Город

Старик Б.У.Кашкин: первопроходец свердловского стрит-арта

Опубликовано 30 сентября 2014 в 12:14
0 0 0 0 0

Екб-Свердловску всегда везло на фриков и изобретателей новых форматов в искусстве. В 1961 ему повезло особенно: в город прибыл по распределению молодой специалист Евгений Малахин. Ничто не предвещало превращения простого советского инженера-энергетика в панк-скомороха, народного дворника России и мастера местного андеграунда под ником Б.У.Кашкин. Но факт остается фактом: Букашкин устраивал флеш-мобы, курировал стрит-арт сессии и вскрывал мозг не только простым гражданам, но и сотрудникам КГБ. Обрисуем в несколько крупных мазков миссию Народного старика и его значение для Екатеринбурга и мира.

0_7fee_63bb7edf_XL

Начинал Букашкин с экспериментов с фотографией, снимал ню (за что мог загреметь), варил пленку, добивался абстрактных эффектов в кадре. Фотохудожества часто дополнялись стихами на обороте фотокарточки. В этом смысле Букашкин был просто фабрикой идей и стихотворных мини-шедевров, которые раздаривались друзьям и случайным знакомым. «Попросишь у него, скажем, шкурки кусок по хозяйству, — вспоминает очевидец, — так вот обязательно его надпишет: «Вот те шкурка – От меня придурка!»

Под своим первым псевдонимом К.А.Кашкин выступал перед друзьями и на квартирниках в советском Свердловске. С суровым видом, огромной бородищей, с чекушкой, висящей на шее на грязном шнурке, читал свои скоморошьи стихи и прозу собравшимся людям, которые катались со смеху вдоль стен. Букашкин стал еще и книгоиздателем: писал от руки мини-буки со своими текстами и раздаривал их окружающим, потом стал издаваться в типографии УрГУ.

3

Еще одна известная идея Букашкина — «морально-шинковательные» досочки. На маленьких кухонных разделочных досках рисовались сюжеты, агит-плакаты и демотиваторы со стихотворным мессиджем от Букашкина, потом досочки раздаривались случайным людям. Но не просто раздаривались: Букашкин был мастером флеш-моба и скоморохом по крови, вместе со своими помощниками и фанатами он устраивал выступления на улицах и площадях, с дудками, бубнами, балалайками и загадками для недоумевающей толпы. Кто правильно ответит – получает досочку. Советские люди шалели от нахлынувшей арт-анархии, досочки и маленькие иконки-скоморошенки приобретали статус фетишей и долго передавались из рук в руки.

 

Букашкин стал первым в Свердловске уличным художником и принялся расписывать бетонные заборы, гаражи и стены своими плакатами и агитками за мир, трезвость, дружбу и чистоту. Мусорные контейнеры как объект стрит-арта он ценил особо и даже выработал отдельную «теорию помойки», согласно которой любой мусор может рассматриваться как художественное произведение, получившееся наиболее естественным путем. Арт-объекты от самого Букашкина часто делались из мусора и в мусор же возвращались.

 

Естественным образом Старик Букашкин превратился в андеграундного куратора уличных выставок: под его харизматическим руководством друзья расписывали стены, заборы и помойки, устраивали выставки на тщательно убранных помоечных пятачках, а картины писали на свеженайденных кусках картона и крышках от кастрюль. Для устройства выставок, плясок с бубнами и прочей шокотерапии Букашкин создал свободное художественное общество «Картинник» и вовлекал в него всех, кто попадал на его орбиту. Это сообщество молниеносно прославилось на весь Союз, а его активисты через систему рок-клубов объездили всю страну. С ним работали и выступали Ольга Арефьева, Егор Летов, Янка Дягилева, Сергей Бобунец, группа «Апрельский марш», Майк Науменко и еще много светлых умов. Художества «Картинника» разошлись по рукам, помойкам и заборам, а музыкальные труды абсурдного формата были зафиксированы в единственном магнитоальбоме «Поем & Плачем. Последние хиты».

sostarikombukashkinym

Несмотря на признание городских и союзных властей, однажды Букашкина, все-таки, навестили люди в черном из КГБ и стали его спрашивать: «Что вы думаете об этом художнике? А о том?» — Старик быстро сориентировался и ответил: «Ребята, да все эти художники – говно, а вот я – гений!» Вытащил тетрадку и стал им читать стихи, пока гебисты не приняли решение спасаться бегством.

Если кому-то случалось проходить мимо дворницкой лавочки Букашкина, — Старик мог конкретно схватить за пуговицу, усадить рядом и начать рассказ: «Вон, видишь, какие у меня шампиньоны растут, лучшие в городе, они знают, к кому и куда приходить», — очень убедительно, потрясая бородой и колпаком, иногда дергая струну на балалайке. И без паузы выпустить на человека целый паровоз телег про поэзию, музыку и магию чисел в лучших традициях цыганского гипноза. Немало вопросов приходило на ум у горожан при виде бредущего по улице бородача в красном балахоне, с балалайкой, большим бубном на шее и бубенчиками на шапке.

0_a28c5_57a5f5fc_XL

Старик Букашкин шевелил умы до самой своей смерти в 2005 году. В 2007 году возникло арт-движение «Старик Букашкин», которое проводит выставки его работ, заботится о его наследии и поддерживает «Тропу Букашкина» — экскурсионный маршрут по уличной выставке работ Старика на стенах и гаражах в небольшом дворике на Ленина, 5. В 2008 в УрГУ открылся «Музей Б.У.Кашкина». Авторские книги Старика находятся в Государственном Музее Искусств (Москва), Национальной Британской библиотеке (Лондон), Музее А.Ахматовой (Санкт-Петербург) и в тысячах домов по стране и миру.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook