Город

Знаковые гости о Екатеринбурге

Опубликовано 30 июля 2014 в 12:45
0 0 0 0 0

ekb_lebed

Все мы привыкли к тому, что Екб — место суровое и не терпящее расслабона (нынешнее лето согласно кивает). Но есть особый способ проверить, так ли это: спросим у приезжих! Фидель Кастро, Маяковский, Радищев и другие отчаянные парни заглядывали на огонек в Екб-Свердловск. И что же они увидели?

1791. Первые объективные впечатления от знаковой фигуры Екб получил в возрасте почти 70 лет: Радищев издал «Путешествие из Петербурга в Москву», и его быстренько сослали из Петербурга в Сибирь, через Екб. Радищев был мастером обличения, за что и поплатился, но в Екб ему понравилось. Приятно, правда? «Летом вид прекрасный», — писал государственный преступник. И оптимистическое: «Если плотина сего завода прорвется, то большая часть города будет потоплена и дворы снесет».

1859. На этот раз через Екб проезжал еще один высокий каторжанин — Достоевский. И тоже был счастлив здесь: накупил 38 разных горных пород, заплатив ужасно дешево, и оставил трогательные записки о традиционном туристическом объекте: «Набрели на границу Европы и Азии, где превосходный поставлен столб с надписями, и при нем в избе инвалид».

1890. Вот уже по своей воле в Екб заехал Чехов, хотел схлестнуться с Маминым-Сибиряком, но не срослось. И АПЧ захандрил, стал писать желчные гадости: «Проснувшись вчера утром и посмотрев в окно, я испытал к природе отвращение. И здешние люди внушают нечто вроде ужаса: скуластые, лобастые,широкоплечие, с маленькими глазами и громадными кулаками, родятся они на местных чугунолитейных заводах». Да, Екб — это настоящий бэдтрип для тонких натур.

1928. Екб-Свердловск получил мега-слоган, который гордо носил еще полвека, от очередного гостя — Маяковского: «Новый город, работник и воин». Поэт ворвался в Свердловск со своими стихами в разгар зимы, выступал, ел пельмени с медвежатиной, обыгрывал всех в бильярд и увязал в грязи на Вайнера, где тогда прокладывали водопровод. «Не город, а строительная площадка», — одобрил пространтво Маяковский и первым проложил туристический маршрут к местам казни и захоронения царской семьи.

1932. Советское руководство прислало в Свердловск Бориса Пастернака с благородной целью — поднимать местную литературу. Жизнь в центре города оказалась для писателя слишком нервной, отдых в обкомовском поселке на берегу Шарташа — слишком мрачным. Эпическое обаяние Екб довело Пастернака до нервного срыва, и он эвакуировался в Москву. «Отвратительный континентальный климат и гомерическая пыль среднеазиатского города. Бесконечные стройки и нечеловеческое, невообразимое горе, не укладывающееся в границы сознания. Я заболел».

1962. В Свердловск заглянул Высоцкий с гастролями Московского театра миниатюр, где он тогда работал. Самый высокий (на данный момент) небоскреб в Екб назван именем Высоцкого, наверное, в искупление вины, потому что поэту было здесь так плохо, что в конце гастролей его уволили из театра «за полное отсутствие чувства юмора». Ибо Екб накрыл барда не по-детски: «Уже на подъезде ощутил я влияние стронция-90, потому что запахло серой гарью и настроение резко ухудшилось. За окном — мерзкая мелкая дрянь падает с неба. А вообще — гнусно. И город, и народ, и всё. Организм дряхлеет».

1963. А год спустя в Свердловск наведался самый бодрый гость со времен Ермака: Фиделя Кастро местные жители встречали в восторженной истерике. Во время его выступления на площади Первой Пятилетки люди свисали даже с крыш домов и сучьев деревьев. «Ну, вы прямо как кубинцы на площади Революции в Гаване», — сказал им на это Фидель и поблагодарил уральских рабочих за выполнение заказов для Кубы, а во время экскурсий по Геологическому музею и заводу Уралмаш он постоянно приговаривал: «Мне очень здесь нравится, очень».

Занятно, что в нашем списке Екб вызывал восторг только у отъявленных революционеров, борцов с системой и избавленных от петли каторжан. В общем, друзья, очевидно одно: чтобы любить Екб и чувствовать себя в нем комфортно, нужно обладать силой духа, бодростью тела и чувством юмора, которые помогут радоваться любой погоде и радиации родных гор!

Бонус:

2014. «Я много раз был в Новосибирске и в Екатеринбурге. И могу смело сказать, что Екатеринбург еб*вее Новосибирска. Во всех смыслах» — Артемий Лебедев.

0 0 0 0 0





Вконтакте
facebook