Развлечения

В поиске звучания. TER рассказывает об одном из лучших джазменов Екатеринбурга

Опубликовано 20 февраля в 16:35
0 0 0 0 0

Редакция Ekb-room продолжает своё погружение в мир энергичного фортепианного свинга, мелодичных саксофонных соло и оглушительных барабанов. В этот раз мы взглянули на джазовую эстетику через призму одного из её представителей.

Екатеринбург, бывший Свердловск, подхватил джазовую волну относительно поздно. Только в 60-х одержимые музыкой афроамериканских жителей Нового Орлеана начали устраивать первые подпольные выступления. Однако с тех пор культура джаза в Свердловске развивалась семимильными шагами, и с конца нулевых жанр приобрел в столице Урала особую популярность, в первую очередь благодаря увеличению количества площадок, на которых проводятся джазовые концерты, а также открытию клуба Everjazz и ему подобных. В связи с этим растет и число исполнителей. Об одном из лучших джазменов Екатеринбурга, Антоне Зубареве, и пойдет речь.

Музыка интересовала Антона с раннего детства. Уже в 5 лет он обучался в мужском хоровом лицее, а через два года поступил в школу-десятилетку при консерватории им. М. П. Мусоргского. По признанию самого музыканта, в то время он любил подбирать мелодии, которые слышал вокруг. «Как-то раз подобрал тему из боевика-сериала, нам с одноклассниками она очень нравилась, они до сих пор иногда просят ее сыграть», — с улыбкой вспоминает Антон.

У его дедушки, Бориса Зубарева, была огромная музыкальная коллекция на виниловых пластинках, которыми в те времена заслушивался пианист – так он открыл для себя джаз.

«Однажды к нам домой пришел настройщик, он починил мое пианино, а потом сел за инструмент и сыграл прекрасную джазовую балладу. Я был поражен и очень вдохновлен. На следующий день я уже сидел и искал свои первые джазовые аккорды, до сих пор вот ищу».

Проучившись 3 года в школе-десятилетке, юный артист ушел в Детскую музыкальную школу № 14, где доучился уже до конца. Первое высшее образование получал в УПИ на Механико-Машиностроительном факультете, который успешно закончил. Но ведомый мечтой, Антон решил получить еще одно образование, напрямую связанное с его главным увлечением – так он оказался на факультете музыкально-художественного образования УрГПУ, где после окончания учебы он остался работать.

Но пианист не захотел останавливаться на достигнутом и в скором времени уже играл на фортепиано в новоиспеченном джаз-бэнде Old Fashioned trio. «Группа образовалось несколько лет назад, мы и до этого играли вместе, но тогда нас очень заинтересовала музыка начала XX века, мы решили записать небольшое видео, а потом послушали, что получилось, и поняли, что записали альбом», — рассказывает Антон.

Однако такого успеха музыканты вряд ли ожидали: записи расходятся очень быстро, из-за чего постоянно приходится отпечатывать новую партию дисков. Сейчас трио использует более современный подход к аранжировкам, но, как показал их недавний гастрольный тур по России, музыка такого рода нравится любителям джаза не меньше классических вариантов. Также Антон упомянул, что группа планирует воплотить несколько интересных проектов с некоторыми яркими зарубежными исполнителями.

2012 год, а точнее месячная поездка в Нью-Йорк, стала для Антона Зубарева одним из самых вдохновляющих периодов в его музыкальной жизни. Свое путешествие он вспоминает с теплотой: «Это были одни из самых музыкально насыщенных и удивительных дней в моей жизни. Каждый вечер джемы собирают огромное количество первоклассных музыкантов и очень часто можно услышать поистине музыкальные откровения, которые потом можно еще полгода осмысливать, но в Нью-Йорке у тебя на это всего день, ведь завтра снова будет джем или какой-нибудь концерт с участием звезд. Профессионализм высок и это очень подстегивает. Скажу честно, дома не всегда удается поймать такое состояние абсолютного фокуса, но я учусь управлять этим».

Для Нью-Йорка, джаз – это такая же обыденность, как для Екатеринбурга рок, поэтому просто хорошей игрой никого на территории Большого яблока впечатлить не удастся. Джазменам необходимо предоставить на суд нечто новое, уникальный взгляд на привычный жанр, «найти свой голос», как они любят говорить. Из-за чрезвычайно высокой конкуренции, музыкантам буквально приходится изобретать и всячески ломать правила, чтобы быть востребованными. Именно подобные жесткие условия впечатлили Антона: «По моему мнению, все самые свежие идеи рождаются там».

Джэм-сэйшны — это своего рода общение джазменов с помощью языка инструментов, без каких-либо договоренностей и плана, то есть импровизация в чистом виде. Овладеть этим талантом, безусловно, можно, но это непросто: у музыкантов уходят долгие годы, чтобы научиться «разговаривать» на языке джаза. Антон отмечает, что мало просто освоить язык – важнее, будет ли другим интересно то, о чем вы хотите сказать. И здесь правила отходят на второй план, предоставляя волю творчеству.

«Есть известная мысль о том, что жизнь – это поиск. Так вот в музыке я чувствую это особенно остро. Как только вы перестаете искать новое, музицирование неизбежно превращается в своего рода рутину, а творческая ценность того, что вы делаете, начинает стремиться к нулю. Играю ли я сольный концерт или работаю концертмейстером на экзамене – я всегда ищу свежий взгляд и новые идеи. Без этого весь процесс просто теряет смысл».

Тем мечтателям, что желают тесно связать свою жизнь с музыкой, екатеринбургский пианист советует, для начала, просто искренне полюбить её, интересоваться ей, много слушать и узнавать о том, как она создается и работает. Уже затем четко расставить приоритеты и определиться с целью и желаниями, которые вы возлагаете на музыку. «Если вам нравится играть три ноты, не надо разбрасываться на остальные девять, играйте эти три ноты, наполните их смыслом и станьте самым интересным исполнителем этих трех нот. А там дальше можно и за четвертую взяться», — объясняет музыкант.

Последний материал цикла будет посвящен культуре джазовой музыки в России. Расскажем, в каком направлении она развивается и как её воспринимает современный слушатель.

Иллюстрации: Federico Picci
0 0 0 0 0