Выбор редакции

Лайф-Room: от беспредельного тусовщика до директора трёх ресторанов

Опубликовано 22 апреля 2015 в 17:17
0 0 0 0 0

Лайф-Room — одна из самых интересных комнат нашего сайта. Простые люди заходят в неё, чтобы рассказать свои истории каждому, кто присядет рядом. Здесь ждут каждого, ведь свобода мысли ограничивается только словарным запасом собеседника.

Простые и, в то же время, необычные — LifeRoom заставит вас присмотреться к тем, кто кого не видно на первый взгляд и подробнее узнать о людях, с которыми встречаетесь каждый день

О том, как начать с трубы, облажаться по-полной в первый раз и продолжать искренне любить Екатеринбург — в беседе с Александром Ильиным, владельцем нескольких ресторанов «Subway» в столице Урала.

ильин

Чего уж скрывать: я помню тебя молодым оболтусом, который развлекался на все 612%. Со стороны ты казался мне человеком-праздником, у которого нет фундаментальных и серьезных планов на жизнь. Теперь же ты серьезный мужик, который работает на себя и взращивает год за годом свой бизнес. Что изменилось?

Да брось, меня аж стошнило от такой формулировки! Я стал более ответственным, в остальном все также. Единственное различие в том, что сейчас у меня нет возможности внезапно сорваться и уехать куда-то надолго. Мне в любой момент могут позвонить, и я должен буду здесь появиться.

Кто позвонит?

Какая-нибудь адовая проверка, на которой я должен присутствовать и хитро давать взятку кому-нибудь. Другие за меня не смогут этого сделать! (смеется)

Чем ты вообще хотел заниматься, когда был подростком?

Мне хотелось иметь свою стоянку! Я вырос на Уралмаше и все мои ровесники тогда хотели свою стоянку. Ладно, это шутка. Если честно, не помню. У меня было мое детство, и я был на нем сконцентрирован. О будущем не думал. Когда поступил в университет, то мы с друзьями начали заниматься разными вещами, стало приходить понимание того, что надо заниматься чем-то своим. Вообще мы делали первые свои попытки еще в 19-20 лет, пока учились.

И что было первым?

Мы торговали трубой. Мой друг как-то пришел на пары и сказал, что ему надо на встречу. Ну, а какая встреча тогда могла быть? Пивас попить в парке с друзьями?

 Спрашиваю его: «На какую встречу?» Он: «Еду на рынок встречаться с клиентом. Я трубой торгую!». «А возьми меня с собой!» – сказал я.

Так вместе и поехали, потом начали ходить по рынку, торговали трубами. Сделали первые небольшие деньги за несколько месяцев. Спустя какое-то время, решили заняться навигаторами, это уже было посерьезней. Но случился кризис, курс доллара вырос, это стало невыгодно. Мы сделали кучу первых ошибок на этом. Да чего уж там — все это было ошибкой! От начала и до конца. Но это был крутой опыт – он все в голове на свои места расставил. Когда я чуть вырос, то уже знал, чем хочу заниматься.

Сейчас модно кичиться тем, что университет – это чушь, что в него идти не стоит, а диплом для неудачников! Чем стало для тебя высшее образование: пустой тратой времени или бесценным опытом?

Высшее образование расширило мой кругозор. Без кругозора человек вообще ничего не может сделать. Когда ходишь в университет, знакомишься там с людьми, видишь, что они делают, как они становятся успешными; общаешься с интересными преподавателями, у которых есть чему поучиться. Все это расширяет твои рамки.

Если человек просто тусуется в подъезде, видит только этот подъезд, рисует что-то там на стенах — он ничего не добьется.

Безусловно, нужно получать высшее образование. Оно, возможно, не сделает тебя суперпрофессионалом, и тебя не возьмут сразу на крутую должность, но это однозначно тебе поможет! Будешь большего требовать от себя, от своего окружения, от жизни, в конце концов. Да просто сделаешь все для того, чтобы стать лучше. Именно это дает университет.

Почему именно сэндвичи? Если я ничего не путаю, то в те времена, когда ты начинал, в городе толком и не было «Subway».

Не скажи — на тот момент в Екатеринбург уже было четыре «Subway». Я открывал пятый. Это был сравнительно пустой рынок и доступная франшиза. Причем тогда франчайзинг у нас только начинал развиваться. Получалось, что рынок был диким. «Subway» на нем был обособленным игроком за доступные деньги. Я рассуждал так: «Subway» даст мне классный опыт и научит, как это делать. А другие что? Другие не научат. Они только смогут дать мне клевый бренд!

Тогда на рынке было много шарлатанов! К примеру, ты мог открыть свой магазин ZARA по франшизе за миллион рублей! (смеется) На самом деле это шутка — бренд назывался ZaraZara. Представь, два слова Zara в одном! Не понимаю, на что они рассчитывали.

Так вот, когда я взвесил то, какой опыт мне может дать «Subway» и какие инвестиции у меня имеются – это оказалось самым оптимальным вариантом. Тем более я сам любил сэндвичи. В свое время подсадил на них порядка 20 людей, когда сам учился в университете. Мне они самому очень нравились. Стал ли я со временем я любить сэндвичи меньше? Ответ – нет! А все потому, что сейчас я стал более уверен в них, зная, как это делается. От того еще больше их полюбил.

Самое сложное, что было в начале твоего сэндвичного пути?

Я столкнулся с миллионом сложностей. Просто с миллионом! Самая первая – это взаимодействие со строителями. Мне было 22 года, я был пацаном, и выглядел соответственно своему возрасту: длинные всклокоченные волосы, цветные балохонистые кофты, кроссовки. Поэтому, когда я приходил к строителям, они не относились ко мне, как к человеку, который тут главный. Тогда мое слово для них мало что значило. Впоследствии, уже через пару лет, я научился общаться с ними. Не знаю, что изменилось. Кофты были все те же, волосы все также всклокочены! Может, что-то в голосе или в осанке изменилось.

Вторая трудность была, когда я нанял людей. Было тяжело, потому что я старался всем понравиться.

Ну, вот представь, я был пацаном, к которому приходят сверстники устраиваться на работу. Мне было сложно понять то, почему они это делают. Что я сделал такого, чтобы они пришли устраиваться на работу именно ко мне? В голове не укладывалось то, что это обоюдное сотрудничество. Тогда казалось, что только они мне помогают. От того было совестливо, что я трачу их время. Они чувствовали такое отношение, поэтому и были все эти проблемы.

Старались «корешиться» и дружиться?

Да, я неправильно распределял роли, хотел быть максимально классным парнем. К счастью, очень быстро понял, что быть руководителем – это принимать непопулярные решения. Решения, за которые тебя не будут любить. Возможно, многие мои сотрудники не любят меня за спиной, но я допускаю это в рамках той игры, в которую мы все играем.

А третья проблема?

Третья была в том, что я был обычным студентом, у меня был сложившийся образ жизни, привычки, очень любил тусоваться с друзьями, а тут на меня свалилась огромная ответственность.

Моя молодость закончилась, началась новая жизнь.

В какой-то момент я попросту выпал из жизни на два месяца, пропадая сутками в своем первом «Subway». Многие люди даже не знали, чем я занимался, потому что я никому об этом не рассказывал.Перемены это всегда хорошо, но в какой-то момент ты все равно скучаешь по старому-доброму разгильдяйству. Мне уже нельзя было в будний день пойти попить пиво. Нужно было работать.

Почему ты никому не рассказывал о том, чем занимался?

Я считаю это очень важным моментом. Когда начинаешь делать что-то «свое», в планы нужно посвящать минимум людей. Многие с удовольствием «трындят» о своих планах окружающим. Что в итоге выходит? Они получают дозу критики от людей, которые при этом ничего не делают, а только говорят. Таких критиков нельзя ни за что подловить, ведь они не ошибаются, но при этом уничтожают твою уверенность в себе. А ты будешь ошибаться и ни раз.

Если ты чем-то занимаешься, тебя легко задеть.

Когда я делал свой первый бизнес, я знал об этом. В тот момент даже с родителями толком планами не делился. Свое дело нужно лелеять внутри себя и делиться только с какими-то проверенными друзьями, и то в случае необходимости. Например, если вам нужна какая-то серьезная помощь.

Все звучит очень хорошо. Но возникает вопрос — где был взят первый капитал?

Когда мы занимались первыми бизнесами – трубами и навигаторами — я занимал деньги у отца. Впоследствии, все ему возвращал. Вообще, мой отец не очень богатый человек. Есть квартира, дача, машина, но нет избыточного шика. Он обычный мужик, каких много. Когда я пришел к нему с проектом «Subway», отец поверил в меня и просто дал мне эти деньги. К тому же до этого я помог ему заработать на фондовой бирже: тот капитал, который у нас был, мы увеличили на 150%. Получилась солидная сумма. Этими деньгами он мне и помог.

Я не считаю, что сделал свой бизнес благодаря богатому папе, моя заслуга в этом тоже есть. Хотя, естественно, он мне очень помог, за что я ему неимоверно благодарен.

Был ли за эти годы такой момент, когда ты хотел послать свою затею ко всем чертям? Этакая точка кипения.

Естественно. Самая первая была в день открытия. Мы попросту не справились с открытием! Сделали оборот, с которым сейчас справляется два человека, а нас тогда было пятеро. Но мы ничего не умели и попросту обосрались! По полной! Когда вечером шел народ, у нас не было овощей. Я извинялся перед каждым гостем, наливая бесплатные напитки. Все это меня угнетало, ведь это мое детище за которое я отвечаю.

После этого я лежал в ванне, смотрел в одну точку на потолке, понимал, что завтра снова идти туда к 8 утра и думал – что же я наделал.

Когда рабочий день закончился, казалось, что мы заработали миллион. Но мой план едва оправдался наполовину. В тот момент я подумал – «Если нам каждый день нужно делать на 50% больше, чем сегодня, а сегодня был такой фарш… то черт возьми, как я с этим справлюсь?!». Оглядываясь назад, понимаю, что это просто надо было перебороть.

С чем была связана последняя точка кипения?

Думаю с кризисом. К сожалению, Россия вносит свой рандом (смеется). С одной стороны тут все прекрасно, куча возможностей, но порой беда приходит откуда не ждали. Когда доллар скакнул в два раза, у нас и цены поднялись, поскольку закупаем мы импортное сырье – мясо и овощи, например. Это жестко поломало всю бизнес-модель. Возникла огромная проблема, причем из ниоткуда. А все из-за того, что мы хотим, чтобы к нашему государству отошло еще немного земель. Но в такие моменты я не хочу послать все, у меня просто в голове витает одна мысль: «Черт возьми, опять!? Только же все хорошо было!»

В чем для тебя главный стимул просыпаться каждое утро и работать снова и снова?

На такой вопрос я бы ответил так: я очень люблю спать. Но если говорить серьезно, то есть такая американская поговорка: «Лучшее удобрение для почвы — это след ноги фермера». Если я не буду этого делать, все придет в упадок. Проснется самый главный критик – мой клиент.

От критики мне становится очень плохо. Я переживаю так, будто бы мой ребенок кого-то убил.

Слава богу, сейчас есть куча каналов, через которые можно донести до владельца, что он не прав. Я благодарен тому же «Флампу» и различным социальным сетям за их работу. Ведь если что-то идет не так, то я об этом узнаю.  При этом я точно уверен в одной вещи: если не будет моего следа, следа фермера, то будет много критики, а виноват буду в этом только я.

Что дальше? Куда теперь ты будешь двигаться после всей проделанной работы?

Планов много. Конечно, было круто открывать свой первый «Subway» в 22 года. Сейчас их три, но я чувствую, что засиделся. Пока есть небольшой кризис, развитие несколько приостановилось, и мы все находимся в стадии сбережения. Сейчас я решил получить серьезное бизнес-образование — MBA. Естественно, буду заниматься какими-то интересными штуками и в дальнейшем, но пока не знаю чем. Что-то будет обязательно!

К тому же у меня есть ряд инвестиций в различные проекты. Есть очень крутая штука — «Додо Пицца» Федора Овчинникова. Это крутейший предприниматель! Если увлекаешься всякими историями замечательных людей, но считаешь, что в России подобное сделать невозможно, то стоит прочитать книгу «И ботаники делают бизнес». Прочитав ее, понимаешь, что даже в городе Сыктывкар можно сделать проект, который выстрелит на всю Россию. Это очень долгая история, лучше самому с ней ознакомиться. Ее надо всем прочитать.

Когда люди открывают свое дело, они думают, что все у них будет как в кино – машины, особняки, модели «Playboy». Так ли это?

Всегда считал и считаю, что деньги должны тратиться не на это. У нас в России возник кич потребления, и я его не приветствую. Вот, к примеру, основатель IKEA ведет достаточно стяжательный образ жизни: старая одежда, старый телефон, обычная машина и полеты эконом-классом. Это и есть правильный образ жизни.

В России кризис перепотребления – живем в хрущевке, но зато берем iPhone и Mercedes в кредит. Это не делает мир лучше.

Я езжу на очень простой машине, которая стоит не очень больших денег. В ней есть все, что нужно. Мне не надо ни перед кем метать бисер. Мне важней потратить эти деньги на какие-то эмоции и впечатления, развитие себя или своего бизнеса. Это сделает мир лучше.

Знаю, что в последнее время тебе удалось немного посмотреть мир. Самое запомнившееся путешествие?

На самом деле до 22 лет не было денег, чтобы путешествовать. А после 22 было очень много работы, и, как следствие, не было времени. Но самое запомнившееся — это Индия. Мы ездили в Кашмир, чтобы покататься в Гималаях на сноуборде. Я своими глазами видел восьмитысячник (самые высокие горные вершины, чья высота более 8 тысяч метров – прим.ред.). Мы катались по снегу почти с пяти километров, а потом поехали сразу на ГОА и тусовались уже там. В общей сложности 24 дня. Было очень круто!

Где хочешь побывать в недалеком будущем?

Мы с женой сейчас ждем ребенка, и я думаю, что ближайшие полгода-год я не буду путешествовать. В планах у меня Камчатка. У нас ведь поднялся нас курс бакса немного, и надо теперь исследовать красоты России.

А Крым?

Крым? Скажи мне, чей Крым, и я скажу, кто ты! (смеется). Крым обязательно, но чуть позже.

Твои любимые места в Екатеринбурге? Например, любимый парк, где частенько пил пиво и до сих пор не можешь его забыть.

Слишком много пива в нашем разговоре, мне кажется. А тем временем я не пил уже два месяца! Упомяните это! (Смеется) Очень люблю пятачок около УрГУ, аллейку, места за Оперным Театром, памятник Свердлову. Это место, где мне всегда 17 лет. Место необыкновенной энергетики, которое мне очень дорого. Я вообще очень люблю свой город, особенно его центральную часть, не окраину.

Чего не хватает Екатеринбургу, чтобы быть стать несколько популярней и хоть как-то приблизиться к Москве или Питеру, в который все бегут?

Все очень просто – Питер строился как европейский город, а все остальные строились как непонятно что. Екатеринбургу не хватает чистоты!

Визуальной или чистоты мысли?

С чистотой мысли у нас все в порядке. Нам не хватает чистых улиц. Уровень наших газонов гораздо выше уровня тротуаров, поэтому весной и осенью мы наблюдаем такое явление, как «шоколадный суп».

Искренне верю в то, что Екатеринбург может стать европейским городом.

Еще нам не хватает архитектуры: «хрущевки» и панельные многоэтажки – это ужасно. Если у нас будет чисто и будут построены хорошие здания – не из стекла и бетона, а что-то приближенное к конструктивизму, — будет гораздо лучше.

Поступки, за которые тебе стыдно?

Их много, а когда их вспоминаю, то у меня лицо краснеет! Думаю у всех такие есть. Они очень личные все, не готов делиться. Я вообще очень надеюсь, что когда мы умрем и попадем в какое-то другое место, то там будет доступ абсолютно ко всем данным. Мы сможем посмотреть великое множество видео по типу: «Топ-10 самых постыдных поступков моих друзей». Сможем вместе посмеяться! Этакий глобальный «Youtube».

Раз мы так и не узнали за что тебе стыдно, дай какой-нибудь совет тем, кто дочитал все эту историю до конца?

Если вы сдаете кровь в пункте сдачи крови, то не выкладывайте это в «Instagram»! Никогда!

0 0 0 0 0