Развлечения

«Про рок» и время без героя

Опубликовано 10 октября в 18:46
0 0 0 0 0

В детстве Женя Григорьев сотрясал барабанную установку и мечтал стать рок-звездой. Стал кинорежиссёром. И 7 октября представил в Екатеринбурге документальный фильм «Про рок».

Корреспондент TER отправился на премьеру и нашёл целых пять причин, почему оценить картину стоит даже тем, кто далёк от рок-музыки в целом и от уральского рока в частности.


Изменить отношение к документальному кино

Документальные фильмы современности совсем не похожи на те тоскливые монохромные повествования, которыми будущих диванных скептиков кормило руководство советских школ. «Про рок» доказывает это всеми возможными средствами. Отличным качеством звука и картинки даже в сценах, снятых на портативные камеры. Максимально плотным и осмысленным видеорядом, за которым чувствуется 550 часов отснятого материала и год монтажа. В общем, за все 112 минут (124 в режиссёрской версии, показанной на премьере) зритель вряд ли взглянет на часы хотя бы раз. Но, возможно, догадается, что Евгений Григорьев снимал фильм без сценария. Потому, что такие сочные кадры и спелые шутки никак нельзя было предусмотреть.

Пополнить осенний плейлист

Когда смотришь, какие музыкальные группы терзали слух Григорьева и его коллег во время кинопроб, то начинаешь понимать людей, которых от «рок-музыки» тошнит почти физически.

«80 процентам групп не хватало какого-то ощущения опасности. А это то, что должно быть в рок-музыке… ощущение, что они в дом к тебе войдут и сожгут его»,

— Владимир Шахрин, основатель группы «Чайф».

Но те три коллектива, которые в результате многочасового отбора стали героями картины, однозначно заслуживают места в вашем плейлисте. Их «рок» – это электроника, инди, гранж, нью-вейв и пост-панк. Это открытые раны, внутренние миры и слабоалкогольные напитки на фоне мрачных индустриальных пейзажей суровой уральской столицы. Понять эту музыку сможет каждый, кто хотя бы раз обрывал нити изживших себя отношений, пытался утопить тоску в Верх-Исетском пруду и с отвращением полз на работу усталым зимним утром. То есть – каждый из нас.

Развенчать мифы о жизни музыкантов

Секс, наркотики и рок-н-ролл? Пфф. Съёмные квартиры, семейные драмы и полуночные репетиции. Не в студиях, а в полутёмных подвалах и залах ДК на окраине города. Денег не хватает не то что на нормальные демо-записи – на билет до дома. Потому, что альбомы не продаются, а средства к существованию приносят либо концерты, либо работа, которая каждый день напоминает о необходимости сделать окончательный выбор между мечтой и рутиной.

«Каждый раз, когда ты произносишь, что тебе не стоило быть музыкантом, ты разрушаешь свою Вселенную, понимаешь? Я себе никогда этого не позволял, и из-за этого у меня получилось. Как только ты даёшь себе эту возможность, она тебя начинает точить. Не сейчас, так через месяц ты скажешь: эх, чёрт, всё-таки надо завязывать. Нет, надо знаешь что? Надо просто писать песни»,

— Сергей Бобунец, бывший лидер группы «Смысловые галлюцинации».

Обдумать главную проблему десятилетия

О кризисе миллениалов говорят все. Но правду о нём знают только сами представители поколения Y. Пытаются сформулировать, высказать. Внезапно обнаруживают: что за внешним балагурством, что за крайним безразличием к окружающему миру скрывается смутное ощущение тревоги. Неясное, но постоянное.

«Случилось страшное. Настало время, которое убило героев. То, о чём мы кричим с начала двухтысячных – «Героев осталось мало, я буду скучать». Героев больше нет и, видимо, не будет. Я не понимаю, как так произошло. На наших глазах всё измельчало… общая депрессия – она как крышка на голову: прижимает всех. Потому, что непонятно, как самореализоваться, как обратить на себя внимание»,

— Олег Гененфельд, экс-продюсер группы «Смысловые галлюцинации».

Впрочем, самому режиссёру и его команде не раз пришлось бороться с искушением прекратить съёмки. Отсутствие финансирования, непредсказуемое развитие судеб героев – «Про рок» не был бы завершён без поддержки акционеров краудфандинговой платформы Planeta.ru и 1500 екатеринбуржцев, так или иначе принявших участие в съёмках.

Понять, что «Про рок» — не про рок

Точнее, не только и не столько про рок-музыку, сколько про рок-фатум. Про линию жизни, которую человек рисует сам. Своим творчеством. Своим выбором. Между движением и покоем. Между мечтой и жизнью. Повторяя путешествие по стандартному циклу «развитие – кризис – возрождение». И веря, что он – «Led Zeppelin». Не меньше.

«Если бы люди знали, куда они идут, зачем идут, то шли бы быстрее. Наша задача и состоит в том, чтобы догадаться, куда и зачем мы идём. И пойти чуть побыстрее. Дойти до кона этого длинного пути. Наверное, это и есть смысл музыкантского существования. А если по дороге тебя ещё кто-то услышал, ты кого-то зацепил, кто-то пошёл вместе с тобой – ты счастливый человек»,

— Александр Пантыкин, «дедушка уральского рока».


Текст: Анна Мельникова

Фото: facebook.com

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook