Город

Леонид Смирнов: о холере и конструктивизме ВИЗа

Опубликовано 11 апреля 2016 в 15:35
0 0 0 0 0

В Екатеринбурге стартовал Ghetto-лекторий — серия бесплатных мероприятий, направленная на раскрытие темы городских символов. Началось все с конструктивизма — Леонид Смирнов рассказал слушателям о сути стиля и его проявлениям на ВИЗе, полюбившаяся редакции TER еще во время предыдущей встречи. Настя Перкина зафиксировала ключевые моменты.

конст

Характерные формы внедрялись в новые типы построек – дома-коммуны, фабрики-кухни, прачечные – все они носили в себе новое видение быта советского человека (особенно советской женщины, освобождённой от домашних хлопот за счёт работы фабрик-кухонь, например).

Такие здания расположились и по маршруту от медгородка до Большого Конного полуострова. По пути мы захватываем площадь Коммунаров, ул. Московскую, Попова, пер. Медиков, ул. Малышева, Репина, Татищева, Мельникова, Кирова и Большой Конный полуостров.

Здесь расположились конструктивистские архитектурные ансамбли общественных зданий, построенные в 20-х и 30-х: «Городок юстиции», медицинский городок, спортивные, учебные, бытовые объекты.

Площадь уральских коммунаров посвящена уральцам, погибшим на фронтах Гражданской войны. До 20-х годов на ней располагались два гранитных пилона, увенчанных двуглавыми орлами – символы западных ворот города. Позже они были снесены, и бывшая Московская застава получила новое название – площадь Коммунаров. На месте многих монументальных зданий старого Екатеринбурга стали появляться новые, но уже в Свердловске (с 1923-го года), и город начал расширяться на запад.

Во второй половине 20-х на углу ул. Московской и ул. Ленина стали появляться жилые массивы («Четвёртый дом Свердловского горсовета»), спортивные сооружения (Свердловский ипподром, на месте которого сегодня разбит парк Молодёжи). В 60-е городские власти хотели начать застройку быстровозводимых панельных домов на месте конструктивистских пятиэтажек. Однако главный архитектор города В.И. Смирнов предотвратил эту кампанию.

В 1928-ом году на юго-западе от Площади развернулось строительство самого крупного на Урале медицинского городка. Московский тракт разделил его на две части и одна из них знаменита тем, что к пяти свободно стоящим корпусам был присоединён старый госпиталь Верх-Исетского завода, куда приезжал Александр I в 1824-ом году и оставил о нём весьма положительные отзывы.

Не менее интересный объект расположен на ул. Репина – здание Уральского медицинского университета, построенного в 30-е годы. Оно наглядно демонстрирует архитектурный вкус того времена: южный его фасад чисто конструктивистский с рельефной пластикой криволинейных объёмов, а восточное крыло и северный фасад здания декорированы элементами упрощённого ордера: пилястрами с каннелюрами, рустовкой участков нижнего яруса; козырёк превращён в балкон с балясинами – эклектичный вид здания ясно отражает переход из конструктивизма в Большой сталинский стиль.

В первые годы советской власти в России происходили регулярные вспышки опасных вирусных заболеваний: холеры, сыпного и брюшного тифа и других. В таких условиях невозможно было строить новое сильное государство, поэтому по всей стране началось активное строительство медицинских центров (городков). Они впервые стали общедоступными для масс, что способствовало развитию культуры поведения в отношении здравоохранения: обращение к врачу в случае болезни стало нормой, а не аномалией.

Один из таких городков расположился и на улице Московской в Свердловске – Институт физиотерапии и профзаболеваний – комплекс зданий отличается сугубо утилитарной планировкой, не имеет элементов декора и не отличается эстетической выразительностью. Для обслуживания институтов также имелся «хозяйственный двор». На симметричном участке с одной стороны располагались ледник, службы, конюшни, гараж, жилой дом для персонала, а с другой – два бревенчатых общежития с печным отоплением и восьмиквартирный жилой дом Г-образной формы.

Другая не менее значимая общественная институция – Дом юстиции – было предназначено для размещения в нём Свердловского областного управления исправительных трудовых учреждений и Свердловского областного суда. Согласно постановлению Народного комиссариата юстиции РСФСР от 1921-го года, в целях усиления пропаганды советского права и его разработки было принято решение выпускать научно-практический журнал «Еженедельник Советской Юстиции». Большое внимание в нём уделялось правовой пропаганде и воспитанию. С 1985-го года в здании располагается Свердловский областной суд. В комплексе зданий Дома Юстиции был даже детский сад, напоминающий по форме панцирь улитки.

Внушительное значение имеет появление Родильного и гинекологического отделения, расположенного на ул. Репина. НИИ охраны материнства и младенчества появился в России ещё в 1877 году, однако в то время роддома были предназначены для женщин самой древней профессии по указу императора «…дабы не рожали на улице».

В 1916-ом году доктором А.М. Новиковым был поставлен вопрос о преобразовании Екатеринбургского роддома в Научный институт. В 1930-ом году он расположился в конструктивистском здании, где находится до сих пор. Конфигурация у здания сложная, декорированная рустом и пилястрами. Главный фасад оформлен выступающим порталом с двумя стилизованными колоннами с капителями, на высоком крыльце расположены вазы и канделябры, украшенные лепным декором.

В 1925-ом году в газете «На смену!» появилась статья «Будущая сила Свердловска», где автор описывает один из объектов маршрута: «Издали ещё вам бросается в глаза главное здание электростанции. Налево идут торфяные разработки, на которых кипит работа. Заготовленного торфа имеется уже восемьсот тысяч пудов. Торфу должно хватить на пятьдесят лет. Корпус внутри и снаружи ещё в лесах».

Речь идёт об Электростанции им. Рыкова – одном из первых зданий в Свердловске, построенном в стиле конструктивизма. Оно находится на Большом Конном полуострове. Если анализировать тексты того периода, то можно заключить, что здание не воспринимается жителями города как воплощение новаторского архитектурного проекта – внимание приковывают машины, в первую очередь. Восторженные уральские журналисты описывали их как огромных дремлющих животных, просыпающихся по первому зову партийного руководства.

10-го февраля 1927-го года станция дала первый свет, однако необходимо было приурочить это событие к политически важной дате. Решено было запустить станцию 12-го марта – в «день свержения самодержавия», однако бесперебойная её работа была обеспечена только спустя полгода. Тем не менее, это не мешало говорить о станции с гордостью и пафосом.

37_full

Она описывается в духе эстетики покорения природы, победы машинной цивилизации над «идиотизмом сельской жизни», первобытным хаосом и патриархальной дикостью.

При электростанции был построен рабочий посёлок по образцу соцгородка. Кроме жилья были построены амбулатории с квартирой фельдшера, кухня-столовая, рабочий клуб, конный двор, прачечная и баня.

До станции добирались на небезызвестном по сей день трамвае №11 все желающие посмотреть на машинную добычу торфа. Там же собирали ягоды – морошку, клюкву, голубику. Сейчас мы не имеем этой возможности: ягоды давно там не растут, а станция проработала только сорок лет, после чего была демонтирована.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook