Общество

Глава 6. Секс, наркотики и рок-н-ролл

Опубликовано 17 марта 2015 в 21:19
0 0 0 0 0

Содержание:

1 глава. Предисловие. Начинаем по-лёгкому
2 глава. Про тайский массаж, видеочат и разврат
3 глава. В стиле 90-х
4 глава. Другая жизнь
5 глава. Почти разврат

Ознакомиться со всей историей в одной публикации можно по ссылке

Глава 6. Секс, наркотики и рок-н-ролл

По прошествии некоторого времени позвонил Антоха и сказал, что девочки есть, можно ехать.

Памятуя о том, что и в прошлый раз были «девочки, которые дают», просто они были недостаточно пьяны, для того, чтобы увезти их, как дрова, Степа взял с собой «тапки». Основной причиной, почему девочки, которые «трахаются за бутылку», не едут работать в большой город, является страх. Страх неизвестности, разговоры о сексуальном рабстве, страх за свою жизнь. В родных городах они всех знают, пускай и живут в нищете и позоре, зато им привычно. Поэтому мы решили просто сажать таких девиц в машину и пусть в городе решают – быть или не быть.

Вновь арендована машина. На Степиной старой можно было только по городу ездить, и то, особо далеко не уедешь. Да и номера машины, в данном случае, «светить» не хотелось. Ехали мы на двух машинах, т.к. девочек пообещали много. Я взяла с собой своего давнего знакомого вторым водителем и несколько симпатичных молодых людей, чтобы проще было уговаривать девушек.

Нас встречала старая компания. Предстояло ехать в еще более глухую деревню. Кристина вновь отправилась с нами. Всем нам предстояла попытка номер два. Но перед поездкой нас познакомили с девочкой Дианой.

tumblr_mue7rrHa9u1r3wdkfo1_r1_1280-1

 

Диана

Когда она села к нам в машину, я поразилась тому, как красива оказалась эта неухоженная девочка, собиравшаяся стать проституткой. У нее было аккуратное правильное личико, веснушки и совершенно прозрачные голубые глаза.

Ей было 19 лет, но, как оказалось, она уже работала. В городе заводов с голубыми закатами её закрыли в загородном доме. Хозяин кавказской национальности не платил девочкам денег и не выпускал со двора. Бывало, избивал и Диана с трудом смогла сбежать от него. У нас девочка согласилась работать, так как Антона она знала хорошо, и он клятвенно обещал, что с ней ничего не случится.

Жертва проституции уже жила одна, в доме, доставшемся ей от родителей, которые давно умерли. Её пыталась воспитывать старшая сестра, которая была готова полностью обеспечивать младшую, и даже забрать жить к себе и к мужу, лишь бы та не делала глупостей. Но попа Дианы уже давно стремилась к приключениям и успешно их находила.

Живя в гражданском браке с лицом неизвестной национальности, Диана умудрялась ездить на местную «зону» и обслуживать заключенных за «кому, сколько не жалко». Теперь, едва услышав, сколько будет иметь за час, она согласилась зарабатывать деньги для нас. Оставив недовольную Кристину сторожить новую девочку, мы поехали в деревню.

Знакомые Антона объяснили нам, как ехать и рассказали, что в деревне живут на чердаке две детдомовские девочки, сёстры. С чердака пока не гонят, но сейчас лето и где жить зимой – непонятно. Так что другого выхода у них нет.

Приехав в эту деревню, мы спросили первых попавшихся прохожих: не знают ли они, где девочки, которые живут на чердаке? Нас попросили немного подождать и, минут через 10 привели к нам это существо. Мы со Степой были в ужасе. Почувствовав себя охотниками за крокодилами, пришлось признать, что на безрыбье и рак рыба. Переговоры начались.

original-42b4b3ac9fdc9d525eaa73cb3e6658eb-

Соня

Каждый из вас, хотя бы по телевизору или на картинке в журнале, видел негритянку. Такой была Соня, вернее таким было строение ее лица, только с белой кожей. Фигура у неё была великолепная, но тогда, в нашу первую встречу, этого не было видно. Она одета в какие-то лохмотья, а на ногах были резиновые галоши. Голову ореолом украшал непонятного цвета пух.

Это чудо село к нам в машину. Разговаривала Соня басом, а мы со Степой старались сохранить спокойное выражение лица. Я рассказывала Соне об отдельной квартире, в которой она будет жить. О хорошем муже, которого она себе со временем найдет. О будущих детях, которые достойны лучшей жизни, чем та, которую Соня может предложить им сейчас.

У каждого человека есть свое слабое место. У Сони мы тоже его нашли. Мы попали в точку, и Соня приняла решение поехать с нами, как вдруг раздался пронзительный вопль:

— Сонька, дура! Быстро выйди из машины. Тебе что жить надоело?!

Нам навстречу бежало лохматое существо женского пола, ноги которого были в два раза короче туловища.

«Город мутантов», — подумалось мне

— Они тебя убьют или в Турцию продадут!

Мы со Степой переглянулись. Видимо, Соня была местным эталоном красоты.

Но ни один турок в здравом уме этого бы не оценил. Я заметила, как неуловимо поменялось выражение Сонькиного лица. Бочком-бочком, она пыталась незаметно выскочить из машины.

— Блокируй двери! – шепотом скомандовала я Степе. Раздался глухой щелчок. — Газуй!

tumblr_momcpmpwRl1r3wdkfo1_1280

Мы стремительно тронулись с места. Щебень взметнулся из-под колес, обдавая толпу, которая скопилась вокруг нашего автомобиля. Лицо Сони побелело. Она поняла, что назад дороги нет, но молчала.

Мы ехали по трассе. Темнело. Только спустя полчаса мы поняли, что за нами не будет никакой погони. Мы расслабились, как вдруг раздался хлопок. Оказалось, пробили колесо. Степа достал запаску, начал менять и я боялась, что Соня сбежит. Но она только молча сидела, видимо, смирившись со своей участью.

Разделавшись с колесом, мы поехали дальше. В доме, мимо которого мы должны были вскоре проехать, жила мадам, обслуживающая всех проезжающих желающих. Там же отоваривались местные деревенские мужики. Это была единственная проститутка на пять или шесть деревень. Местная достопримечательность. Её сдали местные бабы, по вполне понятным причинам.

Вскоре мы были на месте. Стекла в машине слегка тонированные, к тому же вечер, и нас с Соней не было видно. Степа вышел из машины и постучал в ворота. Через несколько минут вышла заспанная неряшливая женщина (девушкой её назвать язык бы не повернулся) и, обменявшись со Степой парой слов, направилась с ним к машине. Женщине оказалось 20 лет.

Nate_Walton-17

Света

Я стала действовать по старой схеме — золотые горы и бриллиантовые берега. Но, глядя на то, как «девушка» Света нетерпеливо ерзает по сиденью, пытаясь как можно быстрее покинуть салон, я, наконец, спросила:

— Так ты едешь или нет?
— Да не. Не щас. Может, потом. Наверное, нет.
— Так, всё, пошла на х**, — я решила сменить тактику. — Нахер не хочу время на тебя тратить. Не хочешь ехать, не надо. Пошла вон из машины, ходи всю жизнь в галошах, меси говно и еб**сь за бутылку водки. Я таких как ты пачками вожу и все довольны.

Я увидела, как Света засомневалась в своем первоначальном решении, и мысленно отпраздновала свою победу.

— Можно документы и вещи взять?
— У тебя есть 10 минут. Время пошло. Если тебя не будет, мы уезжаем.

Ровно через 10 минут она села в машину и мы поехали дальше. На выезде нас ждал водитель с машиной, в которой спали Диана и Кристина. Мы вытащили Соню и пересадили её к девочкам. Соня все делала молча и покорно. В городе Кристина должна была снять для них квартиру посуточно и ждать нас.

tumblr-mf1xeeGgOb1r3wdkfo1-1280

Отправив машину, мы со Степой решили отпраздновать это дело и сходить на местную дискотеку. Наши деревенские друзья пили, купленную нами водку в снятом пионерском домике. Кто-то уже спал, кто-то ждал нас, как извозчиков, чтобы попасть домой. Утром нужно было снова ехать в соседнюю деревню. Я боялась, что Степа проспит, но он заверил меня, что у него с собой есть чудесное зелье, которое не даст нам ни заснуть, не проспать.

Он дал мне половину зеленой таблетки, целую съел сам. Именно съел. Таблетка была ужасно горькая, но он ее старательно жевал. Я запила свою бутылочкой Колы. Степа поехал развозить бодрствующих по домам. Его не было очень долго, мобильник не ловил связь. Выйдя на дорогу, поближе в вышке, я стала дозваниваться снова и снова. Трубку никто не брал. Паника в моей голове нарастала. Вдруг раздалась бодрая электронная тема известного диджея на моем телефоне.

— Алло, — вскричала я в трубку. – Степа, ты где?
— Здравствуй, милая, — раздался Степин голос. – Здравствуй, солнышко. Не волнуйся, у меня все хорошо. У меня забрали права, еду к тебе.
— Как забрали? За что? Ты понимаешь, что мы находимся в 400 километрах от города?- но в трубке уже звучали гудки отбоя.

Степа приехал ничуть не расстроенный. Он находился в какой-то странной эйфории. Он спросил меня, как я себя чувствую, я ответила, что как всегда. Он очень удивился и дал мне вторую половину таблетки.

248af9a525c83502771697bc6e2ec301

— Степ, а что с правами?
— Да ничего. Пошел на обгон по встречке, превысил скорость и не затормозил на знаке «стоп». А там мусора в кустах стояли, ну и, опа, иди сюда, родной. В трубочку дышал. Ничего не показало. Они, слава богу, не поняли, что я обожранный. У них здесь такого нет. А то бы и машину забрали.
— И что мы делать будем?
— Танцевать, — нежно промурлыкал Степа. – А с этим завтра разберемся.

На дискотеке мы танцевали, как ненормальные. Диджей поставил диск, который мы вытащили из своей магнитолы. Такого драма в этой деревне ещё не слышали. Нам казалось, что все танцуют в такт с нашей музыкой. На улице стоял зеленый май и внезапный снегопад казался мне галлюцинацией.

Снег летел в лобовое стекло тяжелыми белыми хлопьями. Я смотрела и смотрела на них, летящих бесконечной вселенной, и меня окутывало огромное, горячее счастье. Чем больше я смотрела, тем ярче становились салюты, падающие в лобовое стекло. Огромные, красные, зеленые и голубые. За ними было не видно дороги, они падали и взрывались в такт музыке из динамиков.

— Степа, ты видишь это?
— Блин, не говори мне об этом, а то мы врежемся, — произнес Степа, проследив направление моего взгляда.

Вернувшись в домик, мы попытались заснуть. Я очень хотела спать, но было такое ощущение, что в глаза встроены пружинки, которые их открывают. Меня очень отвлекала люстра, которая танцевала с лунными квадратами на потолке, в такт музыке Снуп Дога, тихонько лившейся из центра. Казалось, у нас был секс, но он был где-то наравне с этой музыкой. Он был далеко, но я все еще слышала его отголоски в своем теле.

0_d76ef_1f5ba338_orig

— Ты не можешь уснуть? – догадался вдруг Степа.
— На потолке дискотека, ты видишь? Не смейся, я не могу отвлечься от этого.
— Выключи музыку и постарайся залипнуть на чем-нибудь, не заметишь, как уснешь, — посоветовал Степа.

Выключив музыку, я легла, и поймала взглядом электронные часы на музыкальном центре. В том, как они вспыхивали и гасли, была своя невидимая музыка.

Проснувшись от жара сонного тела рядом со мной и от холода, который окутывал нас снаружи, я увидела Стёпин взгляд. Он смотрел на и улыбался:

— Как дела, милая моя? – спросил он, обнимая меня.

Взгляд упал на пейзаж за окном. На улице лежали пушистые зимние сугробы, сквозь которые пробивались стрелки свежей зеленой травы. С еловой лапы взлетела птица, потревожив, скопившийся за ночь снег и он, кружась и переливаясь, летел вниз. Это было, как продолжение вчерашних, нереальных ощущений.

— Степ, ты видишь то же самое?
— Да, — засмеялся он. – Не заморачивайся. Есть более интересные занятия.

Я почувствовала его горячую ладонь у себя между ног и поняла, что секс все-таки был

В обед приехали в ГАИ. Застали там одинокую молодую девочку, которая при виде Степиной улыбки отдала ему права за 300 рублей.

05-jk3_ar

Очередная поездка в дальнюю деревню. Результат – везем ещё двух страшненьких девочек, вытащенных с деревенской групповухи, в наш многострадальный пионерский лагерь. Нам обещали ещё одну – последнюю. Уже почти ночь, время в разъездах летит быстро. Только мы пришвартовались к лагерю, как вдруг девочки начинают сомневаться. Мальчики пускают в ход все свое обаяние и остатки водки.

У Степы дрожат руки. Он уже несколько суток за рулем. Мы оба на «излете», после вчерашних наркотиков. Подъезжаем к деревянному двухэтажному дому, ждем, когда нам позовут девочку. У меня слипаются глаза. Курю сигарету за сигаретой, чтобы не заснуть и всё время хочется пить.

— Э, ребята, нет ее дома.
— Когда будет?
— Да х** её знает!

Мы решаем ехать домой. У нас есть еще две девочки, нужно увезти их. Степа говорит по телефону.

— Твою мать! Когда?! Ща приеду, — Стёпа смотрит на меня, — эти шалавы съе**сь.
— Вот твою мать! – говорю я.

Мы едем по той единственной дороге, которая лежит из лагеря к жилым домам. Справа густой лес, а слева огромное бесконечное кладбище. На улице уже далеко за полночь. Девочек нигде нет. Вернувшись в лагерь, мы пытаемся разобраться в ситуации. Все пьяны и никто не может толком ничего объяснить. Степа разъярен:

Вы можете мне объяснить, что можно такого сделать двум шлюхам, которых трахают толпой по десять человек, чтобы они свалили ночью через кладбище?

Нам что-то пытаются объяснить, но, судя по невменяемости рассказчика, вопрос наш останется без ответа. Мы тут же собираемся в дорогу и в машине я выключаюсь. Утром машина была припаркована у придорожного кафе. Степа и остальные спят мертвым сном. Нас ждут девочки, а деньги за квартиру капают посуточно, ещё мы платим Кристине, за то, что она с ними возится. Компьютер в моей голове подсчитывает набежавшую сумму и мы едем дальше. Вот и родной пост ГАИ, при въезде в город. И тут мы выключаемся, все.

Я просыпаюсь от сильного толчка и отборного мата с заднего сиденья. Степа смотрит сонными глазами на столб, который остановился в сантиметре перед нами, и закатывается сумасшедшим, нервным смехом.

Сидим втроем. Я, Степа и Стасик. Подсчитываем наши финансы. Ругаемся. Срочно снова нужны деньги, взять их быстро неоткуда. Нужно снять девочкам квартиру, одеть, свозить в салон красоты.

Я звоню Рабу, прошу денег в долг, в обмен на скорое свидание.

Фотографии: Nate Walton

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook