Выбор редакции

Свобода улиц — рэп и не только

Опубликовано 15 июля 2014 в 16:08
0 0 0 0 0

Проверь микрофон. Проверь, видит ли тебя артист. Убедись в том, что ты видишь его. Проверь технику еще раз, включи минус и скажи «давай». И весь этот процесс – верхушка айсберга в работе звукорежиссера.

Как выглядит настоящая студия звукозаписи, и, главное, где в Екатеринбурге можно такую найти? Разумеется, их много, но The Ekb Room добрался до студии в самом сердце города, в жилом комплексе «Высокий берег» на улице Большакова, дом 25. Здесь, в пыльных пока еще коридорах только только достроенных офисов встречаешь сейфовую дверь с большим логотипом студии и надписью «Свобода улиц».

6

История у «Свободы улиц» уже достаточно богатая, несмотря на то, что ее основатель и звукорежиссер очень молод. Звукорежиссер Богдан Ханенко рассказал нам о том, как рождалась и «взрослела» «Свобода улиц», и как проходил процесс по становлению ее такой, какой мы ее увидели в этот визит.

«- Богдан, расскажи, как началась история «Свободы улиц»? Как родилась студия, что было сначала?

— Первая моя студия появилась у меня лет в 15, наверное. Дома, посреди комнаты стоял дешевый микрофон AKG 120. Записывал на родную звуковую карту в компьютере, в розовое гнездо. Пробовал, записывал, сводил, не получалось, рвал волосы, удалял программы, выкидывал микрофон – покупал новый, так все потихоньку шло, потом стал работать на других студиях и, в конце концов, открыл свою студию. Сейчас мы находимся в новом помещении моей студии, в том же здании, где была предыдущая. Кстати, с дизайном этой студии мне помогала семья, в частности, моя мама.

— Ты сказал, что ты работал на других студиях звукозаписи. Что там было?

— Я работал на студии «Восьмая нота». Я записывал треки, делал мастеринг – словом, занимался всем, чем занимается звукорежиссер. По сути, я и был там звукорежиссером. Принял меня на то время директор той студии, Евгений Аржанников, человек, с которым мы неплохо общались.

— Он был доволен твоей работой?

— Нет. Наверное. Я не знаю. В итоге дела сложились так, что мы с ним поссорились, и там не совсем понятно – то ли я ушел первым, то ли он первым меня уволил, но вот так вот у нас не сложилось.

— Когда у тебя появилась первая серьезная студия, с крутым звуком и серьезным оборудованием? И еще: что за люди были твоими первыми клиентами?

— Первую студию я оборудовал в 2011 году, если мне не изменяет память. А первыми моими клиентами были мои друзья. Далее обстоятельства сложились так, что я пригласил Гришу Параноика, известного екатеринбургского рэпера. Он пришел, я показал ему студию, ему все понравилось и он решил записать у меня альбом. С тех пор мы стали работать вместе, и после его появления стали подтягиваться и другие клиенты: Андрей Калабурдин, известный как Андрей Али, Вова Сидоренко, Илья Самков, Пася Ворна, и еще многие известные и не очень известные исполнители.

— Расскажи о самом известном исполнителе из всех, кто записывался на «Свободе улиц»?

— Сложный вопрос. Хотя что там – тот же Гриша Параноик. Также здесь был вокалист Игорь Пиджаков. Еще здесь бывал Витяй Счастье, писал совместный трек с Гришей Параноиком. Еще тут были реально талантливые ребята из группы «Багдад»: Дмитрий Шум, Иван Вуду и Никита ДолбИ.

1

— Расскажи о жанрах, которые ты записываешь?

— Я записываю все что поется и все, что записывается. Да, порядка половины моей клиентской базы – исполнители в стиле «хип-хоп», остальные самые разные: оперники, эстрадники, джаз, иногда просто дикторы, но в основном обращаются исполнители рэпа, потому что я рекламируюсь в основном на рэп-проектах и рэп-площадках.

— Были ли клиенты, которые были остро недовольны твоей работой и своей музыкой, выходившей под твоей режиссурой?

— Насколько я знаю, Илья Спиридонов, известный как Панчер, был недоволен моей работой. Конечно, такие клиенты всегда есть, и, к счастью, их очень мало. За всю работу моей студии человека три – максимум, остались недовольны работой. Причины разные: кому-то не понравились расценки, кому-то – звук на выходе. Но всего было три недовольных человека.

3

— Что ты получаешь от работы? Комплексно.

— Мало того, что это приносит мне деньги, это также дает мне силы, это подпитка моей души. Мне нравится делать свое, делать свой продукт и творить. Я завязал с «Пицца-мией», теперь я если ем не дома, то в ресторанах.

— Уйдем от еды. Когда ты записал свой первый, и когда ты записал свой последний трек?

— Первый трек записал в 14 лет, на студии у МС Бандита. Показывать его не буду – ни лично, ни публично. 
Последний трек я написал в 16, четыре года назад, эта песня была подарок для девушки, с которой тогда встречался.

— Девушке понравилось?

— Девушке очень понравилось.

— А расскажи об оборудовании. Здесь ведь есть много всего крутого, верно?

—     С главного: микрофон у меня Rode NTK, микрофон среднего уровня, отлично передает тембр низких голосов, также отличается неописуемой мягкостью и теплотой. В качестве преампа мы используем DBX 376. Аналогичный прибор стоит на студии«Квазар Музыка», студия, где родились последние альбомы Карандаша. Мониторы Event 20\20 bus V3, отличные мониторы, отличаются удивительно бархатным низом, серединка в них так себе, пришлось долго привыкать к ней, высокие отлично прослушиваются. Конечно, есть и более дорогие мониторы, но пока этих более, чем хватает. Остальное, все, что можно увидеть на студии, стоит только лишь для коммутации, звук они не меняют, но работать становится удобней. Ах, да, чуть не забыл —  у нас есть мастеринг-процессор «Finalizer Express». Эта штука когда-то стоила довольно таки много — около 70 000 рублей, мне она досталась почти бесплатно. Я пробовал ее использовать, но разочаровался, она уже во всех смыслах устарела, сейчас я подключил в нее только входы и получил очень красивую гирлянду, светится она реально красиво, но мастеринг на ней ни в какую.

5

— А что такое мастеринг? Вопрос от меня, как от деревенского.

— Мастеринг – подгон трека под общепринятые стандарты. Громкости, частотные характеристики и динамического диапазона.

— А были на студии странные и оригинальные клиенты?

— Был человек, который принципиально отказывался записываться трезвым. Сказал «я дома набухаюсь и приду». Я отказал ему в записи, потому что не допускаю на студию клиентов в состоянии наркотического или алкогольного опьянения. Он сказал, что найдет другую студию. На предыдущей студии один человек записывался лежа. Лег на пол, постелил матрас или тряпки какие-то, микрофон мы ему наклонили. Он добивался расслабленного голоса, очень расслабленного. Записывал песню для девушки.

— На предыдущей студии у тебя была будка, и артист видел тебя через стекло. Здесь ты применил веб-камеры, в обе стороны. Почему здесь такое решение?

7

— Ну, во-первых, стекло отражало звук и добавляло ненужные призвуки. Во-вторых, с использованием камер более удобная связь между артистом и звукорежиссером. Так часто делают в США, и я применил эту технологию у себя по совету одного знакомого. Он сказал, что в Америке практикуют такое, и что это будет круто. И я решил это сделать. И это круто.

— У тебя здесь висят три гитары. Ты играешь?

— Нет. Иногда гитары берут и используют клиенты, две настроены, не настроена только акустика. Иногда я беру гитары и записываю несложные партии. Ноты знаю, аккорды тоже.

— Какие у тебя дальнейшие планы по развитию студии, или сети студий?

— Я думаю, ближайшие лет пять я отсюда никуда не перееду. Мне здесь нравится. А что касается сети… знаешь, в городе нет такого спроса, чтобы расширяться на целую сеть. По крайней мере, пока у меня получается принимать всех клиентов. В случае чего, можно будет обновить оборудование и снять более большое помещение.

8

— Ты сам играешь на каком-нибудь музыкальном инструменте?

— Начал учиться. Учусь на фортепиано, учусь на вокале. Учеба только началась, поэтому пока только совсем чуть-чуть.

Напоследок Богдан сказал, что хоть студия и не позволит прокормить семью, он не хотел бы уходить от музыкальной деятельности потому, что это большая любовь, которую не выкинешь просто так. И в качестве бонуса – видео, которое должно Вас порадовать.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook