Город

Лабиринт невозможностей

Опубликовано 01 мая 2014 в 10:11
0 0 0 0 0

Личный выбор или внешние обстоятельства определяют нашу жизнь? Как соотносится с настоящим прошлое, будущее и несбывшееся? На эти вопросы попыталась ответить арт-группа “Куда бегут собаки”. Свой проект “1, 4 … 19”, посвящённый взаимодействию реальной и виртуальной реальности, они представили в Уральском филиале Государственного центра современного искусства.

мыш

Мышь и богема

Посреди тёмной и душной комнаты – большой чёрный лабиринт под стеклом. По нему мечется маленькая белая мышка. Такие продаются в зоомагазинах на корм удавам. Такие же в лабораториях служат науке: проверяют на себе новые лекарства, чудеса генной инженерии или ещё что похлеще. На пути у мыши то и дело возникают заслонки – кажется, что в хаотичном порядке. Они заставляют её то и дело менять траекторию движения. И конечно, пугают.

Вокруг бедной мыши столпилась вся екатеринбургская богема, и не только. Кто-то молча пытается понять смысл инсталляции, кто-то бурно обсуждает работу художников с друзьями. Отдельные личности тычут пальцами в стекло, как в зоопарке. Подбегает художница:

— не протягивайте, пожалуйста, руки за белую линию! Камера может считать ваши движения и принять вас за мышь.

Движения мыши фиксирует камера, закреплённая над лабиринтом. Изображение передаётся в режиме реального времени на большой экран на стене, но виртуальных животных почему-то несколько, они бегут в разные стороны, появляются, сталкиваются и исчезают. Все пытаются понять, что к чему. Но посетителей слишком много, они толпятся вокруг лабиринта и заслоняют экран, в котором, видимо, и заключена вся суть. А мышь всего одна. И она, кажется, сейчас сойдёт с ума от шума, духоты и пугающих препятствий.

Местами реальное, местами не очень

Тем временем в соседнем зале идёт церемония открытия выставки. Ведущая рассказывает про гранты и спонсоров, кураторов и программистов – многочисленную команду, благодаря которой за полгода проект смог воплотиться в жизнь. Официоз официозом, а тема виртуальной реальности то и дело проступает сквозь обыденные речи.

Директор Уральского филиала ГЦСИ Алиса Прудникова обращается к гостям из виртуального пространства: видеоприветствие показывают на экране. Говорит, так потому, что она не смогла лично присутствовать на открытии, но кажется, будто это задумано специально.

Несмотря на тему с поглощающей виртуальной реальностью, работа, которая сделана художниками, очень реальная и многотрудная. И самое главное, что художники не сдались и шли до конца, что удалось соединить все возможности и ресурсы. Делая эту работу на стыке искусства и технологий, художники идут впереди зрительского понимания науки и искусства. И конечно, эта работа не про мышей. Она про нас с вами, и от этого становится только интереснее.

Под словами Алисы Прудниковой хочется подписаться – художники действительно идут впереди зрительского понимания. Мало кто из присутствующих в зале уже смог объяснить для себя смысл инсталляции. Все с нетерпением ждут комментария авторов. Но Ольга Иноземцева, одна из четырёх художников творческой группы “Куда бегут собаки”, немногословна:

На самом деле, инсталляция требует медитативного всматривания и сравнения того, что мы видим на объекте, и того, что мы видим на проекции. Поэтому прямо сейчас, в режиме открытия, это сделать невозможно. Приходите в течение двух недель, посмотрите в спокойной атмосфере, когда не происходит таких экстремальных событий для мыши и такого стремительного развития, что никто не может ничего понять, не только мышь, но и все остальные.

мы

Эврика!

Внемлю совету Ольги и иду всматриваться в работу, пока зал снова не переполнили посетители. Хочется понять, что всё-таки происходит в лабиринте. И картина начинает вырисовываться. Во многом, правда, благодаря комментариям Ольги, которая рассказывает, как устроен механизм.

Когда мышь начинает движение, на каждой развилке компьютерная программа создаёт её виртуальные копии – возможные развития событий. Клоны мышки продолжают бежать по тем путям, на которые их реальная сестра не свернула. С каждым поворотом клонов становится всё больше. Когда появляется угроза столкновения с виртуальной копией, на пути героини возникает стенка, которая заставляет её свернуть. Получается, что не выбранные ранее пути начинают формировать мышиный путь здесь и сейчас. Меня осеняет, в голову тут же лезут десятки интерпретаций и параллелей.

Траектория, которая остаётся свободной, формируется тем, что мы не сделали раньше. Или что сделали. Мы никогда не понимаем, почему открылась или закрылась перед нами какая-то дверь. Мы, конечно, можем произвести анализ того, что было перед этим, но он никогда не даст точного ответа, почему мои действия поставили передо мной преграду. Происходит такая запутанность прошлого, будущего и настоящего, что анализ невозможен. И видите, в какое состояние это привело мышь? – спрашивает художница.

Окончательно запуганная и сбитая с толку мышка забилась в угол лабиринта. Она дрожит и боится. Она не знает, куда ей идти. То сделает пару шагов влево и вернётся в нерешительности. То отвернётся носом к стенке. То свернётся в комок.

Она выбирает сидеть в углу и ничего не делать, потому что она побегала и поняла, что для неё это самое разумное. Но она могла оказаться в такой ситуации и против своего выбора, если бы она создала столько виртуальных случаев, что они бы заперли её здесь же, в этом закутке.

Отличие в том, что в данном случае это не обстоятельства заперли её здесь, а её осознанное решение.

 

Поэтому люди иногда и забиваются в уголки. Им там комфортно, хорошо, они там и живут. – Раздаётся грустный голос из толпы.

Забегала

У мыши в лабиринте есть определённый набор симуляторов: поилка в одном углу, кормушка в другом, домик, где можно отдохнуть от этой суматохи, в третьем. Раньше или позже, но ей придётся двигаться дальше. Но сейчас она боится и старается не шевелиться. А народ тем временем требует зрелищ.

А если другую мышку посадить? Давайте мышку поменяем! Желательно, голодную, и чтобы жажда мучила! – с блеском в глазах предлагает настырная пожилая женщина. Художница защищает эксперимент:

Понимаю, что с точки зрения сюжета, на который все пришли посмотреть, это невыигрышная ситуация. Но для нас это важно.

Через какое-то время, впрочем, женщина выходит из зала довольная и злорадно сообщает публике: “Мышку поменяли! Забегала!”

мм

Отголоски

Мнения зрителей по поводу работы разделились. Кто-то не оценил задумку, кто-то наоборот, побежал восторженно звонить друзьям и приглашать их в ГЦСИ. Другие предлагали свои трактовки.

Я могу сказать, что авторы не упомянули некую подоплёку этого всего – компьютерную мышь. Она вроде бы исполняет волю хозяина, но и проявляет собственную способность выбирать. А оно нам нужно? Не нужно. – воодушевлённо рассказал мне Леонид Зейгермахер на выходе из зала. — По сути дела, этот проект способен развиваться. Знаете выражение «гора родила мышь»? Так вот, эта мышь родит гору!

Подхожу к двум девушкам, которые явно обсуждают работу.

— Как вам инсталляция?
— Мы ничего не поняли.

Ну как. То есть с реалистической точки зрения там какой-то лабиринт, и бегают мышки. И всё. Люди туда заходят, и, видимо, должны чувствовать себя так, как чувствует себя та мышь? Я выходила и так подумала. Мне понравилось здание центра, а инсталляцию я вообще не поняла. Я не поклонник таких вещей. Для кого-то это искусство, для меня – нет, – говорит посетительница выставки Екатерина.

Мне было интересно наблюдать за зрителями, — рассказывает Марина Соколовская, преподаватель Факультета Искусствоведения и Культурологии УрФУ, принимавшая участие в создании проекта. — Люди стоят вокруг работы и наблюдают, в основном, за мышью — за реальностью, игнорируя, видимо, неосознанно, экран за спиной. И не замечают, что, чтобы понять работу, нужно отойти и видеть два плана, реальный и виртуальный. Смотреть на столкновение этих двух планов. Мне нравится эта сложность – не в плане понимания, а в плане необходимости найти эту позицию, создать эту историю, спроецировать это на свою собственную жизнь.
Это же метафора того, что с нами происходит. Мы выбираем разные пути, но какой бы мы путь ни выбрали, мы не знаем итогов и причин, по которым он разветвляется или останавливается. Такой “лабиринт невозможностей”. Когда я проецирую это на свою жизнь, я смотрю на это катастрофически. У меня столько возможностей, но я никогда до конца не пойму, что управляет моими путями. И этот переход от оптимистичного наблюдения к более катастрофическому может быть полезным зрителю.

Увидеть инсталляцию и, возможно, что-то переоценить в своей жизни можно будет до 11 мая в Уральском филиале ГЦСИ на Добролюбова, 19а. Кроме этого, в рамках проекта “1, 4 … 19” пройдёт ряд интересных мероприятий. 2 мая в 18:00 здесь обсудят место альтернативной реальности в физической картине мира – рассказывать об этом будет Михаил Петрик, физик-теоретик. 3 мая в это же время кинокритик Александр Подборнов прочтёт лекцию “Мотивы раздвоения, повторения и временные петли в кинематографе”. 7 мая можно будет познакомиться с квантовой природой сознания, а 8 числа про интерактивные технологии в современном искусстве расскажут программные разработчики лабиринта.

Фотографии взяты из официальной группы мероприятия, сети Интернет

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook