Почему мы не умеем обращаться к незнакомцам

похожие новости

«Мужик», «тётенька», «молодой человек» — каких только выражений по отношению к себе мы не слышали за свою жинь! TER решил разобраться в особенностях российской культуры этикета и узнать, почему россияне не могут стать «господами» и «дамами».

Дети называют 17-летних девочек «тётями», рабочие в спецовках обращаются к мужчинам в официальных костюмах просто и незаурядно – «мужик», а молодящиеся дамы почитают за комплимент брошенное им «девушка» — такие картины мы наблюдаем, без преувеличения, каждый день.

Эта вольность в обращении к незнакомцам никого не смущает, и, кажется, она даже стала особой частью русского менталитета.

Нелепость подобных ситуаций кажется забавной и даже широко используется в популярных произведениях – вспомните только, как вся страна смеялась над сценой знакомства в советском фильме «Джентльмены удачи».


В повседневности же возможных неловких ситуаций, связанных с проблемой обращения, не сосчитать. Каждому приходилось краснеть, попав в толпу незнакомых людей и испытывая потребность к кому-либо обратиться: в наше время нетрудно оскорбить человека, не угадав с возрастом, а то и с полом.

Мы стесняемся, тушуемся, но так и не решаемся заговорить.

И причина кроется не в грубости и невежестве отдельного человека, а в гораздо более сложном и глобальном явлении – отсутствии полноценной культуры, отвечающей за то, как принято говорить с незнакомцами. Разумеется, чаще всего с трудностями такого рода сталкиваются те люди, чьи профессии напрямую связаны с общением.

— Я действительно не знаю, как следует называть незнакомых мне людей, чтобы ненароком не задеть их и не оскорбить, — делится работник банка Екатерина, – на днях ко мне за консультацией обратилась пожилая женщина, и я назвала её бабушкой. Она рассердилась и выдала типичную фразу: «Какая я тебе бабушка?». Мне было очень неловко, и при этом я могу понять её возмущение. Но как ещё я могла обратиться к ней, не зная имени и отчества?

А ведь всё могло сложиться иначе. Например, в Англии, где условно можно любую барышню назвать «леди», а мужчину — гордым «сэр», и не прогадать, вероятность задеть человека неловким словом практически сведена к нулю. Вот тут и возникает вопрос: зачем привязывать обращения не только к гендерному признаку, но и к возрастному? Почему бы просто не использовать обращения, аналогичные британским? Разобраться нам помог лингвист Антон Спицын:

— На Западе с давних времён существовало гораздо больше формальностей, связанных с чинами и титулами. Конечно, и у нас правили государи, но Россия была аграрной страной, поэтому среди простого люда все эти высокие обращения не прижились по причине простой ненадобности. К тому же, сами правители часто не требовали к себе особого отношения.

Пётр I, например, не терпел, когда к нему обращались на «Вы»: «Негоже одному человеку себя за нескольких почитать».

Народ просто не привык к уважительным званиям, и поэтому, когда после множества репрессий низшие слои оказались у власти, им незачем было менять культуру своего поведения. До главенства добрался грубоватый и не самый образованный люд, так родились эти невежливые обращения – «женщина», «мужчина» и так далее. А градацию по возрасту, думаю, следует воспринимать как некую альтернативу различия между более простым «мистер», и более почтительным «сэр» и «лорд», неловко переделанную на наш манер.

Ещё сложнее выбраться из ситуации, когда необходимо обратиться к собеседнику, соблюдая уважение к занимаемой им должности, учесть его социальный статус. Соответствующие выражения для этого практически не используются, и, разумеется, на то есть свои причины. О них рассказывает доктор исторических наук Алексей Антошин:

— Культура уважительного обращения к собеседнику, особенно незнакомому, кардинально изменилась в эпоху СССР. До Революции общество имело чёткую социальную стратификацию, и, разумеется, обращаться к человеку следовало, приняв во внимание его должность. К высшим чинам обращались «Ваше высокоблагородие», к более низким – «Ваше благородие».

Нередко в литературе мы встречаем случаи, когда заурядного служащего зовут «высокоблагородием», и становится ясно: говорящий просто хочет ему польстить. Это художественное средство теперь понятно далеко не всем. После Революции весь привычный социальный строй рухнул, и люди навсегда лишились знакомой классификации. Неудивительно, что в таких условиях формировались невежественность и грубость – другого выхода у народа просто не было.

 

Вскоре СССР выстроил железный занавес, и тогда уже люди имели чёткую установку: к каждому нужно обращаться словом «товарищ», и звучать это будет гордо и достойно.

Такие слова, как «господин» и «госпожа», несмотря на то, что они являются общеупотребительными, приобрели негативную окраску – ведь ими пользовался Запад. Распад СССР снова ввёл людей в замешательство и вновь подорвал уже сложившуюся структуру общества. Несомненно, современная культура объясняется прошлыми историческими событиями, и нам в настоящем приходится бороться со всеми пережитками наших репрессий. Сейчас обратиться к незнакомцам, особенно старшего возраста, очень непросто: их нельзя назвать «господами», не убедившись для начала, что они не «товарищи». Для людей, принадлежащих определённым взглядам, это будет оскорбительно.

Может быть наши обращения не плохи?
По крайней мере, пока наши люди не решат, кем же им хочется быть – господами, товарищами или же леди и джентльменами, наши грубые и простоватые выражения никуда не исчезнут.
Иллюстрации: JONES & CO



материалы в других городах

в центре внимания Вернуться на главную

фото дня Граффити в ледовом городке
stepanovskikh_inoplanetyanka
цифра дня 320 000 человек составляло население Екатеринбурга 85 лет назад