Развлечения

Почему любительский театр иногда нечто большее, чем профессиональный

Опубликовано 13 марта в 21:12
0 0 0 0 0

TER продолжает рассказывать об открытом студийном театре, чьи спектакли почти невозможно отличить от профессиональных. Чтобы понять, что заставляет людей идти играть именно туда, и чем интересны спектакли О.С.Т, мы поговорили с одним из немногих профессионалов из труппы – Николаем Нечаевым.

Николай вылетел из меда, окончил ЕГТИ и бросил профессиональный театр ради любительского. С TER Нечаев поделился историей о том, почему он считает себя самым счастливым человеком, чем ему нравится театр и отчего он называет себя глупым.

5ce2a610660857.560e8bc1614ae

Мне понравилось на сцене

Я родился и вырос в маленьком городке в Казахстане, где в каждой школе преподавали казахский язык и литературу. Я упрямился и плохо учил эти предметы, но однажды ко мне подошёл педагог и предложил играть в школьном театре за хорошие оценки. Сначала мне дали маленькую роль: я выбегал из-за кулис в середине спектакля, что-то кричал на казахском и убегал в другую сторону кулис.

Но уже на следующий год мне дали роль в кадетской истории о том, как казахский деятель Чокан Валиханов учился в Омске и всё время припирался и чуть ли не сражался на рапирах с Золотаревым — своим главным антагонистом, которого я и сыграл. Я играл русского… и тогда мне понравилось на сцене. Ближе к девятому классу я уже обрёл цель — стать актёром, как-то воплотить себя на сцене.

0b663010660857.560e8b8662152

Вылетел из меда и попал в О.С.Т.

Спустя года я поступил в ЕГТИ, нашёл девушку, и вышла такая курьёзная история. Я жил на Уралмаше и каждый раз добирался до Проспекта Космонавтов лишь поздним вечером на метро. Это случилось в один из этих вечеров: ко мне подсел парень и медленно, но верно засыпал. Я боялся, что он проспит свою остановку и уедет в депо, где может влипнуть в неприятности. Я толкнул его плечом и сказал: «Не спи — замерзнешь», а он такой: «Ага-ага… ага» и опять засыпает, я уже повысил голос, но не помогло: он блаженно дремал.

Пришлось пойти на крайние меры и вывести его из вагона, что называется, в ручную. Он отблагодарил и, как оказалось, ничего не пил и не курил, а просто хотел спать. Студент. Его звали Миша Нохрен, и я узнал его имя не в тот вечер. Так получилось, что мы с ним абсолютно случайно начали пересекаться в разных уголках города и, конечно, замечали друг друга, типа: «О, опять ты! Привет!». И только в тот момент, когда мы пересеклись в метро в шестой раз, решили таки познакомиться.

b75e4810660857.560e8ad6f311f

Он спросил не хочу ли я сходить в театр, и я сразу согласился. Думал, что свожу девушку, взял у него два билета, а она не смогла — мне пришлось идти одному, не пропадать же билетам.

Спектакль назывался «Монолог». В О.С.Т. много спектаклей, поставленных на хорошей литературе людьми, которые её любят. Вспомните преподавателя, который любит свой предмет. Его же можно бесконечно слушать: с каким огнём в глазах он рассказывает и учит, словно каждый раз открывает что-то новое в своём предмете!

Точно так же, как и каждый актёр О.С.Т. упоён тем, что он творит на сцене. Когда люди делают то, что любят, это видно. Некоторые актёры так увлеченно могут девятый раз играть в одном и том же спектакле, что зацепить случайного зеваку также просто, как и внимательного зрителя.

Но «Монолог» относится к этюдным и пластическим зарисовкам,а не к литературным постановкам. Именно после таких спектаклей я захотел стать частью О.С.Т. «Они заставляют не думать, а чувствовать: ты одновременно не понимаешь, что происходит на сцене, но так хорошо это чувствуешь».

a2331d10660857.560e8ad7d25a5

Я увлёкся и сходил ещё на пару подобных спектаклей, после чего попросился в студию.

Со временем я даже влился в спектакль, правда, потом вылетел из меда, поступил в УрГУ, закончил, и подал документы в ЕГТИ. Тогда я решился бросить работу в типографии и уйти с головой в театр. Параллельно я подрабатывал ведущим на праздниках, корпоративах и на всякой остальной шабашке, чем сейчас до сих пор зарабатываю. На хлеб с маслом хватает.

Больше, чем профессиональный

В ЕГТИ я учился в мастерской у Нины Анатольевны. Всех актёров, у которых был какой-то опыт, втаптывали с дерьмом и считали дерьмом, потому что в глазах преподавателей и мастеров наш опыт — жалкая самодеятельность, а не выверенный годами традиционный подход к актёрскому делу. Но что самое интересное, я понимал, что я дерьмо, поэтому я пришёл сюда учиться, но преподаватели сочли за долг напоминать об этом. Мне тяжело давался первый курс, я свыкся только ко второму.

45ee4210660857.560e8a8d12f7b

«В профессиональных театрах почти никто не любит театр. Единицы любят, остальные зарабатывают».

Практически все актёры сидят на окладе или на каких-то процентах с продаж билетов, и им ничего больше не нужно в этой жизни: они играют маленькие роли, вечно устают, хотя почти не ходят на репетиции, плетут какие-то подковёрные интриги, из-за чего в каждой трупе такая крысиная возня, что мерзко на душе.

Когда нет души в том, что ты делаешь, то грош цена такой работе. Техника актера это воображение, память, внимание, речь, пластика, —  это сложно, но вместе с этим — всего лишь красивая картинка. Без любви к делу она ничего не даст ни зрителю, ни актёру. Когда внутри ничего нет, то и на сцене не появится. И пусть я занимаюсь самодеятельностью, но я занимаюсь тем, что я люблю.

Я люблю театр за то, что там может быть всё, что угодно, — он непредсказуем. Можно стоять на сцене и в это же время падать в затяжной прыжке с парашюта: всё, что ты делаешь, зависит только от твоего воображения и от умения включить зрителя в своё воображение.

271a8e10660857.560e8ad768f71

«Самые необыкновенные вещи можно сделать из обыкновенных вещей — из себя и простого реквизита, что подвернётся под руку, можно творить чудеса».

Важно, чтобы актёр сам обманывался историей, которую рассказывает, чтобы зритель следовал за ним. Нельзя допустить, чтобы актёр разрушил сказку, в которую верит собравшаяся публика. Они же всякий раз, когда приходят на спектакль, погружаются в мир, царящий на сцене. Они верят в происходящее, как родному брату: они сопереживают героям, боятся за их судьбу, радуются, когда герой избегает неприятностей.

Актёр же может всё разрушить, сказав что-то не то или не так на сцене, выдав себя с потрохами, как говорится. А зритель, как у Пушинка: обмануть его не трудно, он обманываться рад. Когда какой-нибудь ребёнок посмотрит спектакль, например, о львёнке и черепахе, ему нельзя видеть, как тот же львёнок курит с черепахой у чёрного выхода. Нельзя разочаровывать зрителя, иначе это разрушит всю сказку.

f1533211108657.560f1c38a2d21

Я себя считаю самым счастливым человеком. У меня есть дети и любимая жена, я занимаюсь тем, что люблю.

У меня всё хорошо, наверное, потому что я глупый.

Конечно, бывает не хватает денег, но я же хозяин своей судьбы: пожертвую каким-нибудь спектаклем и заработаю, если будет нужно. Меня такой подход вполне устраивает.

0 0 0 0 0