Общество

Цена вопроса: откровения сутенера

Опубликовано 10 августа 2016 в 12:49
0 0 0 0 0

Публикация воспоминаний, написанных продавцом девочек с Урала, пользовались большим успехом у читателей на нашем портале. TER решил свести в один материал все главы дневника сутенера, где история уходит от легкой эротики до полного трэша и угара в рамках обозначенной профессии.

dW5UaMKeZ3Y

Глава 1. Я.

Не могу отметить ничего особенного в своей жизни, бывает и лучше, хуже так же бывает. Все как у многих. Мама с папой развелись, отца не знаю, рано вышла замуж, через год родила сына. Ничего примечательного. Родилась недалеко от моря, которого не видела до сих пор, папа с мамой расстались так быстро, что я не успела запомнить ни моря, ни отца. Отчима-строителя забросило так далеко от теплых краев, что в отпуск к родным мы смогли выезжать не чаще раза в пять лет.

В уральскую деревню, которую спустя много лет гордо обозвали сначала поселком городского типа, а потом уж и вовсе городом, после того, как мэр столицы Урала лично поучаствовал в восстановлении пары церквей, к слову надо сказать, что было это 10 лет назад, а реставрированные детища, любовно оштукатуренные специально выписанными из солнечного Таджикистана работягами снова в опасно-неприглядном виде. Было к чему стремиться, глядя на эту красоту. Мы и стремились свалить поскорее и забыть все это как страшный сон.

Я постаралась как можно быстрее реализовать эту свою основную мечту. Сбежав из родных пенатов под крыло цивилизации, я устроилась на работу в ночной цветочный магазин и сняла комнату в пригороде. Все мои развлечения, ввиду усталости, ограничивались домом и работой, единственное мое общение составляла моя, мягко говоря, не очень умная соседка нежного возраста, которая по недоразумению, была оставлена родителями жить в соседней комнате на полной свободе действий. Её звали Настя.

Настя.

Родители ее были жутко заняты новыми детьми и личной жизнью, поэтому в доме у нас толпились улыбчивые кавказцы, каждую неделю разные, и в сотовом ее под надписью «муж» каждую неделю появлялся новый номер. С ее очередным «мужем» Магой у меня, почему-то, сложились особые отношения.

SCur81bjcTU

Мага.

Магу я про себя называла человек-гора, за его могучее телосложение. Не могу объяснить его ко мне привязанности, но, выполнив «супружеский долг» по отношению к Насте он, спустя десять минут уже стучался в мою комнату – поговорить. Я, наверное, выглядела очень вежливой слушательницей в его глазах, потому что его монологи не было смысла прерывать, так как я не понимала практически ни слова, лишь общий смысл сказанного. Видимо мои качания головой в знак согласия породили в нем безграничное ко мне доверие. Моя сестра Галка (о ней позже) называла его «дитя гор».

«Дитя» громогласно хохотало, рассказывая мне о Насте. О том, какая она дура, проститутка и воняет. Я не спрашивала, зачем он с ней спит, и так было понятно – у нее всегда можно было переночевать. Настя бы в жизни не выгнала Магу.

«Он знаете, какой богатый» — говорила она. «Откуда ты знаешь?» — спрашивали мы смеясь. «Он мне показывал свои деньги»…. О чем здесь можно говорить? Были бы уши, а лапша на них найдется. Они стоили друг друга.

По какой то причине Мага ушел быстрее, чем его предшественники. Настя рыдала, забрасывая его сообщениями матерного содержания, и жаловалась, что от нее ушла настоящая любовь. Через пару дней траур прошел, и Настя отправилась в ближайшую кафешку, где подают «шашлик-машлик», на охоту. Охота оказалась на редкость удачной, вместе с пойманной ею дичью в нашей квартире поселилась чесотка и клопы. Пришлось срочно съезжать, оставив даже мебель.

Но, несмотря на все видимые трудности, у меня резко проснулся вкус к комфорту и цивилизации. Сначала мне полюбилась горячая вода из крана, потом ванна с пенкой (в городе, где я прожила большую часть своей жизни, воду добывали из колодца), а потом дошло до клубов и ресторанов, где нужно было соответствующе выглядеть. На это все нужны были деньги, тем более после того, как я пару раз услышала сакраментальную фразу: «Извините, сегодня вы не можете пройти в наш клуб. Мы не объясняем причин».

Этого я стерпеть уже не могла, тем более что моя названная сестра, младше меня к тому же на год, к этому времени из очень гадкого утенка успела превратиться в гламурную девочку и общалась исключительно с «золотой молодежью». Нужно было срочно что-то менять.

eCAzUDAncZ4

Галя.

Ну не то что бы сестра, но человек родной и близкий. Познакомились мы в первом классе, на праздновании школьного нового года. Просто так получилось, что раньше праздников я не сумела ее заметить, видимо мешало отсутствие новогоднего костюма. Говорю без доли сарказма, просто во мне был силен соревновательный дух, а на костюмы был конкурс. Я заняла то ли второе, то ли первое место, не буду врать, здесь память меня подводит, зато я отлично помню свой костюм.

Он назывался «Незнакомка».

Мама всегда говорила мне, что если у тебя нет денег одеваться — удивляй, и пусть думают, что так и надо. Мамина узкая, короткая юбка была натянута мне до зоны декольте, которая не и не думала быть заметной лет до 15, на плечи наброшена, найденная в шкафу лиса, а на голове, пропахшая нафталином шляпка 30-х годов — вот и весь костюм. За это произведение мне подарили потрясающего пупса с полным набором миниатюрных вещичек, я грезила таким все свое сознательное детство.

Она плакала. Она была снежинкой в серо-голубом платье, старательно сшитом ее мамой из занавески. Поблескивали тщательно приклеенные конфетные золотинки на юбке и все-таки она плакала. Я решила, что это вопиющая несправедливость ко всем снежинкам, вместе взятым, и подарила ей своего замечательного пупса, только, чтобы она улыбнулась, хотя через минуту я уже дико жалела об этом, я же только успела подержать его в руках. Но, увидев гордость в глазах своей мамы, я поняла, что жертва была не напрасной.

С этих самых пор мы стали лучшими подругами, и даже больше. У них в семье было пятеро детей, для меня совершенно дикая цифра, хотя нас самих было трое. Причем кроме Гали все мальчики. Странная их жизнь производила на меня всегда не менее странное впечатление после нашей интеллигентной семьи. Сохнущая по осени картошка бугристым ковром лежала по всей квартире, в том числе, вокруг пианино, которое Галя боготворила, тогда, как я подходила к инструменту исключительно «из под палки».

Старший брат с криминальными задатками, отосланный в Киргизию подальше от родной милиции, сумасшедшая мать, в защиту от которой неподалеку от дома была вырыта землянка, дабы детям было, где спрятаться во время очередного приступа ее безумия. Я не понимала, как человек может так стремительно меняться.

Я заходила за Галей по дороге в школу, и каждый раз надеялась, что заходить в дом мне не придется. Входя, нужно было нагнуться вполовину, чтобы не удариться головой о притолоку и очень постараться дышать через раз, но запах немытого тела, скисшего белья и баррикад грязной посуды, заполнял легкие неумолимо. Тут же, среди всей красоты жизни нас пытались накормить завтраком, и настолько скудным был их рацион, что мне, самой выросшей в бедности, стыдно было брать даже кусок хлеба.

4DwS4F1EWP4

Затем нас отправляли в школу, благословив на дорогу и осенив крестным знамением.

Такая набожность казалась мне смешной, она была для меня из разряда театральных представлений, тем более что эта же набожная женщина, отправив детей в школу, рисовала перевернутые кресты у соседей на заборах и по ночам гонялась по двору с вилами за собственными детьми.

Галя была единственной подругой моей, которая имела право бывать в нашем доме, но из категории гостьи она очень быстро перешла в категорию члены семьи. Матери было нечем ее кормить и жила она у нас. Моя мама очень трогательно относилась к ней за те вещи, которые меня в ней только раздражали.

Ее фантастическая чистоплотность, аккуратность (в ее тетрадях не было не единой помарки, а уж оценок ниже четверки и подавно), стремление к знаниям, не только книжным, но и житейским. Ее постоянно ставили мне в пример.

Но я знала ее другую: авантюристку, хулиганку, фантазерку.

Наши совместные побеги с уроков, мальчики, сигареты, разговоры до утра. Она пыталась изжить это в себе, таково было ее стремление вырваться из ненавистного окружения. Из семьи, города, унижений в школе, взглядов, говорящих о том, что все знают, что одежду твою мать мешками таскает из социальной защиты, а мальчик, который тебе нравится, считает тебя уродиной.

Она смогла вырваться, смогла убежать от этой жизни, но не смогла преодолеть силу себя маленькой и некрасивой, она сделала из себя суперзвезду, женщину, перед которой мужчины падают на колени, но, заглянув в ее душу, которая осталась прежней, исчезают из ее жизни навсегда. Я никогда больше не встречала человека, столь совершенного внешне, и столь несчастного внутри.

9(1)

Оксана.

Был в моей жизни период, когда Галя уехала поступать, а о моем поступлении не было даже разговоров в моей семье. Братья еще были маленькие, а мама тогда еще сама училась в институте. Редкие письма не заменили мне подругу, тем более, как ни странно, я не любитель эпистолярного жанра в отношениях. Как-то само собой получилось, что мы сблизились с девочкой Оксаной, одноклассницей, над которой мы с Галей смеялись и втихую и открыто. Она была не то что бы не очень умна, нам она казалась непроходимой дурой.

С Галей мы могли обсудить все, начиная с мальчиков, заканчивая высокими материями. С Оксаной только мальчиков. Она была обладательницей толстенной рыжей косы, тонкой талии и большой груди, мама никогда не запрещала ей краситься и носить короткие юбки. Так что в соответствии с требованиями того возраста и на тот момент подруга она была мне самое то. Особых впечатлений дружба с ней после себя не оставила. Только моменты, которые шли параллельно имели значение. Общая компания, почти первая любовь, потеря невинности и расставание. Она уехала учиться в один город, я в другой.

В окончание этой главы: случилось так, что мне негде было жить и как-то, волей случая, попался на глаза Галкин адрес. После нескольких лет разлуки, я приехала к ней сразу с чемоданом. Я была совершенно уверенна в том, что имею на это полное моральное право. Судя по тому, как она меня приняла, она думала так же. Мне открыла дверь, уверенная в себе (внешне), холеная дива. Если она и удивилась, то виду не подала. Сразу обозначив 50% суммы платы за квартиру, она поселила меня на кухне. Я поняла, что подружка зарабатывает очень неплохие деньги. Мне сразу пришло на ум единственная профессия. Но я ошиблась.

Так я впервые узнала, что такое Интернет-шоу.

О том, как проходили первые съемки и продажа читайте далее

Читать далее
0 0 0 0 0