Город

Скалы Петра Гронского. Как не нужно ходить в поход

Опубликовано 07 июля 2016 в 10:00
0 0 0 0 0

Календарные листы радуют взгляды студентов, школьников и тех, кому удалось выбить долгожданный отпуск на работе. А значит, настало время собрать рюкзак, бросить всё и уйти в лес. TER решил рассказать жителям уральской столицы и области о том, как провести время на природе, не покидая при этом родных краев. Редакция выехала покорять скалы Петра Гронского, чтобы нарушить все правила здравого смысла и рассказать о том, как не стоит ходить в поход.

1 (2)

#1. Отрицание прогноза погоды

Мы смотрим в заляпанное окно душной электрички. За ним — дождевые тучи, которые поочередно заслоняют собой солнце, демонстрируя нам свою готовность рухнуть на землю потоками холодной воды.

Нас трое, и мы впервые не знаем того, куда направляемся. Анатолий, бросив сумки рядом со мной, ушел следом за проходящим мимо охранником, перебирая в руках сигарету. Маргарита дремлет на соседней скамье.

На смятом клочке бумаги, трясущемся в моей руке, нацарапано неразборчивое название станции, на которой мы должны выйти. О ней мы услышали совершенно случайно, коротая время в тамбуре электрички по пути в Качканар.

Как попасть
Чтобы провести время в обществе причудливых скальных образований, достаточно сесть на любую электричку, направляющуюся в сторону Нижнего Тагила. Покинуть состав нужно на 479-ом километре – следующей остановки после станции Исеть.

Там и сходим. Тучи уже принялись атаковать землю и нас маленькими каплями воды. Я оглядываюсь по сторонам, кроме нас не видно ни души.

— Тут три дороги, куда пойдем?
— Не знаю, — отвечает Маргарита.
— Ну, в лес тут только одна тропа ведет, — говорю я, показывая пальцем направление.
— За нами… Хм, дальше по дороге тоже тропы, — Анатолий вертится вокруг себя, моделируя руками все возможные варианты пути.

#2. Мы не знаем дороги

Идти приходится по болотистой тропинке, хватающей нас своими глинистыми руками. На мне одном непредусмотрительно надетые ботинки, заставляющие совершать невероятные кульбиты в попытках обогнуть отвратительные лужи.

Ориентируйся на каменную остановку
Когда ищешь дорогу
Нужная тебе тропа находится справа от неё. Не сворачивая и не создавая новых путей, двигайся в течение получаса, пока дорога не уйдет вверх на высокий увал.

На вершине — незначительные гранитные выходы, которые не являются туристической целью. Они идут по вершине горы влево от тропы.

Здесь же тропка раздваивается. Одна идет прямо и спускается вниз, в глубокую долину. Другая же тропа поворачивает направо и уже метров через 100 выходит к нашей цели — к скалам Петра Гронского.

#3. Отсутствие подходящей обуви

Через некоторое время нам приходится начать подъем на высокий холм, который, в меру своей влаги, превратился в грязную горку захолустного аквапарка. За ней то, что мы искали: скалистые нагромождения, высотой не более пяти и длиной не менее двадцати метров.

Картина не вызывает радостных эмоций. В наших разочарованных глазах отражается мокрый лес, скользкие камни и прибитая к земле трава.

— Сойдет, — удрученно произносит Маргарита.
— Нам ведь просто переночевать, у костра посидеть, — поддерживает её Анатолий.

скалы
это причудливые вертикальные столбы, сложенные матрацевидными округлыми плитами. Здесь много затейливых сквозных щелей и глубоких ниш. Наибольшая высота скал достигает 15 м.

2 (1)

Погода, видимо обратив внимание на наши понурые лица, решает временно распустить тучи в разные стороны, позволяя солнцу сделать пару глотков свежего воздуха.

— Быстрее за дровами! — вскрикивает бегающая по поляне Маргарита, — я пока овощи нарежу, подготовлю все.

Разделавшись с ужином, мы направляем свои взгляды в небо. Под нами один из многочисленных камней, сверху робкие тучки и развесистые кроны деревьев. Мы закрываем глаза и вслушиваемся в пение птиц и леса. Первые спокойные минуты уходящего дня.

Один порыв ветра и всё вокруг начинает содрогаться под ударами крупных капель дождя. Признать поражение и отступить в палатку не позволяет сама цель приезда, поэтому мы срываемся с места и бежим искать более естественное укрытие. Скрываясь от водяного расстрела, оставляем за своими спинами погибающие под водным натиском дрова.

3 (1)

#4. Не позаботились о сохранности дров

Небесных резервуаров хватает на четверть часа. Вновь чистое небо позволяет нам прогуляться и оседлать пару почти упавших деревьев.

— Уже темнеет, прохладно, давайте костер разведем, — дрожащий голос Маргариты пытается произвести должное впечатление.
— Я еще здесь хочу посидеть, — отвечает Анатолий.
— Да, — поддерживаю я, пытаясь удержаться на скользком стволе — не хочу обратно.
— Тогда пойду в палатку, погреюсь и порисую.

Спустя некоторое время нам тоже приходится возвращаться. Лес скрылся во мраке и пригласил нас развести костер.

— Я догоню, — кричу я идущему впереди Анатолию и поворачиваю в противоположное от него направление.

Странное чувство не дает мне покоя, заставляя идти в непроглядную чащу. Почти на ощупь, запинаясь о каждый подло выставившийся сучок, я прорываюсь навстречу тьме.

Через несколько сотен шагов перед моими глазами появляются каменные исполины, чьи головы расположились вровень с вершинами сосен.

Что взять с собой
Элементарное
Расположение скал позволяет туристам выходить не только в походы, но и в простые пикники, не требующие каких-либо приспособлений.

Для приятного вечера и встречи утра поблизости скал достаточно летнего спальника и палатки. Но естественно в теплый и не дождливый день.

#5. До настоящих скал мы не дошли

Я возвращаюсь к склонившимся перед дровами ребятам и сообщаю о своей находке:

— Мы не дошли до скал! — говорю я, заливаясь смехом.
— В каком смысле? — отвечает Анатолий, стараясь развести костер.
— Скалы дальше, высокие, немного надо пройти…
— Тогда завтра с утра, сейчас я замерз, пойду в палатку.
— Я тоже… — поддерживает Маргарита.

Забравшись внутрь своей палатки, я слышу, что снаружи заколотил усиливающийся дождик, постепенно усыпляя меня звуком тысячи молоточков.

Утреннее пробуждение напоминает автомобильную аварию. Резкое и больное. Я почти не чувствую своих ног.

— Женя, быстро вставай, нужно собирать вещи и уходить, — гремит где-то правее моего уха.
— А, ну что такое, я же сплю, — говорю я больше для себя, нежели для Анатолия.
— Да ты посмотри, в чем ты спишь!

4

#6. Насквозь промокающие палатки

Перед тем как приподняться, я решаю немного размять ноги. Еще ни одна вещь не бодрила меня с утра так, как промокший насквозь спальник. Мои ноги погрузились в воду так, словно я свесил их с пирса, предварительно проверяя температуру воды. Она оказалась резко-негативной, приободрив меня до состояния полного пробуждения.

Высовываюсь из палатки и оглядываюсь по сторонам. Потоп. Водой заливает так, что где-то, с минуты на минуту должен появиться огромный деревянный корабль с кучей животных и старцем на борту.

Бултыхаясь в палатке, которая не по собственной воле эволюционировала в закрытый бассейн, стараюсь доплыть до выхода. Выбираюсь наружу и бегу к Анатолию и Маргарите, тая надежду на то, что у них более сухо.

5

На несколько процентов я оказываюсь прав. Втроем, прикрываясь чуть менее чем мокрым одеялом, мы принимаемся искать ближайший поезд.

— Будет через четыре часа, — сообщаю я дрожащими губами.

Сидеть такое количество времени обездвиженными и мокрыми кажется совершенно нелогичным действием.

Выбираемся из палатки и бежим под камни, которые служили нам крышей минувшим вечером. Убежище разрушено. Косой дождь проник внутрь, утопив нашу надежду на сухое пространство.

Скалы носят свое имя в честь Петра Громовержца – попечителя металлургов.
Основой для такой версии служат археологические раскопки, которые доказали, что на месте нынешних скальных нагромождений издавна плавили металл.

Во время раскопок здесь были найдены металлические и керамические предметы двух культур: иткульской (V-III вв. до н.э.) и петрогромской (вторая пол. I тыс. н.э.). Необычайное разнообразие найденного керамического материала может свидетельствовать о вероятной преемственности в производстве металла на горе Петрогром от V в. до н.э. до XII-XIII вв. н.э., а также о постоянных связях с племенами лесостепной и лесной зоны Зауралья.

Наши палатки остались далеко позади. Вокруг нас лес и непрекращающийся ливень. Впадины в земле превратились в настоящие реки, размывая нашу дорогу обратно.

— Побежали вещи собирать — говорит Маргарита.
— Вытаскивай все наружу, мы с Анатолием палатки соберем.
— Наружу?
— Один черт все насквозь промокло…
— Сколько обратно идти? — спрашиваю я.
— У нас не дорога, а сплошное болото, — отвечает Анатолий, — лучше по другой тропе пойти…

6

#7. Возвращаемся обратно по незнакомой тропе

Через некоторое время, проведенное под проливным дождем, мы выбираемся в самое мотивирующее место нашего путешествия — кладбище.

Втроем, продрогшие до костей и преодолевшие тяжелый путь, мы обездвижено смотрим на последнее пристанище сотен мертвецов.

7

Обогнув неприятную локацию стороной, мы выходим на рельсы, по которым наугад отправляемся налево. Уткнувшись в знакомую станцию, сбрасываем на спрятавшийся под бетонным козырьком пол рюкзаки и остаемся ждать спасительный экспресс.

8

0 0 0 0 0



Вконтакте
facebook