Общество

Кроме тату: Дмитрий Шуров об алкоголизме, запретах и консерватизме

Опубликовано 20 октября 2016 в 18:03
0 0 0 0 0

Мы продолжаем вести рубрику «Кроме тату», в которой рассказываем о екатеринбургских мастерах татуировки в преддверие фестиваля Ural Tattoo Convention. Нашим сегодняшним гостем стал Дмитрий Шуров, работающий в авангардном стиле. По традиции TER обсудил всё, кроме профессиональной детельности: от алкоголизма до проблем консерватизма.

Об аполитичности

Раньше я считал себя а*****о очень политизированным. Не революционером конечно, характер не тот, но старался быть в какой-то движухе. Потом я понял, что это занимает очень много времени. Сейчас мне не интересно лезть во все эти дела. Не хочу говорить, что я взрослый. Нет. Жизнь я еще не видел. Но вот опускать кого-то, говорить, кто хороший, а кто плохой – это не по мне.

Да, у меня есть свое мнение, которое я никому никогда не скажу. Оно всегда будет при мне, и с ним я сдохну.

Мое мнение никак не касается того, что я делаю. Возможно, оно находит свои  отражения  в моих работах, но оно сквозное. Может быть, после меня мои работы расскажут обо мне, и по ним можно будет судить о том, что было в моей голове сегодня. Но думаю, что главная проблема в том, что это отнимает слишком много времени. Я лучше просто посижу и порисую.

О консерватизме

Мне кажется, что со временем все вокруг становятся консерваторами. Как в этой поговорке: «Кто в молодости не был либералом — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума». Мысль то такая, что если ты не прошел все эти стадии, то ты не человек вообще.

У творческого человека такого быть не должно. Я сам ловлю себя на этой х***е, потому что я смотрю на своего отца, который, будучи художником, стал консерватором. Стал тем, кем я ни за что не хочу стать. Это страшно.

Когда мы с отцом спорим, я словно гляжу в будущее. Он перестал «смотреть», что ли. Например, я каждый день стараюсь искать различные музыкальные группы, проекты. Плевать, хорошие они или полное дерьмо. Главное прогнать через себя как можно больше информации, чтобы было из чего отбирать. Было, что отсеивать.

Вокруг много молодых и талантливых поэтов и художников. Что они перевелись – п*******ство.

Консерватизм запускает процесс затухания. Появляется семья, хотя против неё я не выступаю, начинаются заботы о  материальном положении. Я боюсь этого. Я хочу и в 40 и в 60 вести себя как полный еб**н.

О возрасте

Мне нравится общаться с молодыми, наблюдать за их творчеством. Может это обусловлено тем, что я поздно повзрослел. Да, я этого не стремаюсь. Сейчас гораздо раньше пробуют и первый секс, и первую дудку. После этого люди думают, что уже все в жизни попробовали. Поэтому они сворачиваются. Заводят семью и уходят в какое-то более тихое и спокойное место. Они полагаются, может быть, на какой-то небольшой, но стабильный доход.

Я же еще готов помотаться по съемным хатам, может творить разное дерьмо. Но находиться на том уровне, который мне нужен.

Консерватизм – это когда ты замариновался и стоишь себе на полке, ожидая, когда тебя вскроет следующее поколение. Если ты хочешь двигать культуру, то должен быть молодым, не нужно стрематься своего возраста. Да. У тебя накапливается опыт, но нужно учиться его преобразовывать, а не закатывать в консервы.

О запретах

В этом консерватизме и некоем тоталитаризме, на самом деле, и появляется свободное мышление, которому эти запреты идут на пользу. В нашей стране ведь есть куча людей, которые еб**ат в стол. И нам повезло, что мы живем в эпоху интернета. Это не сталинский режим, поэтому мы можем, может быть и относительно, но все-таки обмениваться инфой.

Я стараюсь выделять по полчаса в день на поиск чего-то нового, чтобы мой мозг не становился затхлым.

Может быть, эти запреты и делают нас такими. Нам нужно еб**ить, трудиться. Может быть, именно из-под плетки  и получается всё то хорошее, что нас окружает. Если бы мы жили в ах****ой стране, то мы бы просто созерцали. Зачем что-то делать, когда можно просто наслаждаться своей пи*****й жизнью?

У отца есть друзья, которые переехали в Америку. Им вот этого, нашего, не хватает. Они ноют о том, что им не хватает этой русской души. Я ненавижу заводить разговоры о русской душе, но в каком-то смысле их понимаю. Может им не хватает этой нагоняйки, которая нас окружают.

Я не знаю, к чему это приведет
Российское пространство – это целое «Русское поле экспериментов».

Об алкоголизме

В российских реалиях алкоголизм стал сраным фильтром, который помогает абстрагироваться. Помогает нам не сойти с ума. Когда ты не воспринимает алкашку как этот фильтр или костыли, которые можно использовать во благо, то ходишь по краю: раз и спился, превращается в чувака за окном, который идет за очередной чекушкой и жалуется на жизнь.

Об одиночестве

Я боюсь одиночества. Это очень дерьмовое чувство. Поэтому в моей квартире всегда много людей. Они постоянно крутятся, перебивают какие-то мои мысли.

Я часто думаю. Может быть, это идет не во благо. Поганая черта характера, которая реально мешает жить. Я не могу лечь на диван и послать все нахер. Я часто из-за всего парюсь, паранойю, поэтому и стараюсь окружать себя хорошими и необходимому мне людьми.

Я вижу, как многие люди живут полным п***измом, и завидую им. Он мне часто необходим.

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook