Город

Квадратные метры съема

Опубликовано 20 июля 2014 в 17:36
0 0 0 0 0

Снять комнату в большом городе — процедура, напоминающая поход к платному зубному врачу: выматывающая и дорогостоящая. Наш корреспондент пытался выяснить, можно ли снять квартиру по символической цене, и почему за эти «символы» придется платить сначала самому риэлтору, а уж потом…

Договор дороже денег?

Сейчас я живу в общежитии. На следующий год мне нужно будет оттуда съехать. Но уже медленно и верно сплывает вопрос: где снимать квартиру (или комнату), у кого и почем?

На сайтах куча предложений: от 6000 (даже так) до 12000 рублей. Я полчаса «бегаю» по Интернету, пока не нахожу вот такое объявление:

«Срочно сдается комната в двушке… Адрес: улица Малышева… Цена: 4000 рублей».

Четыре тысячи рублей? Практически в центре города?

— Можно мы, семейная пара, приедем посмотреть комнату? — Звоню, чтобы уточнить детали. Отвечает риэлтор Кира:

— Да, конечно, и если все вас устроит, можно заселиться. Перед просмотром нужно будет подъехать к нам в офис. Созвонитесь и договоритесь с хозяйкой уже в офисе. Если необходимо, я могу предложить еще несколько комнат, — говорит она и продолжает, — Также заключаются договорные отношения между вами и нами. При себе нужно иметь паспорт и 2900 рублей, чтобы заплатить за комиссию.

— Насть, настаивай, что комиссию мы заплатим после того, как посмотрим комнату, — наставляет меня товарищ Рома, но это не так просто сделать: Кира ни в какую не соглашается. Я в свою очередь не понимаю: за что я должна платить? За номер хозяйки комнаты? За составление договора? Тогда почему нельзя составить договор после того, как мы посмотрим помещение? Нужно ли нам то, что мы видели только на фото?

Вечером — деньги, утром — стулья

Два раза мне звонит агент из этой компании и уточняет, приедем ли мы, взяли ли мы документы. Мы запаздываем. Через пятнадцать минут мы влетаем в риэлторскую контору, садимся в кресла. Кира просит мой паспорт. Я его отдаю. Рома просит у Киры договор. Он читает. Мне дают созваниваться с хозяйкой. Но только с Кириного телефона.

— Это Наталья, хозяйка, — говорит тот конец провода, — Я вас жду к восьми.

— А мне дадите номер телефона собственницы? — спрашиваю я у Киры. Она отвечает, что да. Но позже. Но только номер я так и не получаю, потому что тут происходит путаница:

— Вы вносите наличными?

— А можно все-таки внести деньги после того, как мы увидим комнату?

— Я же говорила по телефону, что нет. И нас уже давно ждет Наталья.

— А если нам не понравится комната?

— Я буду искать вам другую, — Кира начинает раздражаться.

— Можно тогда мы сначала посмотрим эту? И у нас денег, к сожалению, с собой нет.

— Я из-за вас уже снесла объявление с сайта. — Наступает злобное молчание.

Мы извиняемся и уже через три минуты выходим во двор, где в гаджете смотрим по интернету, правда ли, что объявление «снесли». Не правда. Оно на сайте.

— Не получилось у нас взглянуть на комнату, — говорит с досадой Рома, — Может, тогда хоть сам дом посмотрим?

И то верно: единственное, что мы знаем — это номер дома. Комнату не увидели, но хоть оценим подъезд, поговорим с соседями. Через полчаса поднимаемся на нужный этаж. Его состояние, конечно, не самое лучшее: облезлые стены, грязно, но утешаем себя, что подъезд — это не само жилье.

На балконе курит мужчина в майке. Про то, кто и где сдает комнату на его этаже, он ничего не слышал.

— Если здесь покрасить стены и вывести подъездный запах, и если все-таки поверить, что месячная плата 4000, то жить здесь можно. — Мы стоим на балконе высотой с десяток метров. Мы мечтаем о квартире. Мы молоды, чтобы о ней не мечтать.

Снять-сдать-взять

Через три недели я заглядываю на тот же городской сайт. Квартира, которую мы хотели снять, «висит». Почему на нее до сих пор никто не «клюнул», если цена такая символическая?

Говорю по этому поводу с Антоном, менеджером проекта по недвижимости.

— Антон, я с мужем пытались снять жилье за 6900, где четыре тысячи — месячная плата, а 2900 — риэлторская услуга. Это одна комната, причем недалеко от центра. А у вас есть в объявлениях за десять тысяч одна комната на Пионерке. В чем разница? Почему они даже с риэлторской услугой берут меньше, чем вы?

— Спросите у тех людей, что они вам дадут за 2900? — категорично отвечает он, — Возможно, моего разъяснения не понадобится. Кстати, комнат за четыре тысячи в Екатеринбурге не бывает.

— Почему?

— Потому что не бывает таких цен. Скорее всего, вам предложат оформить договор на информационные услуги, дадут несколько вариантов, возможно, повезет, и среди них будут подходящие. Но в любом случае по такой цене комнату вы не найдете, а деньги вернуть не сможете… Вам окажут именно те услуги, которые будут описаны в договоре.

Названиваю по номеру, который взяла с другого сайта. Нине. Интересно, она тоже риэлтор, или все же собственник?

— Вы разговариваете с агентом Ниной, — приветствует девушка, а потом поясняет, — В вариантах мы вас не ограничиваем. Но сначала вы платите за агентскую работу.

Из ее слов ясно, что помощь агента в аренде двухкомнатной квартиры в разы больше, чем та же помощь в аренде однокомнатной. Тут я вконец запутываюсь: цена за статичную услугу (которая, по видимости, заключается в презентации помещения (чаще одним фотоснимком), составлении договора и передаче контактного телефона собственника арендатору) «подвижна» от количества сдаваемых квадратных метров? Причем цена не только разная по отношению разной площади, но взимается с двух сторон: вышеописанная Кира берет деньги с арендаторов, Анна (такой же риэлтор, как Кира или Нина) утверждает, что платит и наниматель-владелец:

— Плату за мои услуги производит наниматель, — говорит Анна, — Беру я 50%. Объясняю: допустим, платежи за комнату у вас составляют 15000 тысяч, получается, что 7500 — мои.

— А почему часто выложено единственное «кроватно-тумбочное» фото спальной зоны, но нам не показывают ни ванную, ни коридор квартиры? Было бы справедливо продемонстрировать и их?

— Для более эффективной сдачи лучше было бы отражать и общедоступные помещения, — соглашается она, — Ведь для некоторых нанимателей важно состояние сантехники.

Но я уже мало интересуюсь состоянием сантехники чьего-то жилья. Мы, если честно, завершили процедуру поиска комнаты. Чтобы через несколько недель начать заново. А пока мне звонят из конторы, где не так давно мы отказались платить за риэлторскую услугу.

— Вы квартиру не сдаете? — вещает мне мужской голос.

— Нет, ничего не сдаю, — отвечаю я. — Откуда у вас мой номер?

— У нас в клиентской базе нашел.

— У нас, это у кого?

— В риэлторской компании.

— Все ясно. Спасибо. До свидания.

Кладу трубку и понимаю: сейчас меня пробивали на то, «холодный» я контакт, или «горячий», буду ли я пользоваться их услугами, или уже упущена насовсем.

Анастасия Самохвалова для The Ekb Room.

В своем материале автор нарочно не указывала фамилии риэлторов, дабы не сделать им лишнюю рекламу и не привлечь внимания, которого, думается, из-за острого жилищного вопроса многих граждан им и так хватает…

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook