Как редакция TER посетила буддийскую общину на горе Качканар

Неприметный ранее город Качканар всё чаще становится героем заголовков в федеральных СМИ. Причиной тому – борьба горнодобывающей компании и буддийской общины Шад Тчуп Линг за территорию на вершине горы. TER решил расставить собственные акценты в сложившейся ситуации и посмотреть на то, чем живут уральские буддисты, не распыляясь на причины всем известного конфликта.

IMG_7144

Вики-справка
Шад Тчуп Линг — буддийский монастырь на горе Качканар в Свердловской области, основанный 1995 году ламой Санье Тензин Докшитом. За 20 лет Шад Тчуп Линг превратился в один из крупнейших в России центров изучения Буддизма и просто в достопримечательность, притягивающую тысячи туристов. Власти неоднократно хотели снести монастырь для разработки месторождения железной руды на его месте, но постоянно перекладывали постановление о сносе — к храму на горе трудно подкатить спецтехнику.

Качканарский перрон встречает недружелюбно. Буквально вывалившиеся из электрички люди кучно ползут в сторону деревянных бараков. Окидываю местность беглым взглядом и сливаюсь со стаей диких котов, нырнувших в поглотившие толпы людей закоулки.

Путь к горе лежит почти через половину города, а потому путешествие приходится делить с Нижневыйским прудом. Приблизившись к водоему, мы чувствуем влажные прикосновения холодного ветра. Температура воздуха попеременно меняется от +6 до +7 градусов на местном термометре. Вода все еще скованна кромкой льда.

Вдалеке видны еле различимые силуэты нескольких рыбаков. Этих ребят не пугает то, что они, вместе со своими удочками, могут в любую минуту переквалифицироваться в утопленников. Эта кучка пассивных самоубийц, словно намеренно пытается покинуть наш бренный мир не самыми радикальными способами.

IMG_9967

Город остается позади.

Мы сбрасываем уже изрядно надоевшие сумки на пыльный асфальт, садимся вдоль дороги и принимаемся пощелкивать зажигалками. Город расположился где-то слева, оставив с собой немногочисленных людей и кирпичные постройки.

Впереди распластался долгий путь, который смеется над нами дефицитом машин. Редкие легковушки лишь кормят нас пылью и издевательски подмигивают удаляющимися фарами.

Почти набрав номер местного такси, мы замираем в ожидании… Каждой клеточкой тела чувствуется приближение чего-то тяжелого. По звуку это напоминает продирающийся через сельские дебри трактор. Мы оборачиваемся и видим направляющийся в сторону карьера грузовик. Смекнув, что водителя нисколько не затруднит взять нас собой, мы принимаемся неистово махать руками и машина останавливается.

IMG_9965 (1)

Автомобиль больше напоминает раскалившуюся коробку, которая несется по дороге, помогая нам преодолеть один из самых скучных этапов пути.

На полу перед нами трясется какое-то инфернальное приспособление, небрежно прикрытое грязными тряпками. Внутри сидит три человека в униформе. Один из них, улыбаясь во все 32 зуба, машет рукой и обращается к нам и мы вступаем в диалог.

Дорога оказывается скрашенной рассказами о монастыре, в который мы направляемся, а также различными слухами и домыслами о живущем там Монахе. Разгорается небольшой спор. Кто-то говорит о том, что «ненастоящий сидит на горе лама! Биографию, мол, выдумал. Секту вокруг себя организовал!».

Кстати, местные жители в городе так и спрашивают: «Вы к монаху едете?»

Помимо прочего слушаем рассказы о какой-то мистике, мол, что на месте будущего монастыря Лама Докшит (тот самый Монах) нашел громадные камни, удивительно напоминающие по форме ключи. «Это были ключи от горы», — гласит легенда и те, кто её рассказывают.

IMG_9972

Проезжаем КПП и выпрыгиваем из высокой машины.

Если не брать в расчет наш случай, то остальным гостям монастыря КПП приходится обходить стороной, по специальной «туристической» тропе. Но только до тех пор, пока все видеокамеры наружного наблюдения не останутся за спинами посетителей. После можно спокойно прогуливаться по территории ГОКа.

Попасть на территорию «Евраза» без пропуска сотрудника нельзя (но всем плевать, правда до тех пор, пока вы не сунетесь под камеры).

К смотровой площадке, с которой можно посмотреть на карьер с высоты птичьего полета, мы поднимаемся только к 8 вечера, а значит, что путь до монастыря нам закрыт. Темнеет и холодает.

IMG_9962 (1)

Купившись на красоту природы, лагерь разбиваем на продуваемом со всех сторон месте. Порывы ветра заметно усиливаются и всеми силами мешают нам поставить палатку.

Верхний слой нашего походного дома превратился в парус. Чувствуем себя попавшими в шторм матросами: вбиваем колышки, натягиваем веревки и то и дело забираемся в «трюм» для того, чтобы набросать на днище рюкзаки и остановить происходящее безумие.

Совладав с природной стихией, разжигаем большой костер и принимаемся согревать себя. Ночь проходит в холоде, который не выпускает нас из палатки ни под какими предлогами.

С наступлением утра приходится пересилить себя и начать сборы.

К двенадцати часам солнце печет так, что подъем хочется отложить еще на один день. После долгой и холодной ночи, весенние лучи согревают словно теплый плед в зимний вечер. Не желая уходить с живописной поляны, мы садимся на край обрыва и открываем свои смартфоны, принимаясь еще раз читать о том самом «Монахе», к которому лежит наш путь.

Серьезно изучать буддизм Михаил Санников начал после службы в Афганистане
«Исходил Афганистан в кроссовках вдоль и поперек. Ничего серьезного. Два пулевых ранения, два ножевых», — говорит лама. После окончания Афганской войны Санников уволился из армии, отправился в Бурятию, в Иволгинский дацан, и стал учеником Дарма-Доди Жалсараева.

Новостных заголовков всплыло столько, что мы решили не тревожить буддистов и ламу лично, представляясь очередными журналистами. Выселение буддистов с вершины горы привлекло внимание региональных и федеральных СМИ, начавших свои подъемы на гору с одними и теми же вопросами, надеясь на одни и те же ответы.

Причиной выселения буддистов с вершины горы является незаконное занятие территории, которая находится в федеральной собственности. Помимо этого, данная земля находится в разработках Собственно-Качканарского месторождения железной руды.

О том, как прошло общение журналистов TER с жителями буддийской общины Шад Тчуп Линг читайте далее.

Фото: Екатерина Никонова

Читать далее



в центре внимания Вернуться на главную

цитата дня «Михалков сам лишен сострадания к зрителям, бюджету и ветеранам, если брать в расчет его фильм «Утомленные солнцем — 2»»
Руслан Соколовский в ответ на критику режиссера
фото дня
Фото @mozzherinau