которая чинно ездила туда-сюда по Парк-авеню, не справлялась со своей работой. Зато ее водитель с улыбкой слушал радиоприемник, стоящий за приборной панелью, тихонько переключая какие-то рычаги. В кабине было тепло, поэтому его можно понять. Да и вообще, откуда взяться рабочему настроению, когда до Рождества всего ничего. Неделя – это так мало.

Марк стоял в паре метров от входа в парк. Ему было безумно холодно, и даже закутавшись в пуховую куртку, шапку и варежки он продолжал замерзать. В зиме, конечно, есть свое очарование, но когда оно знает температурные границы.

Он в очередной раз переминулся с ноги на ногу и даже судорожно подпрыгнул. Люди вокруг него куда-то торопились, тащились с сумками, ехали в автомобилях. Да даже тот самый снегоуборщик был занят своим делом. Наш Марк же просто ждал встречи, которая казалась ему бессмысленной и не такой уж важной. Да вот только судьба(или во что ты там веришь), запланировала все иначе. Для Марка Макиаса начинался урок, которому он будет благодарен до самых седых волос.

Прямиком у дороги сидел бродяга в старом замызганном пальто и безразмерной шапке. Он настолько продрог, что жестяная чашка в его руках неумолимо дрожала. В ней звенела какая-то мелочь. Но это были не просто подачки милосердных – это было медное восхищение его голосу.

Oh! The weather outside is frightful
But the fire is so delightful…

Старик звучал хрипловатым баритоном, с искренним удовольствием, закрывая глаза. Растягивая каждое окончание. Он пел, и из его промерзшего горла доносилась настоящая музыка. Ей бы позавидовал любой современный молокосос, клипы которого входят в ротацию «MTV» на пару дней.

And since we’ve no place to go
Let it snow, let it snow…let it sno-o-o-w.2

Он вновь гортанно протянул, а затем глухо и мокротно закашлял в рукав. Скорей всего он был болен, и скорей всего это была не легкая простуда. За то время, пока он пел очередной куплет, ему в чашку упало еще пару четвертаков.

Марк наблюдал за стариком уже около десяти минут, но все-таки решился. Он снял варежки, потер друг об друга руки и подошел к старику.

— Вы прекрасно поете, спасибо вам, — обратился Макиас к старику.

-Нет, это не мне спасибо. Поблагодарите лучше Господа Бога за то, что у меня хотя бы остался голос. Иначе бы я был истинно-нищим.

Он улыбнулся, как мог, и из-под густой седой щетины выглянули, желтые зубы. Марк замер в удивлении. Неужели лишенный даже простейших благ человек, способен еще чему-то радоваться. Хотя бы тому, что у него есть возможность просто спеть рождественскую песню. Поразительно.

— Знаете, кто бы, что не говорил о том, как важна духовность – счастье голодным быть не может.

Марк тяжело выдохнул паром и расстегнул пуховик. Правая рука нырнула во внутренний карман. Стараясь не сильно шевелить пакетик, который ему вручил Бобби, он решил переложить его в карман, что находился пониже. После этих манипуляций, наш Марк вновь опустил руку в карман и вытащил оттуда бумажник. В складках портмоне оказалось двадцатка и несколько купюр по баксу. Не долго думая, он достал купюру с Эндрю Джексоном, и положил ее в жестяную кружку.

-С наступающим Рождеством.

Наш Макиас тоскливо улыбнулся. Старик тоже ответил улыбкой, но не произнес, ни слова. Вместо этого он откашлялся, и затянул новую песню.

I feel it in my fingers

I feel it in my toe-e-s.

Christmas is all around me

And so the feeling gro-o-ws…

Откуда нищий может знать кавер на группу «Wet Wet Wet»? Марк задумчиво зашагал на прежнее место. К его удивлению, там стоял неизвестный мужчина в длинном белом пуховике и туго натянутой на глаза шапке. Казалось, что он кого-то ждет, причем кого-то с чем-то нелегальным. Набравшись внутренней смелости Макиса подошел к незнакомцу.

-Вы – Рэй? – все равно неуверенно спросил наш Марк.

-Тише, парень, без имен. Принес?

-Да.

Марк в очередной раз полез во внутренний карман и, сжав в кулак мини-посылку Хьюстона, вытащил руку.

-Бобби сказал, что…

-Давай сюда товар! – чуть повысив голос, прервал Марка незнакомец.

Марк, не ожидая такого отношения к себе, не раздумывая протянул руку с наркотиками Рэю. Тот резко выхватил его из руки Макиаса, и, развернувшись, засеменил в непонятном направлении.

-Эй! Э-э-эй! Рэй, стой, Бобби сказал, что мы поговорим! – прокричал на весь Парк-Авеню Марк.

Сегодняшняя надежда Марка ускользнула у него прямо из-под носа, прихватив с собой дюжину грамм легких наркотиков. Он тихо чертыхнулся и гневно ударил кулаком об кулак.

You know I love Christmas, I always will,
My mind’s made up, the way that I feel…

Старик в пальто продолжал с удовольствием надрывать голос.

-Не самый удачный день?

Марк обернулся, думаю, что к нему обращается тот самый нищий, но голос был абсолютно другим. Более приятным, спокойным, в конце концов уверенным.

-Что, простите? – наш Макиас обернулся, бросив вопрос в воздух.

Прямиком за его спиной стоял невысокого роста мужчина. Он был одет в достаточно короткое пальто, из-под которого выглядывали темные джинсы, упирающиеся в серые замшевые туфли. Вокруг шеи был замотан огромный шарф, скрывающий все, что было ниже подбородка. Голова была подстрижена на манер стильного ежика, длиной в несколько миллиметров. Прямые виски уходили в трехдневную щетину. На глазах у него были одеты очки с прозрачными круглыми линзами. Аристократичную картинку дополняла самоуверенная улыбка.

— Я предположил, что сегодня не самый успешный из твоих дней, не так ли?

Мужчина сделал несколько шагов навстречу и все также с улыбкой, посмотрел прямиком Марку в глаза. Почему-то этот взгляд не испугал нашего Макиаса, а наоборот – сумел вселить необъяснимое доверие.

There’s no beginning there’ll be no end,
Cuz on Christmas, you can depend.

-Да, пожалуй да. – доверчиво ответил Марк, — А мы знакомы?

-Вряд ли мы с вами когда-то виделись раньше, но сегодня как раз тот день, когда нам придется познакомиться, мистер Макиас.

-Откуда вы…

-Меня зовут Сэмюэль, и я все-таки настаиваю на своем приглашении, Марк.

-Постойте! Приглашение куда?

-Там, где желания стоят дороже жизни.

Сэмюэль протянул открытую ладонь. Продолжая недоумевать, наш Марк помедлил, но все же, пожал протянутую руку. Незнакомец вновь искренне улыбнулся. По-крайней мере так казалось. Очередная неожиданность обычного дня Марка Макиаса.

В его жизни произошла одна из самых важных, а в последствии и поучительных встреч. Нам с вами втроем предстоит пережить еще много чего. А пока – зима заносит наши маленькие, с тобою, города.

 

И это последняя часть рассказа Сергея в рамках «Читай-Room». Ждите новые рассказы в следующую пятницу и присылайте свои истории на ekb@urbanrooms.ru – мы обязательно опубликуем всё с указанием автора.

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook