Выбор редакции

Рита Хаак: о единорогах, маньяках и смартфоне в руках древнего человека

Опубликовано 04 августа 2015 в 18:16
0 0 0 0 0

Идея создать свой мир с котами и мухоморами родилась у Риты Хаак три года назад. Из надоедливого ада работы на начальника художница ушла в мир иллюстрации, где спокойно может воплощать все свои замыслы, оставаясь востребованным мастером. Сегодня TER побеседовал с Ритой обо всём, что не касается РПЦ и новых часов Дмитрия Пескова.

rita_haak

о своей зависимости

Я не могу не рисовать, просто чувствую в этом потребность. Когда кто-то занимается спортом или йогой достаточно долго и внезапно перестаёт делать нагрузки, то его тело ноет и просит своей дозы. Оно кричит: «Тяни меня, насилуй меня, нагружай меня». А у меня моральная потребность.

Иногда потребность в рисунках не сходится с физическими желаниями: нужно много сидеть. Хочется бегать, а в голове только «рисуй, рисуй, рисуй».

Я очень часто думаю о том, что мы не знаем, сколько ещё будем жить, очень часто думаю о смерти и одиночестве. Думаю: «Вдруг ты уже не сможешь рисовать, вдруг ты умрёшь? Что от тебя останется?» Ты мог выдать гораздо больше милоты, доброты и радости, а вместо этого поленился, просидев на месте. При этом я рисую котов и единорогов. Это никак не связано.

Ты мог выдать гораздо больше милоты, доброты и радости, а вместо этого поленился, просидев на месте.

Для меня рисование является работой ради работы. Работать – это значит заниматься деятельностью, а не искать источник денег. Рисование перестало быть для меня просто хобби, как бы я этого не хотела. Это другой подход к процессу: есть режим, есть система, есть понимание что и за какой период сделаю, я уже не могу относится к созданию рисунка, как к простому увлечению. Сегодня я не могу помазать два раза на холсте и бросить его — я довожу картину до конца.

Когда личная потребность в рисунке иссякает, то обязательно находится мотивация, подаренная публикой. Девочка, отправляющая открытки в армию своему молодому человеку, или взрослый, старательно заполняющий раскраску, – позитивный отклик от людей заставляет меня продолжать свою работу.

о том, что нельзя увидеть

Сегодня я абсолютно спокойно отношусь к тому, что в работах современных креативщкиов можно увидеть влияние других художников. Есть темы, витающие в воздухе: случайно увидел-вдохновился. Ты этого не замечаешь, но оно в тебе осталось. Возможно, ты не хотел копировать, но это получилось на уровне подсознания.

Оригинальное возникает время от времени, формируя за собой последователей. Кто-то делает нечто новое, чего ещё не видели, после возникает целый пласт людей, которые ведут эту тему. Когда мейнстрим закончится и наступит другая эпоха, будет видно, что было оригинальным, а что — нет. Это можно посмотреть только на расстоянии. Ничего сверхоригинального в мире уже нет.

Когда мейнстрим закончится и наступит другая эпоха, будет видно, что было оригинальным, а что — нет.

На свет появляется что-то оригинальное, начинает быть актуальным в узких кругах, выходит в широкие массы, а в итоге становится говном, которое всем надоело. И только после этого возникают новые идеи. Когда задумка себя отживёт, люди схватятся за голову и скажут: «Мы же в болоте сидим, давайте рванём» и будут усиленно искать.

Новое возникает только после того, как старое себя изжило. Под это нужно новое место.

об отсутствии стабильности

У меня был блог, но я его удалила из-за внутренних метаний. С одной стороны, есть потребность писать, а с другой — ступор. Писать в стол неинтересно, а писать на публику — слишком большая ответственность и энергия, которой у меня в таком количестве нет. Посты должны быть регулярными и интересными, необходимо соблюдать стиль, очень много условностей. Просто так время от времени писать какие-то хаотичные тексты – это глупо.

Писать в стол не интересно, а писать на публику — слишком большая ответственность и энергия, которой у меня в таком количестве нет.

У меня есть возможность в самореализации в рисовании, но между тем к рисованию хочется какое-то хобби, чтобы переключаться. Поэтому я фотографирую для инстаграма, мне хочется какой-то блог или заметки вести. Иногда возникает потребность в общении с людьми, после я снова в себя ухожу. Нет стабильности, и я всегда в поиске.

о гениях

Эти инстаграмщицы-сорокатысячницы, которые зарабатывают бабло своими блогами, инстаграмами и YouTube-каналами – это же гениально!

Они делают качественный материал, иначе откуда у них столько подписчиков? Он не оригинальный, но он качественный и чистый, многим людям интересный. Инстаграмы с подобранной геометрией и цветами – это гармонично и здорово.

Сеть засоряют совершенно тупые каналы, содержащие три записи с обзорами, снятые трясущейся рукой и которые бросают сразу. Если чистить интернет, то нужно удалять подобных пользователей.

о смартфоне в руках древнего человека

Если у Запада было какое-то нормальное вменяемое развитие, то у нас случаются постоянные революции. У нас случился СССР, у нас случился его развал и провальные 90-е, мы начали из этого дерьма выбираться, а мир не стоит на месте. Мы – не закрытая страна, не Корея. Хочется быть на мировой волне. А своего ничего нет. Что делать теперь? Просто кушать и ничего не делать? Нам нужно успеть догнать. Все развивались, а мы — нет. У всех всё происходило, а у нас — нет.

Если сейчас дать смартфон человеку, у которого его не было, то первым делом он посмотрит, как им пользуются другие. Заведёт себе где-то аккаунты, начнёт заливать фоточки. А вот что он начнёт делать с ним лет через пять – это только его. Он не начнёт повторять за всеми. Также как дети учатся жестам, мимике и прочему, они снимают это с родителей, но что потом они будут с этим делать – это их выбор.

Мы – не закрытая страна, не Корея. Хочется быть на мировой волне. А своего ничего нет.

Я не думаю, что стоит осуждать нашу молодёжь и общество за то, что происходит «слизывание» с Запада: оно точно так же шло в совке в плане музыки, там не было почвы.

Сейчас мы готовимся. Нужно только время. Мы видим, что есть у других, видим путь, который мы не прошли и начинаем кудахтать, что всё слизываем и своего ничего нет: а откуда оно должно появиться?

о любви к мухоморам

Я рисую котов, единорогов, улиток, но мой настоящий фаворит – гриб.

Мухомор – это символ удачи и счастья, как божья коровка и клевер. Для меня это символ волшебства. Есть грибная тема «хихи-хаха», она для меня не актуальна, но я всё равно вижу в дверку в расширенное сознание через мухомор. Им и обозначаю, что здесь возможно расширение.

Я сошла с ума по цветам, птицам, фруктам и овощам. Как-то нарисовала весной паттерн фруктово-овощной, тропический, и после стала развивать эту тему, которая переросла в идею собрать из квадратиков-рисунков размером 20х20 см большое панно.

о плохом, хорошем и маньяках-убийцах

Плохих рисунков не существует. Они бывают разные: злые/добрые, чистые/грязные, но отрицательных качеств они не имеют. Делить рисунки на плохие и хорошие это как рассуждать о том, хорошо ли иметь низкий рост или плохо.

Так даже в музыке: у каждого жанра есть своя цель, даже у лютейшей долбящей попсы. Есть люди с таким восприятием, что музыка сложнее просто не для них – им кайфово от простейших песен. Они радуются, танцуют, подпевают, слушают её в машине и день начинается хорошо. Можно ли говорить, что эта музыка плохая? Да, она простая, да, она неинтересная, но она не плохая.

С разных сторон можно разглядывать даже маньяков-убийц.

С разных сторон можно разглядывать даже маньяков-убийц. Конечно, жалко всех жертв, но у маньяков есть психическое расстройство, которое как-то же должно отслеживаться и быть вовремя вылечено. То, что существуют такие убийцы и они спокойно ходят по городам, говорит лишь о том, что к психическому здоровью относятся наплевательски и не всегда готовы выявить у людей отклонения. Да, они «уроды», «плохие», «убивать их всех», но в первую очередь стоит воспринимать их как больных людей. Если человек с неизлечимой болезнью выйдет на улицы и перезаражает всех — он будет точно таким же маньяком.

о смешных зданиях

Я помню, каким был Екатеринбург в 2000-м году. Очень хорошо помню то время: бесконечные ларьки, помню, что там, где «Benetton» (Ленина,24 – прим. ред.), располагалась «Кулинария», затянутая обшарпанными железяками. Сейчас город совершенно другой. Всё изменилось. Но тогда не верилось, что всё будет иначе. 15 лет прошло, город стал таким не вчера.

В городе появилось много смешных зданий.

Мне очень нравится конструктивизм. Он идёт Екатеринбургу. Городок Чекистов – вот где любовь. А высокое стекло («Высоцкий» и башня «Исеть») кажется противоестественным для нашего города и его динамики. Когда город станет больше – да, но сейчас такое чувство, будто его выдернули из контекста и просто вставили.

о случайной встрече с единорогом

Когда ты становишься публичным, когда уже есть обратная связь, то тут нельзя сказать наверняка, для чего ты делаешь то, что делаешь.

Я поражаюсь Banksy – делать такую крутоту и чтобы тебя в лицо знало всего пару человек. Это насколько нужно заглушить гордыню и амбиции ради дела, чтобы продолжать спокойно заниматься этим без лица. У меня же немного другая деятельность, так что здесь без разницы — буду я это делать анонимно или нет. Ничего остросоциального у меня нет, и я не выхожу с этим на улицы. Это простой комнатный арт.

Я поражаюсь Banksy. Это насколько нужно заглушить гордыню и амбиции ради дела, чтобы продолжать спокойно заниматься этим без лица.

Скрытность равно свобода. Когда тебя узнают, это уже несколько ограничивает. Поклонники могут начать навязывать темы, которые не интересны. Время от времени даже мне предлагают рисовать что-то другое и я вежливо отказываюсь. Я рисую только то, что у меня в голове, у меня нет задачи нарисовать модного персонажа в этом сезоне, нет задачи нарисовать то, что всем надо. Единороги вообще возникли случайно в моём творчестве, не сказать, что я фанатка единорогов сама, я сначала сделала их для оформления квартиры одной девочки, а потом у меня заказали календарь и они как-то вошли в мой рисунок. Но котов я люблю рисовать гораздо больше.

о потребности оправдать своё существование

У меня есть потребность показывать, оправдывать своё существование. Если ты дома сидишь и рисуешь с утра до ночи, то для окружающих ты – человек, которого нет. Ты не можешь рассказать про гада-начальника и не можешь пожаловаться на жизнь. Вообще, рассказать особо нечего, твой информационный канал очень узкий. А когда показываешь свои работы ты оправдываешь себя – тоже что-то делаешь.

Если твой шкаф трещит и переполнен рисунками – сделай фото для соцсетей. Любой рисунок, сфотканый более-менее хорошо плюс антуражик будут смотрится выигрышно в соцсетях.

Из ста первых работ радуют глаз лишь пять. Ты просто видишь, как перерос эти работы.

Я в соцсетях не показываю большинство своих работ: опубликовано около 50 рисунков, хотя в домашней стопке их около 300. По каким-то своим критериям я отметаю рисунки и не публикую их.

Из ста первых работ радуют глаз лишь пять. В остальных я вижу недостатки и неправильную руку. Ты просто видишь, как перерос эти работы. Также есть рисунки, которые ты уже не повторишь, потому-что рука так не встанет. Смотришь на них и думаешь: «Блин, сейчас бы ещё так порисовать», но уже не можешь. Поэтому я предлагаю радоваться рисунку, который ты делаешь прямо сейчас. Рука ставится прекрасно без наставления опытного мастера. Рука ставится от рисования.

NAXCc7rWOEs (1)

о себе и тусовке

На тусовке людям нужно отдавать очень много энергии. Люди хотят видеть нас позитивными, энергичными. Кто-то хочет видеть тебя с проблемами, заплаканного и с немытой головой? Нет. Кому ты интересен со своими проблемами?

Всем на тусовках хочется чаще узнавать новое, хочется видеть классных, успешных, вдохновляться – должна какая-то движуха происходить. В силу своего темперамента, я не могу приходить и быть тенью. Потанцевали-выпили, а потом ты понимаешь, что просто истощён, и в этой вечеринке не было ничего. Новые знакомства, связи? Веселье? Я уже в том возрасте, когда «классно бухнули» было слишком много раз и ничего за собой не влекло.

Я стригла собак, я продавала водонагреватели, я обучала людей в заповеднике продажам.

Я стригла собак, я продавала водонагреватели, я обучала людей в заповеднике продажам. Я не мрачный человек, я — погружённый в себя человек. И меня всегда интересовало, почему людей удивляет разница моих миров в голове и на бумаге. Если тебе снятся страшные сны, и ты живёшь в готическом мире, то можно рисовать эту тему. А если у тебя такое мышление, что порой одиноко и страшновато, ты можешь создавать на бумаге светлый и красочный мир, в котором тебе будет хорошо. Это попытка бежать от реальности. Для меня рисунок – что-то типа наркотиков.

Сейчас я рисую девочек, они просто попёрли. Думаешь, я хочу их делать? Нет. Я бы с радостью порисовала «приключения дракончика», а из меня идут девочки, я им не мешаю – пусть выходят. Смотрю: у них всех взгляд направлен в одну точку, а я понимаю, что он направлен в себя. Эти девочки – какое-то отражение моей сущности.

Почему-то про меня никто ничего не знает – люди думают, что я там тусуюсь, что я такая классная и что-то регулярно занята чем-то взрывным, а я просто сижу за столом и рисую. Встаю с раннего утра и начинаю работать до вечера. Каждый день.

B7LO0b9wf2Mо том, как начать рисунок и улучшить продуктивность работы

Я всегда начинаю с организации рабочего места – сделать себе комфортное и уютное пространство, как в мечтах. Я мечтаю о студии, но пока у меня нет возможности снять помещение с огромными окнами, белыми стенами и серым полом, поэтому я устроила всё сама. Перекрасила квартиру в белый цвет и расставила всё так, чтобы мне напоминало это студию. Нужно сделать так, чтобы кайф получался эстетический, от одного лишь контакта с инструментами.

Все представляют творческого человека каким-то необыкновенным, поедающим по утрам круассаны прямым рейсом из Парижа. У всех такие стереотипы и додумки, что якобы жизнь «творческих» красивей, чем у них – «скучных обывателей».

Рисуй то, что придёт в голову, и не руководствуйся какой-то техникой, потому что это ненадолго. Почему я не хочу, чтобы люди копировали, — до своего стиля в таком случае дорасти очень сложно. А развивая свои навыки простого рисунка ты можешь дойти до чего-то своего, идущего изнутри.

«Так я успокаивала нервы. Сидела с утра до ночи и просто рисовала это. Рука поставилась моментально - сейчас я могу провести линию любой длины и без дрожаний.»

«Так я успокаивала нервы. Сидела с утра до ночи и просто рисовала это. Рука поставилась моментально — сейчас я могу провести линию любой длины и без дрожаний.»

о внезапной боли

Для чего нужна иллюстрация? Это отличная замена фотографии, она делает живой любую рекламу или афишу. Рисунок оживляет, независимо от жанра. Даже реализм всё равно живее, чем фото.

Гиперреализм – настолько странное явление, что от него мне становится больно. Когда я вижу такие работы, то начинаю разбирать их до мельчайших мазков, чтобы понять, что это неправда. Он режет глаз — местами такие рисунки чётче, чем фотография.

Меня не пугает тот факт, что всё больше людей рисует, что каждый начнёт создавать свои открытки и иллюстрации, а я умру с голоду. Такого не будет. Потому-что рисующих людей будет всегда меньше, чем нерисующих.

о фальшивом представлении фриланса

Чтобы ответить на вопрос, готов ли ты жить без начальника, нужно понять, как ты организуешь своё свободное время. Если ты после работы мало что успеваешь, не можешь свою жизнь организовать, то сможешь ли организовать свою деятельность?

Как фриланс видится людям: ты еле-еле встаешь в обед неспешно бредешь к компьютеру. На деле фриланс — это когда встаёшь рано утром и начинаешь день с проверки почты, пьёшь кофе и уже работаешь. Ложишься спать, но перед этим смотришь почту. В любой момент могут позвонить, ты долгое время не можешь выключить телефон.

На фрилансе никто не обещает зарплату и стабильность. Есть начальник — есть зарплата. Начальник берёт за тебя всю ответственность. На фрилансе нужно понимать, готов ли ты взять эту ответственность на себя. Так люди очень часто ломаются.

пусть лучше у меня временно не будет денег, зато будет любимое дело

Что я приняла для себя: пусть лучше у меня временно не будет денег, зато будет любимое дело. Никогда не надеялась на то, что за мою работу будут валить миллионы. Деньги я вообще увидела лишь прошлым летом.

Если деятельность больше утомляет, чем приносит мне радость, то я против. Даже когда ты продаёшься за деньги, встает вопрос, стоит ли того потраченное время. Если ты выполнил сложную работу, а после просидел две недели и пробухал эти деньги, то стоит спросить: «А зачем ты это делал?».

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook