Общество

Цена вопроса. Глава 10: Крайние меры

Опубликовано 22 июня 2015 в 18:51
0 0 0 0 0

Содержание:

1 глава. Предисловие. Начинаем по-лёгкому
2 глава. Про тайский массаж, видеочат и разврат
3 глава. В стиле 90-х
4 глава. Другая жизнь
5 глава. Почти разврат
6 глава. Секс, наркотики и рок-н-ролл
7 глава. Понеслась!
8 глава. Начало конца
9 глава. Трудовые будни

Ознакомиться со всей историей в одной публикации можно по ссылке

Крайние меры

Стало совершенно невозможно работать, постоянные «приемки» не оставляли нам возможности оплачивать рабочие места. Затягивался переезд на новую квартиру. Лиза умудрилась влюбиться в одного из «мусоров», который, таким образом, выкачивал из нее информацию. Это становилось небезопасно для всей нашей компании. Разговоры не помогали. Тогда мы решили пойти на крайние меры.

Однажды вечером, мы посадили Лизу в машину и отвезли в ближайшие глухие дворы, край двухуровневых гаражей. Заехав на второй уровень, мы вытряхнули Лизу из машины. Петрович нёс её за шкирку, как котенка, и подтащил к краю пропасти.

— Как думаешь, Лизок, что будет, если я уроню тебя вниз?
— Думаю, будет больно, — Лиза робко улыбнулась.
— Знаешь за что?
— Неа.
— Так, ясно, разговор бесполезен. – В мою сторону, — пистолет дай.

Я протянула ему травмат. К слову сказать, девочки не разбирались в оружии, поэтому думали, что пистолет настоящий. Петрович засунул дуло незаряженного пистолета Лизе в рот.

— Если я сейчас выстрелю, то пуля разнесет тебе башку, понимаешь? – Лиза быстро-быстро закивала с дулом пистолет во рту. – Давай договоримся, что ты забудешь, кто такой Ваня, а запомнишь только то, что мальчики в форме — это плохие. А иначе мы можем закончить разговор прямо здесь.

Лиза поперхнулась, после чего начала сосать дуло, будто это член клиента. От смеха, и увиденного, у нас навернулись слезы на глаза. Мы пытались оставаться серьезными, поэтому, чтобы скрыть эмоции, мы оттащили Лизу обратно в машину и отошли покурить, держа транспорт в поле зрения.

— Слушай, — сказал Петрович, выпуская облачко дыма, — ты уверена, что они нормальные? По-моему, эта — точно умственно отсталая.

Вернувшись в офис, перепуганная Лиза рассказала девочкам, что её возили в дремучий лес убивать. Общение фей с полицией прекратилось. Мы поменяли точку, тем самым, переходя под ведомство другого района. По словам «старших» с ними отношения складывались намного лучше. Но, несмотря на это, девочки, завидев машину с синими номерами, научились очень быстро убегать и прятаться в ближайших кустах.

После потери Дианы нам нужно было закрыть, образовавшуюся из-за этого брешь в бюджете, поэтому мы решили встретиться и обсудить дальнейшие действия. Мне поступило предложение от знакомых любителей «клубнички» забрать девочек из соседнего города.

Степа заехал ко мне уже со Стасиком. Пока последний, к тому же любитель покурить, ждал нас в машине, Степа, смеясь, рассказал мне о своем плане подшутить над Стасиком.

— Короче, мне подогнали такую прикольную «дрянь». Абсолютно легальная штука. Называется сальвия. По сути – мексиканский шалфей. Прет от него минут семь. Но в это время человек – не человек. Мы его накурим и не скажем, что это.
— Степ, может, не надо? Ты уверен, что это безопасно?
— Я сам только вот до встречи с тобой покурил. Нормально. Поржем.

Мы отправились в те же самые гаражи, куда увозили Лизу. В машине зарядили бутылочку сальвией.

— А что шмаль такая черная? – настороженно спросил Стасик.
— Импортная, — поджигая, ответил Степа. – Держи.

Стасик торопливо перехватил бутылку и вдохнул едкий дым.

— Смотри, — смеясь, бросил мне Степа, подхватывая выпавшую из рук Стасика бутылку.

Стасик откинулся на сиденье машины. Счастливое выражение окутало его лицо и он начал хихикать, не в силах сдержать слез. С минуту он бесперебойно ржал, подвывая и всхрюкивая, а, затем, губы его посинели, глаза выкатились из орбит и он начал страшно и натужно кашлять, захлебываясь собственной слюной. Мы со Степой выскочили из машины и бросились к Стасику, пытаясь вытащить его и заставить нагнуться над землей, чтобы он не захлебнулся рвотой. Спустя несколько мучительных минут, нам показалось, что он пришел в себя, но не тут то было. Он стал буен, пытался вырваться из наших цепких объятий и все повторял:

— Ка-ка-какой на-на-нах… деплодед? Уберите! А-а-а-а…- стонал он, раскачиваясь из стороны в сторону. Нам стоило больших трудов держать его на краю обрыва. И вот, наконец, когда силы наши были на исходе, его отпустило.

— Уроды, — с ненавистью сказал Стасик глядя нам в глаза, сплюнул, и, шатаясь побрел прочь.

Белла

За девочками мы поехали тем же вечером. Оставив Петровича на «точке», мы отправились в путь. На всякий случай Степа взял с собой пару «тапок», чтобы поездка не оказалась напрасной. Наши ожидания не оправдались, познакомившись с двумя представительницами женской расы, беззубыми, к тому же, абсолютно, мы ни с чем отправились домой, посчитав, что с этими крокодилами нам никакие деньги не помогут. Когда ехали обратно, занимался рассвет, и, о, чудо! По дороге, вдоль трассы, шла потрясающей красоты девушка в изорванных колготках. Мы остановились.

— Куда путь держишь, красавица? – ласково спросил Степа в опущенное мною стекло.
— Домой, — кокетливо ответила красотка.
— Подвезти?
— Не знаю.
— Садись, не бойся, — сказала я, распахнув дверь.

Девушка села. Я не торопилась отъезжать от места, учитывая, что до города нам оставалось совсем чуть-чуть, а до дома чудесной девушки, которая представилась Беллой и того меньше. Следовательно, время на уговоры сокращалось. Вблизи она оказалась еще привлекательней. Чеченской, судя по всему, национальности, стройная, маленькая, с огромными карими глазами и шикарными волосами.

— Хочешь что-нибудь выпить? – спросила я. – Я сейчас схожу куплю, а то в горле пересохло.
— Нет, я не пью.
— Может, хоть что-нибудь?
— Мне тогда сок.

Мы переглянулись со Степой, он исподтишка показал мне пакетик с припасенными таблетками. Я кивнула и направилась в сторону придорожного кафе. Тем временем, Стасик со Степой уговаривали Беллу прокатиться потанцевать, благо в городе был круглосуточный клуб с двумя танцполами. Она упорно отказывалась, но из машины не выходила.

Вернувшись с двумя бутылками пива и коробкой сока, я обнаружила, лежащий на полу под моим сиденьем пакетик с таблетками. Так как я села вперед, а Белла со Стасиком находились сзади, и он занимал ее внимание разговорами, мне ничего не стоило раскрошить таблетку в сок.

— Пей, — сказала я, протягивая ей пластиковый стаканчик.

После того, как она выпила сок до дна, нам нужно было еще минут сорок потянуть время, чтобы таблетки подействовали, и девушку перестало интересовать, куда мы едем. Но время шло, а изменений в ее поведении так и не наступало, после чего я протянула ей стаканчик с добавкой. Таблетка до конца не растворялась, поэтому все, что растворилось, я вылила в один стакан, а у меня в руках был стаканчик с комочками, которые остались от приготовления этого коктейля.

— А ты не выпьешь со мной сок? — спросила Белла. – Давай, наливай, выпьем.

Я поняла, что деваться некуда и плеснула сока в стакан с остатками таблетки. Через некоторое время я почувствовала знакомое ощущение «прихода». Зелье было качественное, однако на Беллу оно по-прежнему не действовало. Я решила действовать ва-банк и оставить разговоры до офиса.

— Поехали, — сказала я Степе. – И нигде не останавливайся.
— А если мусора? – спросил Степа, заводя двигатель.
— Не ссы, все будет хорошо.

Но, вопреки нашим ожиданиям, девушка и не думала сопротивляться, оставаясь при этом абсолютно адекватной. Доехали мы без помех. В офисе Степа тут же лег спать, а я давала указания девочкам по поводу вновь прибывшей.

— Давайте, девчонки, расскажите ей, как у нас тут все дружно и хорошо, мне нужно, чтобы она осталась.
Но Беллу, по всей видимости, уже не нужно было уговаривать. Выпив около пяти кружек чая, она уже приступила к работе прямо на кухонном столе, начав с первого, кто попался ей под руку. Со Стасика.

Поспав пару часов мы со Степой двинули по еще одной наводке насчет девочек. Проехав впустую около 250 км. Мы едем обратно, уставшие и злые. По дороге, заезжаем на рынок в том же городе, купить вещи Белле. Вечером ей выходить на работу.

Проработать ей удалось недолго. Неделю спустя мы снова нарвались на полицию нравов. На этот раз девочка к нам не вернулась. Нам сообщили, что теперь она будет работать на другую организацию.

Вернувшись в офис, мы обнаружили забытую Беллой сумку. В ней лежали документы и больничная карточка-выписка из больницы. Диагноз стоял: олигофрения крайней степени дебильности. Я залилась хохотом:

— Парни, смотрите сюда, читайте. У нас единственная в городе фирма с олигофренами.
— А что вы смеетесь? – подала голос Соня, — у нас с Лизой такая же болезнь.

Я поперхнулась от неожиданности, повернулась к Степе, но ему не надо было повторять дважды. Он уже сползал по стене, давясь смехом.

Яна

Снова нужно было искать девочек. Мы поехали по близлежащим городам, деревням, трассам и придорожным кафе, но безрезультатно. В одну из таких поездок Степа грустно произнес.

— Да, второй раз, так как с Беллкой уже не повезет, погнали домой.

Мы ехали по трассе. Просыпались птицы. В машину врывался прохладный вкусный воздух раннего утра и запах травы, доносившийся с проносившихся мимо нас полей. Я прикрыла глаза и слушала музыку, льющуюся из динамика, как вдруг, Степа резко дал по тормозам и включил задний ход. Я повернулась назад. Вдоль трассы, шатаясь, шла абсолютно пьяная девушка, а на много километров вокруг не было никакого жилья.

— Девушка, вас подвезти, — спросила я, едва наша машина поравнялась с ней.

Она посмотрела на меня стеклянными глазами, открыла дверь и плюхнулась на заднее сиденье.

— Куда едем? – явно веселясь, спросил Степа.
— Все равно, — зевая, ответила находка и отрубилась.

В офис девочку мы буквально заносили. Она спала весь день, а к вечеру мы смогли ее разглядеть. Хорошенькая мордашка, короткая стрижка, отсутствие куска ягодицы и харакири во весь живот багрового цвета, последствия отдыха с пьяными дальнобойщиками. Впоследствии она превратилась в рыжую красотку с озорной стрижкой, эдакая девочка — Гаврош. Она тоже проработала недолго. Однажды, когда у девочек был выходной, она пропала в шуме пьяного веселья, растворившись, как сон.

Мы работали в прежнем режиме, также отдавая все время разъездам, охоте и добыванию денег.

В один прекрасный день, я решила сменить Лизе прическу. Настало время расплести косы. Мы выкрасили ее в рыжий цвет, и купили такого же цвета шиньончик, средней длинны. Получилось очень неплохо. На следующий день Лиза уехала с клиентом, все шло, как обычно. Мне на мобильный раздался звонок:

— Мамка, приезжай срочно, — мужской хохот. – Поговорить с тобой хочу, вопрос тебе задать.
— Что случилось?
— Ты не парься, приезжай, давай, я на выражение твоего лица посмотреть хочу.

Я приехала, дверь мне открыл довольно симпатичный мужчина, в углу прихожей на корточках сидела Лиза с вытаращенными глазами.

— Ну, давай, жалуйся.
— Да я не жаловаться, я поржать с тобой вместе хочу. Ты прикинь, я свечи зажег, вина выпили, она раздеваться начала, ну сиськи шикарные же. У меня уже хер дымится, ну, я готов уже. И тут она волосы снимает, — заливается хохотом. – Ну, хоть ты мне можешь объяснить, зачем?
— Лиза, — спрашиваю я, давясь смехом, — ты зачем это сделала?

Смущенная улыбка, дебильное выражение лица.

— Так просто на спине же лежать неудобно.

Как то в обычную рабочую ночь к точке подъехал «уазик» с черными номерами, Соню и Лизу практически не останавливаясь, затащили в машину, и увезли в неизвестном направлении. Их не было два дня, мы искали их по военным частям, естественно, безрезультатно. Они вернулись сами. Пешком. Босиком. В рваной одежде. Спали почти сутки. Оказалось, их насиловали солдаты, много. Потом выбросили днем на том же месте.

Оксана практически перестала появляться на работе, у нее образовалась любовь. У нас осталось две девочки. Соня лежала с температурой, а Лизу очередной клиент избил табуреткой по лицу. Приходилось покупать лекарства. За точку платить было нечем. За квартиру тоже. Мы собирались в новую поездку, но позвонил Серега и сказал, что девочек на время нужно отправить в отпуск. Насколько я поняла, происходил передел территории, и работать нам стало небезопасно. Мы посадили девочек в автобус и отправились в вынужденный отпуск.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook