Выбор редакции

Убежище опального коммуниста. Таинственный остров Кабакова

Опубликовано 21 сентября 2014 в 15:48
0 0 0 0 0

011

Председатель коммунистической партии Свердловской Области Иван Кабаков почти полвека назад жил на засекреченном для посторонних людей острове недалеко от Екатеринбурга. Журналист Ekb-room побывал на ныне необитаемом острове.

Сегодня название и расположение острова вполне известны – называется он Репный, расположен на озере Шитовское в 25 км от Екб. Наш гид Александра Килина уточняет: официально это не озеро, а болото. Мы подъехали к берегу озера Шитовское.

На нем много островов, основные из них — это самый крупный Травяной, Арамильский, Скомино и Репной, куда мы отправляемся. Нам предстоит плыть не долго – до острова от берега всего 500 метров. Но приключение на необитаемый остров началось с невезения – мотор на лодке не хотел заводиться. Пока лодочник разбирался с неполадкой, мои гиды спорили, откуда же берет исток река Исеть – поговаривают, что, по сути, из озера Шитовское. А именно, река Бобровка берет начала из Шитовского, и она же перетекает в реку Исеть. Но никто пока это не смог доказать или аргументировать.

Репный остров еще называют Кабаковским, так как там жил Иван Кабаков, председатель коммунистической партии Свердловской Области (если проводить аналогия с современными должностями, то в наше время он был бы губернатором – прим. автора) — видный советский государственный и партийный деятель. Один из соратников Ленина и человек из ближайшего окружения Сталина, закончил свою жизнь в застенках органов НКВД.

«Остров считается обитаемым с времен древнего человека, — рассказывает наш гид Александра Георгиевна, — в 20 веке гимназисты из Екатеринбурга приезжали сюда с экспедицией, им удалось много раскопать интересных находок, которые они отдали в петербуржскую академию впоследствии».

В конце концов, мы преодолеваем пять сотен водной глади и высаживаемся на легендарном острове. «Мы на чужой территории, на чьей именно – неизвестно, — говорит Александра Георгиевна. — Остров несколько раз пытались отсудить, но безрезультатно. Когда-то он принадлежал Облпотребсоюзу, который содержал здесь дом отдыха». Сейчас все владения разрушены, последний дом сгорел несколько лет назад. Но те, кто видели эти строения, описывают их, как дворцы: красивая терраса, венское стекло, красота.

В мае 1937 года Ивана Дмитриевича, как первое лицо в области, пригласили принять участие в совещаниях при УНКВД с докладом, но он приглашение проигнорировал. Последствия такого неразумного поведения не заставили себя долго ждать – позже, на очередном Пленуме секретарем ЦК партии Андреевым, прибывшим из Москвы, Кабаков был объявлен «врагом народа, контрреволюционером», и сразу исключен из партии.

«В следственном деле Кабакова много моментов, которые до конца не выяснены, отсутствуют важные документы, в частности об этапировании из Свердловска в Москву, а также неизвестно, где и при каких обстоятельствах был арестован, — пишет краевед Александра Килина для портала govp.info. -Можно предполагать, что был взят у себя на даче. На мысль об этом наводили следы от пуль, испортившие строение».

Дачу ждало запустение: сначала великолепные строения превратили в обычный дом отдыха, но содержание его обходилось слишком дорого. И дача, оставаясь загадкой, подвергалась дальнейшему разрушению, разграблению и в конце — полному уничтожению.

Сейчас остались лишь некоторые элементы той архитектуры – лестница, фундамент беседки. Я ставлю ногу на ступень лестницы, по которой когда-то поднимался к себе домой Иван Дмитриевич, фантазией дорисовываю недостающие детали, представляю, как тут все было несколько десятков лет назад. Ощущение необычное.

Только представьте, идешь по какому-то острову, в непонятном совершенно месте, и вдруг перед тобой, откуда не возьмись – длинная лестница… Это удивительно. Откуда на острове лестница? Если не знать предысторию, так и с ума сойти можно.

К сожалению, большинство наших людей не умеют беречь ни природу, ни историческое достояние, ни такие острова – повсеместно, тут и там здесь горы мусора. Чтобы вывезти этот срач с острова нужно нанимать лодки, не одну и не две. Неужели так сложно захватить с собой свой пакет мусора, никогда не понимала. И как только рука поднимается выбросить бутылку на отдельном острове, просто, в лесу.

У Кабакова здесь же, на острове, был свой ресторан. На соседних островах разводили кроликов и уток, на которых хозяин любил охотиться с его гостями. На острове еще видны следы облагороженной территории бывших Кабаковских владений – липы, видно, что посажены рукой человеческой.

Обособленность острова была на руку председателю. Его персонал жил на другом берегу. Кстати, и сейчас можно увидеть по ту сторону озера довольно широкую просеку в лесу. Кабаков мог разглядеть заранее, кто едет по берегу, будучи на острове и быстро предпринять решение о побеге.

— Строили дорогу женщины. Таскали деревья на себе. Сейчас дорога, конечно, повсеместно заросло, но раньше местные по привычке ее так и называли — Кабаковская дорога, — рассказывает гид.

Я спрашиваю:

— А что с наследниками Кабакова? Они у него были? Как сложилась их судьба?

— Да, продолжатели династии были. Жена по фамилии Виноградова была редактором «Уральского рабочего». От другой жены у него было двое детей, которые под репрессии не попали — дочь училась в Москве, и сын, жил в Нижнем Тагиле какое-то время.

Историческая справка: в январе 1934 года город Серов – тогда Надеждинск, был переименован в честь Кабакова — в Кабаковск. Но через 3 года в 1937 году его переименовали обратно в Надеждинск. Лишь с 1939 года городу присвоили привычное нам сейчас название Серов. До 1937 года имя Кабакова носил Верх-Исетский металлургический завод.

Иван Дмитриевич был организатором строительства на Урале крупных промышленных предприятий. Расстрелян в возрасте 46 лет. Ходят слухи, что перед смертью хозяин на своем острове зарыл клад. Кто знает…

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook