Озёрный волк

Опубликовано 09 июня 2014 в 15:06
0 0 0 0 0

Автор: Оля Корюкова.

Знаете этих странных личностей, которые невесть зачем собирают жестяные банки объемом 0,33 из-под Coca-Cola, а затем выстраивают из них целые небоскребы на подоконнике? Нет? А мы знаем и каждый понедельник будем делиться с вами рассказами о самом невероятном времяпрепровождении и хобби биологического вида Homo sapiens на просторах Екатеринбурга. Сегодня- безумное и романтичное увлечение яхтами.

Яхт-клуб «Норд» с трех сторон огорожен от остального пляжа забором: здесь не встретишь по-витрувиански раскинутых загорающих тел, детей с руками по локоть в песке, и громкоголосых продавщиц горячей кукурузы. Шум болгарки сменяется мотором, покидающих пристань. Меня сразу вежливо посылают к одному из самых давних подпарусных обитателей.

Поднимаясь из темноты ангара, выпрямляется целая мачта в тельняшке. «Здравствуйте. Мы ищем Титовича» — неуверенно ставя ударения на все возможные позиции сразу, объясняю своё появление. «Мосов Виктор ТИтович» — представляется очень высокий человек.
Подойдя к самой воде, от которой расходится своеобразная пристань, он указывает рукой на яхту с именем » Сrinda» на боку.

03aEWLPnnbI

-Что значит «Crinda»?
И очень спокойно, монотонно, как плещут рядом волны, Титович начинает отвечать на вопросы, словно я надоедливая внучка: «Это переходное. Уже не дельфин, но еще и не кит… С детства тяга к воде. Потому я сюда из Екатеринбурга и переехал. Работал слесарем на УЭХК (Уральский электрохимический комбинат — прим.ред.), а в нашей лаборатории четыре человека яхтсмена. Вот они меня заманили «давай-давай». Пришел сюда — понравилось.

По всем магазинам материалы искал, -продолжает вспоминать Виктор Титович. — Трос приходилось везти аж из Финляндии. На таможне спрашивали «Что это у вас такое»? А как объяснить? У нас в России тогда вообще ничего не было. Пять лет материал заготавливал, пять лет строил…в таких кошмарных условиях. У меня яхта морская, спортивная, по чертежу Курта Рейнке.
Ринке. — Повторяю в диктофон.
Рейн-ке, — снисходительно поправляет Титович. — Река Рейн, и он Рейнке. Великолепно ходит: я же для себя ее сделал. Тогда паруса были новенькие. По два километра люди отставали от меня.

V4QOig6pDWg

Я смотрю на тихую гладь Верх-Нейвинского пруда и задаю совершенно по-идиотски сформулированный вопрос.
А кораблекрушения у вас тут бывали?
Во время настоящих гонок в Таватуе (Озеро в Свердловской области — прим.ред). Впереди камни. Нужно поворачивать, иначе всё, разобьешься! А против ветра инерции не хватает.
Ничего себе. Слушайте, а вот, например, у меня появилось большое желание и большая яхта. Что-то еще нужно?
Обязательно сдать на права, аналогичные автомобильным. Правда даже это еще не все. Четыре яхт-клуба, а места уже не хватает.
-В большое плавание не хотели бы отправиться?
Нет. Это очень дорого и сложно. Доставка: нужно делать трейлер специальный. И маленькие машины не потянут.
Ремонт каждый год все сложнее. Яхта все старее и старее…
Виктор Титович снимает темные очки, и я впервые отмечаю, что передо мной старый дедушка, просто непривычно высокий.
А вам, простите, сколько лет?
Немного смутившись, как кокетка в годах, он снимает панаму: «Семьдесят четыре».
О! Давайте я вас так сфотографирую?
Да у меня такие штаны..серые. — улыбается яхтсмен.
Показываю удачные снимки. Этот человек, как чудики с «Летучего голландца» — одно существо с кораблем-призраком. Так и Титович настолько гармоничен со своим белым парусом.

z495AMYK1B0

Вы тут, наверное, все вечера пропадаете. А как зимой? Придумали какую-нибудь альтернативу? — любопытствую в последний раз.
Виктор Титович — истинный озерный волк, шокирует наповал: « Айс-серфинг. Знаете, такая маленькая досОчка с парусом».

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook