Не верю

Опубликовано 05 октября 2014 в 14:12
0 0 0 0 0

Мошенниками героев этой публикации я назвать не могу, но с уверенностью говорю, что они — обманщики. И это не будет голословно.

Одурачивание №1. Пропали денежки

На сайте вакансий некая Алена Николаева разместила вот такое объявление: «Предлагаем Вам несложную работу на дому. Необходимо собрать 300 штук украшений. Материал это: стеклярус, нити специальные, застежки винтовые, в зависимости от фасона. Инструкции по сборке с цветными фотографиями и подробным описанием работ будет под каждым фото. Работа по сборке бижутерии очень простая и не требует специальных навыков или обучения, с ней в состоянии справиться даже школьник…»

Алена ловко закидывает крючок для тех, кому нужен заработок. И это верно, заработок на дому тем более за такую сумму нужен всем. А обещает она 14 тысяч за десять дней. Только дурак не согласится. Или в этом случае, только дурак и согласится… Причем с нами, работниками, обязуются заключить трудовой договор. Но это все в том случае, если мы оплатим курьерскую доставку за первую партию.

— Сколько стоит первая доставка, которую я должна оплатить? — спрашиваю ее.

— Оплата 410 рублей на наш счет, на следующий день приезжает курьер с договором и посылкой, договор подписываете, ставится печать и все, посылка ваша, можете приступать к работе, — отвечает она.

Ага. В субботу, как только получаю стипендию, оплачиваю доставку. Алена при этом, чтобы я не передумала, отвлекает мою бдительность, спрашивает, где я живу, куда курьеру доставить партию, скидывает поддельный официальный сайт украшений и уже при этом блокирует страницу.

X0WEm-dxISY— Алена, деньги отправила, чек отправлю позже…

И все. На сообщения, почему курьера все еще нет, она вообще не отвечает. Исчезла Алена. Исчез заработок. Исчезли деньги. А если представить, что сегодня на вакансию Николаевой купились такие же доверчивые десять человек, то в кармане у сказочницы оказалось четыре тысячи рублей, если сто — то сорок тысяч.

Одурачивание №2. Да, не обманщик я

Этим же месяцем уверяюсь, что фантазеров в сети — пруд пруди: в паблике уральского университета читаю объявление Ильи Бакуленкова (фамилия персонажа изменена — А.С.): «Помощь на сессии. У кого проблемы со сдачей сессии, обращайтесь! Помощь с поступлением, перевод на бюджет».

Перевод на бюджет? Как?! Мой друг не может перевестись на бюджет уже второй семестр из-за единственной четверки в зачетке, а тут… Пишу этому Илье.

1_33— Какая у Вас конкретно помощь? Это официально? Не будет потом проблем с деканатом? С переводом на бюджет — это простая консультация?

Или реальная помощь?

— Реальная помощь. Не бесплатно, конечно. Все переводы и поступления официально, это же государственное учреждение и по-другому просто невозможно.

— И сколько же мне копить денег? — иронизирую я.

— Анастасия, полная стоимость перевода — 75 тысяч рублей, соответственно платите половину, 37-38 тысяч. Переправите деньги в банке на карту… А так все официально, через ректорат и деканат. Оплата происходит в два этапа: сначала выходит приказ о твоем переводе. Оплачиваешь 50%, после окончания всего, когда уже будешь учиться на бюджете, и все будет подписано, отдаешь вторые 50%.

— Сумму необходимую я несу в деканат? — я уже откровенно его развожу. Илья откровенно разводит меня:

— Нет все через меня… Это слишком нагло будет так делать, — и добавляет про какой-то выдуманный приказ, — Анастасия, вообще вышел приказ министерства насчет того, что нельзя переводиться на бюджет. Я же написал что это не бесплатно, и вы платите деньги не за то, чтобы просто ваши документы обработали, а чтобы где-то глаза закрыли, где-то что-то дописали. Люди работают.

Это уже я расставляю запятые и более-менее орфографически правильно пишу его слова, но Илья часто путается в написании, вместо «министерства», пишет «минестерство». Не отвечает на вопрос, где он работает, но я уже понимаю, что помощь его представляется лишь в том, что он меня ловко проведет, обманет, надует…

Через несколько дней «помощник» вновь пишет, но я иду на попятную:

— А ведь у меня по итогам хвост, то есть сессия не закрыта.

Тут Илья выступает в роли волшебника:

— Закроем ваш хвост «по ходовой».

Через месяц я уже открываю карты и даю право высказаться «обвиняемой» стороне:

— А знаете, почему я вам тогда не ответила по поводу перевода? Мне кажется, что вы — обманщик, потому что перевестись на бюджет законно можно только по итогам сессии, а не закрывая глаза на долги и при этом не доплачивая уж точно «кому следует». Почему вообще подрываете престиж университета?

— О каком престиже идет речь? Если вы меня не поняли, то это ваше дело, — заключает он.

На этом наш разговор закончился. И я рада. Хотя мне ясно дали понять, что я чего–то не уразумела. Не разумела, что давать взятки нужно без морализации?..

Одурачивание №3. Аппарат абонента – изолента

Суббота. Недалеко от университета стоит женщина с портретом маленького мальчика. Она не просто стоит, а голосит, рыдает.

Кто-то от нее отворачивается, кто сходу вбегает в трамвай, кто-то покупает цветы и газеты, кто-то шуршит купюрой и бросает ей в пакет, который уже помаленьку стал заполняться. Меня и девушку Леру к ней тянет магнитом.

— Не проходите мимо, помогите, — ее голос «стучит» по перепонкам прохожих.

— Я ничего не понимаю, — говорю я девушке, стоящей рядом со мной.

— Она кричит, что операция нужна.

Мы подходим ближе.

— Может, через СМИ попробовать? Вас как зовут? А сколько нужно денег?

— Шесть тысяч долларов, — говорит нам Анна.

Тут мы обмениваемся телефонами с просящей. Я обещаю сегодня позвонить, чтобы расспросить о подробностях и помочь составить типичное «попрошай-объявление» в газету.

Девять часов вечера. Я уже пятый раз набираю Анну, но на том конце провода — аппарат абонента выключен. На следующий день то же самое.

— Лер, не могу дозвониться до Анны. Она мне только номер телефона дала, а с адресом что-то прокололись, — жалуюсь я. — А вообще ты веришь этой женщине?

— Как только ты мне написала, что она не берет, я сразу засомневалась, — отвечает девушка, — Она так плакала, я думала помочь, может о ней в интернете информация есть, я бы могла своих одногруппников попросить помочь… Настя, я спросила ее, чем болеет ее мальчик, он так тихо сразу заговорила, неуверенно.

— Все ясно. Есть два варианта всего этого дела: раз – ей действительно требуется помощь, но она не хочет вмешательства двух инициативных студенток. Два – помощь ей не нужна, потому что мошенникам нужны деньги.

Третьего не дано. Третий вариант знает только сама Анна. И ее совесть. Или ее отсутствие.

Со всеми этими персонажами я познакомилась, к сожалению, за год. Наверное, когда я поживу еще больше на этом свете, в этом городе, с такой философией улиц и с такой интернет-хитростью, то окончательно потеряю веру в то, что кому-то можно верить и кому-то можно помогать.

0 0 0 0 0




Вконтакте
facebook