Рай длиной в 90 минут: от непонимания до любви один шаг

Опубликовано 14 апреля 2015 в 15:45
0 0 0 0 0

Думаю, будь у меня моя собственная маленькая утопия, она бы была похожа на огромную чашу из стекла и бетона, с густой зеленой травой, яркими прожекторами, неутихающими криками сотен тысяч голосов, почти тремя десятками людей в бутсах и одним единственным круглым мячом в центре всего этого великолепия.

Да, мой идеальный мир выглядит как огромный футбольный стадион, забитый до отказа преданными фанатами и любителями зрелищ. Там нет бессмысленных драк, метания бананов с трибун, договорных матчей и скучного перекатывания мяча к своим воротам.

Если все это сложить, игра миллионов превращается в вещь почти идеальную и лишенную изъянов. А значит, приестся она также быстро, как полюбится.

Поэтому лучше пусть у меня будет не утопия, а маленький рай, который заключается в элементарной вещи: я хочу видеть большой футбол, во всех смыслах этого слова, с трибуны, хотя бы раз в две недели.

Да, каждому свое: одним клюшки с выбитыми зубами, другим непрерывный стук мяча о скрипучий паркет в декорациях безразмерных футболок, третьим что-нибудь с натянутой сеткой и стонами, четвертым дай по скрипучему снегу промчаться, и так далее. Но это все как-то менее массово и не так завораживающе, нежели та игра, о которой говорю я.

Футбол – это то, что любят на всех континентах из поколения в поколение. У одних это религия, у других сезонное увлечение. Кому-то абсолютно плевать. И то ли здесь важную роль играет желание не тратить «попусту» почти два часа жизни, то ли какие-то стереотипы. Ну, например, что футбол это «бессмысленная беготня» с участием «двадцати двух миллионеров». Пафосная и необоснованная категоричность, иначе не назовешь.

Скажу честно, я сам не сразу стал фанатом этой игры вплоть до начала пубертатного периода. До этого меня больше привлекали компьютерные игры, мультики и то, как перестать покрываться испариной, когда одноклассницы спрашивали: «А тебе нравится Танька?». Но тут в силу юношеского максимализма, поиска новых развлечений и желания лучше влиться в коллектив сверстников, я начал интересоваться футболом. Все началось с игр на физкультуре, где я чаще попадал по одноклассникам, чем по мячу. А в 9 из 10 случаев стоял в воротах, поскольку было такое негласное правило: «Кто самый толстый, тот на ворота»!

Поначалу мне очень нравились красные карточки и пенальти. А еще то, как футболисты празднуют голы и то, сколько эмоций на их лицах в эти моменты. В те годы я смотрел футбольные трансляции с разного рода комментариями, ракурсами, повторами и прочими чудесами телевизионного искусства. При этом, не понимая, зачем люди ходят на трибуны, тратят деньги и мёрзнут, если можно дома щелкать пультом, и пить чай оба тайма, сидя в мягком кресле.

Все изменилось, когда в один из типичнейших дней семиклассника мой школьный друг предложил сходить посмотреть футбол. Первый же вопрос, который я ему задал был в духе: «А чо, кто с кем?».

На что друг сделал то, что называется «facepalm» и, молча потащил меня за собой в сторону Уралмаша. В кассах билеты стоили по 100 рублей, пахло подгоревшими сосиками для хот-догов, вареной гречневой кашей и древними био-туалетами. Небольшое путешествие через стройные ряды милиции с их досмотром на ржавой проходной, и вот ты уже на трибуне.

Если бы мне предложили снять что-нибудь пост-апокалиптическое, то стадион на Уралмаше отлично бы вписался в общую декорацию гибнущего мира: тут тебе и металлическая сетка, отделяющая фанатов от поля, как диких животных, и разодранные на куски пластмассовые сиденья, будто бы после карликовой бомабрдировки. В дополнении всевозможный мусор под ногами, и поле засеяно чем-то мало похожим на траву.

Усевшись на газету поверх неудобного сидения, я продолжал недоумевать. Но тут началось то, что можно сравнить разве что с первым поцелуем или первым петтингом.

На поле вышли игроки, заиграла старая добрая советская мелодия футбольного марша, затем гимн РФ и тут все стали расходиться по позициям. Все это настолько захватило меня, что самый насущный вопрос возник уже после свистка:

-Димон, а наши в каком? – не отрываясь от поля, поинтересовался я.
-В оранжевом, блин! Смотри, давай!

Дальше мои воспоминания слились в одну большую историю под названием «Первый поход на Стадион». Но в памяти до сих пор свеж момент, когда наши забили, и я в единодушном радостном порыве скакал на бетонных трибунах вместе с другом и неизвестными мне людьми, ощущая хруст высохших подсолнечных скорлупок под ногами.

К чему вся эта история о юношеских впечатлениях?

Наш город мы с гордостью называем третьей столицей. Развиваемся со скоростью пекущегося в духовке дрожжевого кекса. У нас есть подземка, небоскребы, кольцевая автодорога, гипермаркеты, университеты, собственные телеканалы и радиостанции. И все это скорей необходимость, так сказать, обязательный комплект мегаполиса.

Если быть откровенным, то уже долгие годы я люблю другую команду, переживаю за нее каждые выходные, а иногда и будние дни. С неким трепетом ношу «розу» этого клуба и одежду его же цветов. Но помимо одной команды, в сердце есть темный закуток, где спрятано нечто, что можно назвать локальным патриотизмом. Это неосязаемое нечто и заставляет переживать и болеть душой за клуб родного города, который в моем случае называется «Урал».

Быть может это неправильно и многие болельщики других команд или же болельщики со стажем с удовольствием обвинят меня во всех смертных грехах, но ничего с собой поделать не могу. А главное – не хочу.

Конечно, у клуба были провальные сезоны, и доводилось видеть даже откровенные «сливы». Тогда было неимоверно больно и обидно, как будто бы ты позвал понравившуюся милую девчонку в кино, а он плюнула тебе в лицо, назвала придурком и сказала, что лучше пойдет с тем ботаном-задротом в очках, прыщах и брюках до сосков.

В таких случаях мне всегда хотелось внутри себя оправдать игроков, руководство и всех, кто хоть как-то был причастен к подобным мини-провалам. Мол, денег пока нет, чтобы дивизионом выше играть, стадион не достроен, да и состав сейчас не самый боевой. И тогда где-то это даже соответствовало действительности. Видимо поэтому я быстро отходил, вновь покупал билет на следующую игру и в назначенный час был на трибунах вместе с парой-тройкой тысяч таких же фанатов, как я сам. При этом обязательно верил в прекрасное светлое будущее, которое маячило где-то неподалеку.

Я до сих пор помню разломанный, весь в подсолнечных скорлупках и пластиковых обломках, стадион «Уралмаш». Где лучше бы было посеять пшеницу, а не пинать мяч. Но в нем была душа и история. Еще помню ту крышу над ложей прессы, с которой был самый лучший вид на стадион. Но летом там было неимоверно жарко от жестяных листов, которыми она была покрыта. Поэтому все представители СМИ и даже некоторые гости с vip-сектора закатывали штаны, рубашки и футболки, пытаясь, попутно с просмотром игры хоть как-то подрумянить бледную кожу.

Сейчас из «Уралмаша» делают абсолютно новую арену, почти как в Англии, чтобы до игроков было рукой подать. И почему-то есть уверенность в том, что когда я услышу на новой арене первый стартовый свисток, то по моей щетинистой щеке скатится скупая слеза ностальгического счастья. И этот день я запомню на всю жизнь.

Быть может, вы относитесь к футболу нейтрально, или с малых лет на ваших стенах висят постеры и символика других команд. Но если за всю свою жизнь в Екатеринбург вам не довелось побывать хоть раз на матче «Урала», то вас сложно назвать полноценным жителем уральской столицы.

Хочется верить в то, что в этом сезоне «Урал» сохранит прописку в Премьер-Лиге. Что стадион «Уралмаш» будет достроен и трава там будет зеленее мякоти самого спелого киви. И что где-нибудь в августе месяце мы увидимся с вами на трибуне. Я не узнаю вас, а вы посмотрите на меня, пытаясь вспомнить, откуда же мы знакомы. Но это не будет иметь значения, когда в один прекрасный момент мы в едином порыве заголосим: «Вперед, Урал!».

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook