Выбор редакции

Марина Ягода: взаимная любовь с Екатеринбургом

Опубликовано 27 июня 2015 в 21:12
0 0 0 0 0

С уличным художником Мариной Ягодой и командой «Такнадо!» у Екатеринбурга сложились особые отношения. Сибирские райтеры – завсегдатаи фестиваля «Стенограффия», в рамках которого они подарили уральской столице немало знаковых арт-объектов. Банку сгущенки и огромный суп Сampbell с первого фестиваля уличного искусства успели отметить в зарубежных СМИ.

На днях Марина и Иван Ягода приехали в Екатеринбург без какой-либо конкретной цели: ребята отдыхали на родине граффити — в Берлине и на обратном пути заехали в уральскую столицу. Прекрасная половина команды поделилась с журналистом TER впечатлениями о поездке и парой секретов новой работе в рамках «Стенограффии»

В Европе твою работу могут закрасить, поверх неё нарисуют новую уже на следующий день. И это нормально.

circle (1)В вашем городе совсем другое отношение к граффити: если есть красивый арт-объект, то жители Екатеринбурга стараются его сохранить. Яркий пример — ребята из Streetart, придумавшие проект «Хранители Стритарта». Нам, как авторам, приятно, что есть уважение к работе и хороший рисунок может стать достоянием города.

Екатеринбург – это город, где люди очень отзывчивые. Взять хотя бы наш проект на Уралмаше: люди до сих пор пишут мне в соцсетях «Вааау, круто! Большое спасибо!», хотя прошло столько времени.

Есть такое выражение «ты сделал мой день» и екатеринбуржцы мне часто делают настроение на день. В Новосибирске есть куча друзей, которые поддержат и похвалят, но тут приезжаешь в другой город и здесь любят. Это дорогого стоит.

Сам город нравится, наверное потому, что с нами здесь происходят какие-то добрые вещи.

«Одна из моих любимых работ – Кубик Рубика, который делал Ваня, - говорит Марина. - Как я её понимаю: прекрасный посыл о смешивании и равенстве рас, ведь Екатеринбург стоит на границе Европа-Азия».

«Одна из моих любимых работ – Кубик Рубика, который делал Ваня, — говорит Марина. — Как я её понимаю: прекрасный посыл о смешивании и равенстве рас, ведь Екатеринбург стоит на границе Европа-Азия».

Сейчас вы приехали, урегулировали все важные аспекты перед работой на «Стенограффии»: место и рисунок. Осталось только приехать. Что на этот раз подарит уральской столице команда «Такнадо»?

В этом году мы делаем фасад на серьёзную тему. Так получилось, что я столкнулась с историей «Ночных Ведьм» и начала читать про женщин в войне и меня тронула идея. Отряд женщин-лётчиц.

Если смотреть на улицы, которые названы имена героев войны, то там женских имён очень мало. Поэтому я захотела взять женский образ – очень нехарактерный для войны, иллюстраций, картинок. Обычно мужчина – это война. И правильно, у войны не женское лицо, так и должно быть.

Хоть я и родилась в Советском Союзе, мне сложно прочувствовать эту тему. Есть рассказы дедушки, который участвовал в блокаде Ленинграда и он никогда не говорит о картине целиком – тяжело вспоминать.

Минутка фантазии: мы видели эскиз арт-объекта. Это чёрно-белая фотография женщины-солдата, которая смотрит сквозь свои руки. Попробуйте представить это сейчас и сравните с итоговой работой. На фото: рисунок со Стенограффии 2014, который Марина делала в одиночку.

Минутка фантазии: мы видели эскиз арт-объекта. Это чёрно-белая фотография женщины-солдата, которая смотрит сквозь свои руки. Попробуйте представить это сейчас и сравните с итоговой работой.
На фото: рисунок со Стенограффии 2014, который Марина делала в одиночку.

Выходит, что нас ждёт мрачная работа на тему войны? Если художники стараются сделать сильную работу на тему войны, то обычно изображают боль, страдание и смерть.

В этом портрете спрятаны чувства девушки на войне. С одной стороны, рисунок простой, но, между тем, сложный. И идея будет понятна каждому. Сама по себе работа будет очень приятна глазу, но если ты захочешь остановиться и задуматься, то начнёшь чувствовать её глубокое эмоциональное состояние.

Но, вместе с тем, она не страшная.

Если ты даже на тему войну хочешь сделать эмоциональную и нестрашную работу, то объясни: откуда эта массовая любовь к пугающим или вызывающим работам на улицах? Почему талантливые художники сдуваются, переходя к политическому посылу и что пытаешься донести лично ты?

Это один из самых лёгких путей быстро прославить и стать известным райтером – рисовать едкую работу. Делать что-то на злобу дня.

Время, когда художники пытались захватить внимание какими-то взрывными вещами или очень страшными, подходит к концу. Сейчас уже не сыграешь на простейших эмоциях. Улицы должны быть добрыми, вокруг слишком много негативных новостей, которые ты не хочешь получать, но тебе приходится. И улицы – это одно из пространств, которое заполнено различной рекламой, если делать ещё и стритарт работы жёсткими, до будет сложно дышать в таком городе.

Но у меня нет таких рисунков, я стараюсь делать это мягко. Однажды я наметила себе курс на мягкие и добрые работы.

Негатива вокруг достаточно, при создании работы людям следует оставить выбор. Когда твой посыл жёсткий, то он и ощущается намного грубее, даже если не хочешь смотреть на рисунок, то осадок от него останется. А добрая работа – если у тебя плохое настрое, то оно может подняться, не поднялось – я сделала всё, что было в моих силах.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook