Многоразовый праздник. Когда Новый год — твоя работа

Опубликовано 09 января 2015 в 18:19
0 0 0 0 0

Декабрь ознаменует пришествие главного праздника страны, несущегося бешеной лавиной. Праздника вбирающего в себя деньги, людей и эмоции. Оставляя после себя двух недельные выходные и новые надежды. Он нарастает подобно бешеным ритмам ирландской польки, доводя всех до экстаза. На все это через белоснежную накладную бороду или из под синего кокошника смотрят люди. Люди, для которых праздник – рабочие будни. Иногда уставшие и сонные. Но пока еще желающие дать детям хоть капельку волшебства и веры в чудо, в которое, они и сам хотят верить Можно ли любить такую работу, повторяя одно и то же по семь раз на дню течении нескольких недель?

IMG_3393-1-2

Круглая деревянная комната, в центре горит очаг. У стены трон деда Мороза, увенчанный искусственными еловыми ветками. Рядом елка.

Играет веселая музыка. По комнате крепко сцепив маленькие ручки, вращаются дети. Ядро их центрифуги занимает дед Мороз. В процессе хоровода он замораживает нескольких детей.

— Ой, смотри, целых троих заморозил,- радуется Мороз.- Я их себе оставлю
— Ты чего это опять придумал?- резко отрезает Снегурочка, словно грозная мать. — Ну, зачем тебе очередные какие-то ледяные фигуры?

На другом конце комнаты за столом сидят родители, некоторые из них доедают детские сладости. Наверное, чтобы не пропало за зря – все равно заморозили.

— А что? Красиво!- настаивает Дед Мороз.
— Будет размораживать!

Дети смеются. Актеры в костюмах Деда Мороза и Снегурочки тоже. Они еще молоды. Но иногда видно, как их усталые глаза поблескивают от пламени. Тухнут и загораются с новой силой. Сегодня эти слова они повторяют уже в пятый раз.

Волшебное утро

IMG_3536-1

— Там у метро кого-то избили только что,- сообщает юноша, залезающий в белый Форд Транзит.
В окне со стороны метро пробегает несколько молодых людей без верхней одежды.

Время 8 утра. Последнее воскресенье 2014 года. Пассажиры молчат. Спят. Некоторые уткнулись головой в переднее сидение. На поручне висит красная шуба Деда Мороза. Кое-кто из актеров только несколько часов назад вернулся с очередного новогоднего корпоратива, где развлекал взрослых. Сегодня же им предстоит создавать сказку для детей.

Машина направляется в село Кашино, что в пригороде Екатеринбурга. Там база отдыха, на которой собственно и проходит эта новогодняя сказка, или, по официальному названию, «Интерактивная новогодняя программа в «Царстве Морозовым» для детей от 4 лет. Звучит серьезно. Но и сказки не шутка.

— Люди не до конца понимают, зачем они приехали. Какие цели преследуют. Не все слышат. Не все у всех складывается понимание. Они пишут в отзывах на сайте, — отчитывает актеров Денис Секачев. Он один из руководителей фирмы, занимающей организацией праздников, в частности, этой новогодней программы. Денису завтра исполняется двадцать четыре года. На нем белая шапка ушанка и такие же валенки.
— Цель – пройти испытание, попасть в царство мороза. Нужно быть смелым, сильным и дружным, — отвечает актриса Анна Баранова.- Наверное, концепция до родителей не доходит?
— Да уж скорее всего. Потому что отзывы все-таки родители и пишут!
— На Елки идет разделение актеров на три группы,- поясняет мне суть всего автор сценария и режиссер новогодней программы Александр Кудряшов. — Первая группа — Четыре стихии зимы: Снежинка, Сугробушка, Узорушка и Холодок. Вместе с ними дети проходят испытания. И только пройдя все, они смогут попасть в Царство Мороза. Нужно что-то отдать, чтобы что-то получить.

IMG_3545-1

Далее в Царстве – в комнате с очагом — детям дадут поесть, а родители смогут отогреться. Там ожидает семейство Морозовых, то бишь Дед и Снегурочка плюс Снеговик, выступление фокусника и подарки. Также аквагримеры. Это те люди, что красят всем лица на разных праздниках. После детей забирают Добряки Здоровяки и ведут кататься на оленьих упряжках, стрелять, из реальной версии Энгрибердс и смотреть на соколиную охоту. Еще есть администраторы. Их задача контролировать плановый выход актеров, и наполняемость детских тарелочек сладостями во время обеда.

— Сколько сегодня Елок? – спрашивает Дмитрий Куницких — юноша, исполняющий роль Деда Мороза.
— Сколько скажут, — отвечают ему.
Дмитрий глубоко вздыхает.
— Я уже устал…

По приезду на базу все вместе торопливо выгружают из машины в деревянный дом инвентарь и коробки с надписью «Хрупкий груз». В них подарки с конфетами. Помещения еще холодные после ночи; затапливают печь. Коробки относят на кухню, так же выполняющую роль гримерки для актеров и склада. Из неё ведет дверь в центральную комнату.

Денис разрешает открыть три подарка. Все толпятся вокруг маленькой коробочки. Конфеты оказываются замерзшими. Их отправляют на печь отогреваться. Актеры переодевают в костюмы и мельком повторяют свой текст.
На стекле через ледяной узор видно красноватое свечение солнца. Оно еще лишь готовится вставать из снега.
День только начинается.

Добро, друзья, пожаловать

IMG_3328-1

База отдыха, являет собой растянутый в лес комплекс зданий и каких-то деревянный сооружений, вроде горка и парусник. Все это обмелено завесой пятиэтажных сосен, они обволакивают территорию базы отдыха, образуя какой-то отдельный мир.

На поляне перед домом стоят четверо в сине белых костюмах стихий зимы. Словно герои какого-то аниме. Они всматриваются в белую даль, откуда появляются маленькие черные силуэты — дети. За ними подгоняя, плетутся силуэты побольше – родители. Четвертка начинает прыгать и танцевать на месте, чтобы привлечь внимание силуэтов.

— Добро, друзья, пожаловать!- начинает Снежинка — Любить просим и жаловать!
— Приятная встреча!- подхватывает Узорушка
— Откуда? Далече?
— В Царстве Морозовом ждут приключения!
— Подарки, веселье и угощения!- продолжает Льдинка.
-Горячи наши носы? Горячи ладошки?

Дети в замешательстве.
Вокруг них в хаотичном порядке блуждают родители, в основном, это мамы. Отцы тоже есть, но в меньшинстве. Кое-кто уже отходит покурить к сосенке.

— А давайте сначала конфеты,- выкрикивает самый высокий и наглый на свое юное лицо шестиклассник. Остальные юноши из его класса цинично посмеиваются. Они пытаются всем своим видом показать, как для них все происходящие нелепо и глупо и незрело.
— Нет, дедушка Мороз просто так угощения не дает.
— А мы договоримся,- ухмыляется.

Четвероклассники же просто бегают вокруг и радуются жизни.
На кухне все еще сидят богатыри. И ждут своей очереди.

— Вам скоро выходить,- предупреждает богатырей девушка администратор.
— Я — Илья Муромец. Сейчас мне 16 лет,- говорит, развалившись на диване Иван Секачев. — Могу еще 14 пролежать на печи.

Черная и белая магия

IMG_3521-1-3

День в разгаре. Фокусник Максим отдыхает на кухне.

— Существуют такие дети,- говорит он, ловко перекатывая белый шарик в руках, — Которые в девять лет могу подойти и спросить у тебя: «Извините, а вы какой маг, черной или белой магии?». «А что такое? Тебе как-то помощь?». «Да,- говорит,- я хочу, чтобы вы воскресили Лермонтова». Это одновременно и поражает и доводит до абсурда.

Максим высокий, стройный и напоминает манекенщика с рекламы мужских костюмов. Да и сам он сейчас в черном длинном фраке. Фокусами занимается шесть лет, зарабатывает на этом около года.

— Максим, программу сократи, пожалуйста, свою,- обращается к нему Денис.
— Она же 8 минут,- усмехается.
— Блин, делай пять. Мы не успеваем.
— Все, окей,- серьезно отвечает он и продолжает. — Был у меня случай, я работал с цирком в Челябинске. Выхожу на сцену и вижу перед собой 650 человек. Полный забитый зал. Шесть сот пятьдесят людей смотрят на меня. Я отрабатываю номер, выхожу на поклон и слышу «Бравооооо» — люди хлопают, дети топчут ногами. И вот это вот чувство — внеземное,- которое тебя потом преследует. Это как наркотик уже.

Недавно Максим закончил колледж; изучал подземную разработку месторождений полезных ископаемых.

— Мне нельзя работать по этой специальности, у меня клаустрофобия. В шахте сидеть вообще не хочу.
— Зачем тогда ты туда пошел учиться?
— Родители,- с тихой печалью говорит он. – Сам понимаешь.

Максим уходит на очередное выступление. Через несколько минут, небольшая комната, где всего пара десятков детей и взрослых, взорвется ликованием. Фокусник скромно поклонится зрителям и с улыбкой уйдет обратно кухню.

Первый Джокер на лице

IMG_7548-1

— Дети кто постарше все почему-то просят нарисовать Джокера или скелетов. Девочки — бабочек. Маленькие девочки все поголовно хотят быть кошечкой, — возмущается невысокая рыжая девушка аквагример.

Представилась она, как Джун Татуола – её сценический псевдоним косплейщика. Имя не называет – принципы.

— Они как-то все зациклены на один и тех же персонажах,- с еще большим сожалением продолжает она. — Но я пытаюсь выложиться на каждом ребенке! Не знаю, как другие. Я просто не могу отпустить его на половину дорисованным и сказать «все идти». И у меня просто, не знаю, совесть не позволит! – восклицает рыжая Джун. — Я сижу до конца и рисую. Закончили, говорю, смотри, тебе нравится? И у него на лице такое счастье, он вздыхает: «ааах». И он… И ты… И ты понимаешь, что ему нравится!

Джун улыбается.

— Мы когда первый раз рисовали детей сирот. Мальчик, который самый первый Джокера попросил нарисовать — это был мой первый Джокер — он, когда уходил даже со мной попрощался, это было на столько, прям, вот, непередаваемо. Он сказал: «Пока….». Ууу,- умиляется она. – Здорово! Он сказал: «Пока….».

Обед и чудо

IMG_3366-1-2

Обед — металлическая кастрюля теплых слипшихся макарон по-флотски и капустный салат. Девушки гримеры рассаживаются вокруг печи с тарелками. Актеры по мере успеваемости стараются поесть.

— С детьми всегда по кайфу работает, – разжёвывая капусту, говорит Игорь Зезюлин. Его грубый хриплый голос мешается с едой во рту. На нем костюм богатыря, который делает его раза в три больше. Когда улыбается, то видно, что у него не хватает переднего зуба. Улыбается он часто.
— Всегда прикольно потому, что дети это Новый Год. Это радость. Это волшебство. Это сказка. Дети — они создают это самое, как бы, новогоднее настроение. Играя с детьми, ты понимаешь, что как бы чудо-то оно не далеко. И много-то для него не надо. Просто взять детей. Рассказать им что-то. Показать. Они в это верят. И сам начинаешь в это верить.

Денис ругается на богатырей. Велит поторопиться, потому что скоро выйдет уже следующая группа детей.

— А ничего что по семь раз в день одно и то же?
— А? А!- пережёвывает, глотает. — А кто сказал, что одно и то же?- удивляется.- Каждый день разные дети! Поэтому каждый день разная ситуация, разные обстоятельства. Импровизация детям всегда нравится. Если ты отрабатываешь все по сценарию, все по схеме, то на всех детей схема работать никогда не будет.
— Все, все, все ухожу,- говорит Игорь Денису, затем разом впихивает в себя остаток капустного салата. Часть его падает обратно в тарелку, которую богатырь второпях бросает на стол. Отталкивает дверь с криком: « ЭЭГЕГЕЕЕЕЕЙ»

Тем временем у поляны перед домом опять звучит.

— Добро, друзья, пожаловать. Любить просим и жаловать!
— Приятная встреча!
— Откуда? Далече?

Когда уже несколько раз наблюдаешь за тем, как черные силуэты становятся детьми, а потом проходят одни и те же конкурсы. Слышишь вместе с ними одни и те же слова. Кажется, что это день сурка. С виду ничего не отличаются. Такие же дети. Такие же слова. Все так же пританцовывают актеры. Правда, уже больше от холода, чем для привлечения внимания. На улице все же минус тридцать.

Пирог с мясом

IMG_3400-1-5

Богатыри отходят за дровник для небогатырских дел.

— У нас уже было 4 группы,- считают они.
— Или пять.
— Или пять.
-Осталось две,- говорит фотограф Вера Кусабаева. Она тоже весь день проводит на улице.
— Не устаешь работать с детьми?
— Устаешь. Но устаешь по-доброму. Не как целый день сидишь и пашешь. С детьми работать всегда весело.
— Не в офисе сидеть,- говорит Игорь.
— Не в офисе сидеть,- подтверждает Иван.

Игорь закончил театральный факультет педагогического университета, сейчас учится на магистратуре по направлению хореография. Иван занимается в театральном кружке своего техникума, говорит, что понравилось с детьми работать, потому сюда пришел

Денис приходит и отчитывает всех за курение, потому что дети это видят. Потом переводит тему.

— По два круга на оленях. По два круга все. Слишком быстро заканчиваете. Надо дольше,- распоряжается он и уходит.
— А когда не весело?
— Когда бывают дети попадаются наглые. Выводят из себя. Главное вести себя спокойно. Ничего грубого в их адрес.
— С теми, кто у нас понаглее,- серьезным тоном начинает Игорь. — С ними строже. Самого наглого берешь и даешь ему какую-нибудь ответственность. Даешь ему за что-то отвечать. И сразу появляется у человека какая-то, что? Мотивация. Он говорит: «О! Меня заметили. Все значит, показал себя». Он тебя слушает, чувствует ответственность. Он понимает, что его поощрили — дали ему заглавное задание. Ему становится интереснее, и он тоже начинает постепенно втягиваться в игру. Если совсем наглеют дети, не держат внимание, то, так как мы богатыри, нам просто: «Это армия, сынок. Встать в строй!». И все. Все сразу же понимают. Показываешь, что ты главный.
— Если видишь, что дети слишком чебурек,- добавляет Иван. — То сразу же показываешь им мясо. У кого мяса больше.
— Если видишь, что дети дофига чебуреки,- подхватывает Игорь. — Ты говоришь им, что ты пирог с мясом. Дети сразу осаждают.
— И понимают.
— То, что пирог больше.
— А если пирог больше, то его и слушать надо.

Конвейер праздника

IMG_7482-1-2

— Иди к Дедушке,- подталкивает женщина своего сына вперед.

Дед Мороз сидит на троне. Над ним горит флуоресцентная лампа, золотом красное одеяние. Мальчик подходит к нему. Дедушка дарит подарок – коробку с конфетами в форме домика. Потом снимок на память. И следующий. Опять подарок, снимок следующий. Подарок. Снимок. Следующий. Так по тридцать за раз. Напоминает конвейер.

— Ну что ребята, до свидания,- громким твердым голосом прощается с этими детьми Дед Мороз.

Они со Снегурочкой входят на кухню. Мороз снимает шапку и становится снова Дмитрием. Бас пропадает. Вместо него тихий мягкий голос.

— 18 минут сейчас,- говорит Дмитрий, скидывая красную шубу. Снегурочка остается в образе.
— А 20 минут у нас идет.
— Если в следующий так же системно и быстро проведем, то точно успеем вернуться в график.
Сейчас круговорот Елки отстает на полчаса, а новые группы прибывают, потому начинается всеобщая спешка. Актеры, работающие на улице, уже несколько часов не могут зайти, чтобы передохнуть.
— Устали? – спрашиваю.
— Да не то, чтобы устал,- тихо отвечает Дмитрий. — Нет времени пообщаться с детьми. Хочется всех их выслушать. Бывает, ребенок готовился, готовился. И мне бы спросить: «Что ты приготовил?». А кто-то сам говорит: «Я хочу спеть». Потом чувствуешь разочарование в том, что не даёшь детям пообщаться. Слишком быстро, кажется, что ты их обманываешь. Они хотят тебе рассказать, а ты «следующий», говоришь.
— Дети новые пришли!- кричат из главной комнаты.
— Уже идут?- раздосадовано восклицает внучка. Синий кокошник давит её волосы.

***

IMG_3475-1

Сейчас они все они еще молоды. Хоть и дают по семь выступлений в день, эти ребята все рано бережно и с любовью относятся к каждому. Возможно, что в будущем, отработав пятнадцать — двадцать лет к ряду, они забудут и потеряют эти качества. Их выступление будут под копирку. Их отношение будет сухим и безразличным. Да и каждый из нас слышал истории, когда красный Дед Мороз, является абсолютно синим. Возможно, будет так.

Возможно, что нет. Сейчас по крайне мере так. Потому что сейчас Снеговик Ксения Забродина сидит на чёрном диване на кухне и вместо ног у неё белый шар. Она говорит.

— Я не верила в детстве в Деда Мороза. Потому что с ранних лет была на сцене и играла разные роли. Я смотрела на персонажей с другой стороны. Я смотрела на них как на артистов.
— И что видела?- спрашиваю.
— Иногда хотелось прогнать и забрать на сцену вместо них. И я всегда завидовала.
— Снеговик на выход!

— Дубль семь,- кротко улыбается Ксения. Надевает белый пуховик. Поролоновую морковку на нос. И Снеговик выбегает из обычной кухни с буржуйкой в волшебный замок Деда Мороза.

Автор: Эдуард Крылов
Фото: Вера Кусабаева и Эдуард Крылов

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook