Город

«Что нам стоит парк построить»: 8 книг про общественные пространства

Опубликовано 17 февраля в 16:24
0 0 0 0 0

16 февраля в онлайн-школе Vector вышел курс Института «Стрелка» «Как создать успешное общественное пространство», из которого в том числе можно будет узнать, как прогнозировать жизнь новых мест и их влияние на район и сообщество. А вот список главных книг, по теории и методикам управления общественными пространствами, составленный специалистом бюро Project for Public Spaces (PPS) и выпускницей «Стрелки» Анной Сиприковой.

ДЖЕЙН ДЖЕКОБС «СМЕРТЬ И ЖИЗНЬ БОЛЬШИХ АМЕРИКАНСКИХ ГОРОДОВ»
Новое издательство, 2011

В 1960 году Кевин Линч опубликовал книгу «Образ города», в которой представлено эмпирическое исследование того, как человек воспринимает городскую среду. На примере Бостона, Джерси и Лос-Анджелеса автор попытался понять, как люди ориентируются в пространстве, считывают его информацию. Немало внимания Линч уделил проблеме автомобилизации городов. Именно этот труд повлиял на книгу, вышедшую годом позже. «Смерть и жизнь больших американских городов» Джейн Джекобс посвящена именно общественным пространствам — тротуарам, паркам, дворам и площадям. Вероятно, своей популярностью она во многом обязана не только комплексному разбору принципов функционирования города, но и так называемому Jane Jacobs moment — ощущению, которое переживает каждый активный гражданин, защищая родной район от угрожающей застройки. На теории и философии Джекобс основаны современные урбанистические компании, активистские движения и консалтинговые бюро, однако стоит воспринимать её труды комплексно и понимать контекст, в котором эта книга появилась: борьба жителя среднего класса и креативной профессии с бюрократической машиной в лице чиновника Роберта Мозеса.

YdHCwARYlkg

ЯН ГЕЙЛ «ГОРОДА ДЛЯ ЛЮДЕЙ» И HOW TO STUDY PUBLIC LIFE
Альпина Паблишер, 2012; Island Press, 2013

Датчанин Ян Гейл, находясь по другую сторону Атлантики, занялся исследованием жизни городов в то же время, что и Джейн Джекобс и Уильям Уайт. Будучи архитектором, он провёл множество исследований и сформулировал свой подход к изучению общественных пространств, получивший название Public Life Study. Гейл считается отцом европейской велосипедизации и неоднократно выступал с лекциями-консультациями в России. Если «Города для людей» — это собрание успешных кейсов, с которыми довелось работать бюро Gehl Architects, то How to Study Public Life — это общая методология, основанная на 50-летнем опыте архитектора.

2ZXOgeKHM394Wceyb7XJCyIfCG2Txf9Q

СЕТА ЛОУ «ПЛАСА: ПОЛИТИКА ОБЩЕСТВЕННОГО ПРОСТРАНСТВА И КУЛЬТУРЫ»
Strelka Press, 2016

Книга антрополога Сеты Лоу получилась практически случайно: жаль было оставлять пылиться в архивах двадцатилетний опыт наблюдения за общественными пространствами в Центральной Америке. «Пласу» важно прочитать для того, чтобы понимать, как академическое этнографическое исследование может вплетаться в государственную политику и законодательство, как оно становится мультидисциплинарным и выявляет предрассудки, стереотипы и местную культуру. Кроме того, Лоу выступает против универсального дизайна, который стирает местный колорит и делает общественные пространства по всему миру скучными и однообразными.

_X4lO1Uw4h0

ХАННА АРЕНДТ «VITA ACTIVA, ИЛИ О ДЕЯТЕЛЬНОЙ ЖИЗНИ»
Алетейя, 2000

А это книга для тех кто, хочет докопаться до истоков и узнать, кому градостроители обязаны понятием « публичное пространство». У Арендт оно включает метафизическое пространство — политику, экономику, власть, бытие, будущее и прошлое. Труд немецко-американского философа убеждает: без комплексного осмысления городской среды невозможно создать качественный и работающий дизайн.

qKMr4Eriyns

РЭЙ ОЛЬДЕНБУРГ «ТРЕТЬЕ МЕСТО: КАФЕ, КОФЕЙНИ, КНИЖНЫЕ МАГАЗИНЫ, БАРЫ, САЛОНЫ КРАСОТЫ И ДРУГИЕ МЕСТА „ТУСОВОК“ КАК ФУНДАМЕНТ СООБЩЕСТВА»
Новое литературное обозрение, 2014

Именно Ольденбургу принадлежит авторство термина «третье место». Если коротко: людям нужны приятные места, чтобы знакомиться, общаться и обмениваться новостями. Если дом считать первым местом, работу — вторым, то третьим становятся все те пространства, где горожанин может встретить знакомых и близких друзей и провести время вне семейных или трудовых обязанностей. Чаще всего «третьими» становятся кафе, пабы, бары, но иногда в их разряд попадают парки и пешеходные улицы. По мнению исследователя, общественное пространство не работает в изоляции, активный периметр — его неотъемлемый компонент. Так, если на периметре находятся коворкинг, книжный магазин, культурный центр, музей или библиотека, есть гораздо больше шансов, что общественное пространство будет посещаемым, а мероприятия будут связаны с окружающими его институциями.

IIFgtO4cVqM

БОРИС ГРОЙС «ПУБЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО: ОТ ПУСТОТЫ К ПАРАДОКСУ»
Strelka Press, 2012

Как архитектору проектировать «пустоту», которую, по сути, представляет собой публичное пространство? Пустота — это пробелы и между зданиями, и над ними, которые, не имея чёткой формы, расползаются повсюду. Борис Гройс утверждает, что архитектор должен стать антиархитектором, построив нечто цельное, но при этом открытое. Ведь современное публичное пространство уже вышло за рамки архитектуры и определяется медиа и туризмом. Только учитывая это, человеку удастся воссоздать пространство, конструирующее общественную жизнь.

w0aFCNuLsyQ

ИЛЬЯ УТЕХИН «МЕСТО ДЕЙСТВИЯ: ПУБЛИЧНОСТЬ И РИТУАЛ В ПРОСТРАНСТВЕ ПОСТСОВЕТСКОГО ГОРОДА»
Сборник Strelka Press, 2013

Это короткое эссе о том, как запрограммированное на подчинение и порядок советское пространство переживает трансформацию: теперь можно сидеть на газонах, передвигать скамейки, есть, обниматься и целоваться, не боясь порицания и косых взглядов. Несмотря на такое обновление, некоторые ритуалы и порядки оказываются практически неискоренимыми: на площадях продолжает гореть Вечный огонь, а молодожёны по-прежнему фотографируются у могилы неизвестного солдата.

8LA2_KElg30

ВЯЧЕСЛАВ ГЛАЗЫЧЕВ «ГОРОДСКАЯ СРЕДА. ТЕХНОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ: НАСТОЛЬНАЯ КНИГА»
Издательство Ладья, 1995

Глазычеву читатели обязаны не только переводом важных книг по урбанистике на русский язык, но и новым для России взглядом на исследование городской среды. Во-первых, он утверждал, что само городское существование невозможно без наполненных людьми общественных пространств. Если людей нет, значит нет и сообществ, и, следовательно, это не город со всеми его положительными факторами (социальный капитал, инновации, связи), а агломерация псевдогородских районов. Во-вторых, Глазычев предлагал анализировать городские пространства через различные объекты: ими могут быть и городская мебель, и объявления на столбах, и афиши в переходах, и мусор на улицах. При сочетании нескольких объектов задаются рамки и понятный вектор исследования, а значит выводы становятся очевиднее.

BZ0B4JLOVFk

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook