Злодеи на экспорт. Почему русские в блокбастерах всегда на темной стороне и как с этим жить?

Опубликовано 14 ноября 2014 в 14:23
0 0 0 0 0

ekb_ger

На гигантской красной площади размером в одну шестую часть суши стоит Кремль. Из его окон специально обученные люди в три смены высыпают мешки со снегом, а из дверей каждые две минуты выходят свежезавербованные агенты КГБ. В кабинете, под неизменным трио из Ленина, Сталина и Маркса, сидит генерал Орлов, страдающий обсессивно-компульсивным расстройством. Он теребит ядерную кнопку, с помощью которой хочет отомстить за неважно-кого всему миру по ту сторону Берлинской стены.   Тем временем, агент ЦРУ, в объятьях очарованной им блондинкой с химической завивкой, прорывается через толпы солдат. Путь к спасению мира во всем мире от апокалипсиса занимает полтора часа ± 10 минут.

В эту модель укладывается половина голливудских лент со стрельбой, рукопашным боем и фехтованием с участием «русских». В лучшем случае их играл потомок эмигрантов из царской России или Польши, который хоть как-то может имитировать речь на великом и могучем. На современном экране генералов заменили олигархи, в остальном мало чего изменилось.

Обратимся к третьей стороне. Таки в фильмах нас видит ирландский комик Дилан Моран:

Вторая часть целиком и полностью посвящена альтернативной власти – русской мафии. Она, наравне с коза нострой и якудзой, всегда готова к переделу влияния, крупным кражам, похищению первых лиц государства и остальным проявлениям теневого бизнеса. Демонстрируя внутриклановую верность, дружбу и любовь, остальных они убивают не моргая. Слезливая сцена, почти все умерли – остальные скорбят и рожают детей. Конец.

И где-то между ними уместились исконные русские полицейские и гениальные ученые, идущие по стопам Левши. Но и эти исключения зачастую несут на себе отметину Зла.

Возможно, именно о таких героях думают шансонье, сочиняя новый шлягер со словами перо, волына и мокруха. Неспроста же их лелеют на западе.

Машины разрушения, причиняющие добро, без страха, жалости и большинства остальных эмоций – тяжело принять, что нас все еще показывают таким образом. На этот образ за время холодной войны лег глубокий, что все встало с ног на голову.

Русского дружелюбия часто пугаются, гостеприимства — опасаются, а традиции не понимают. Защищаясь запрещая – законники обсуждают возможность давления на американский кинематограф, который капает им на нервы.

С экранов фильмов образ «злого русского» расходится в новостные ленты. Иногда ему и в жизни подыгрывают на высоком уровне, но призом за актерское мастерство, к сожалению, стал статус главного врага цивилизация. И его мы получили уже в мире реальном.

Отдавать седьмой по размеру рынок фильмов во власть местных «специалистов», слава богу, американцы не спешат. На звонок стали откликаться, и вспоминать о том, что настоящую войну США уже который год ведет с исламскими фундаменталистами. Вместе с ними роль врагов получили и другие представители слабых кинорынков: северных корейцев, африканских пиратов и южноамериканских наркобаронов. По плану Б врагами в любой момент можно объявить группировки, связанные не этническим признаком, стремящиеся к спасению мира от людей или заурядной смерти всего живого.

На фоне этой возни сто очков вперед заочно получает Оливер Стоун. Культовый режиссер, сделавший свое имя на тематике вьетнамской войны, сам является её ветераном. Кроме двух боевых наград он несет на себе огромный скепсис к «американскому пути» взаимодействия с другими странами. Эту тему он собирается развивать в двух своих будущих картинах. Одна из них будет посвящена Эдварду Сноудену, открывшему миру правду о глобальной слежке за миллиардом человек, которую производит ЦРУ. За хищение документов с подтверждением тотального контроля на родине ему светит пожизненный срок. Но, с разрешения российских властей, он скрывается от него в нашей стране. Лицом для второй работы должен стать Владимир Путин. Образ которого, судя по интервью, Стоун попытается раздемонизировать для западных зрителей. Кинолента про политика за рамками условностей встанет в один ряд с Фиделем Кастро, Джоном Кеннеди, латиноамериканскими президентами и лидерами Израиля и Сектора Газа. Работы о них у Оливера давно в списке завершенных.

Персонаж Шварцнегера из «Красной жары» попытался понять русскую душу, и у него это, кажется, удалось.

Что будет с нашим кино и с нами в кино, пока не знает никто. Фильм – это набор образов, а любой образ в той или иной мере несет на себе штампы. От них тяжело уйти, но именно этот ход делает имена великим мастерам. Козырь в этом раскладе для взаимной победы есть у студии Marvel. Сильный, смелый, и, главное, положительный персонаж Большая Медведица мог бы влиться в команду Мстителей, показав, что у сдержанной, но широкодушной России есть свое место в мировой борьбе со злом. А по его стопам студия могла бы собрать всех супергероев с русскими корнями, которые бы стали первыми ласточками интеграции нас в массовую культуру на равных.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook