Разное

Дрессировать себя позволяю только сыну!

Опубликовано 26 марта 2014 в 11:00
0 0 0 0 0

Текст: Юлия Жук

С Дарьей Костюк мы беседовали в гримёрке екатеринбургского цирка после одной из её репетиций. Без эффектных костюмов и гепардов знаменитая дрессировщица, воздушная гимнастка, лауреат премии Президента РФ, оказалась любящей матерью, образованной женщиной и… полюбившей Екатеринбург москвичкой.

— В Екатеринбург я приехала первый раз, и мне здесь очень нравится — это живой город. Иногда не хватает какого-то движения, даже в Москве, где я родилась, скучаю по ритму. А в другие города приезжаешь, и вовсе выть хочется, что ж никто по улицам не ходит, не двигается… Мало того, вы очень талантливые: у кого ни поинтересуйся из артистов, каждый второй родился в Свердловской области. Если бы все в моей команде были из Екатеринбурга, ни капельки бы не сомневалась в них! В моем городе такие, конечно, тоже есть, но столичный лоск сильно их портит.

IMG_8659

— И все же у нас не Москва, наверняка выступления очень сильно отличаются от столичных?

— Я сама никогда не ставлю какие-то рамки, народ должен видеть только лучшее. В Московском цирке, конечно, немного другие реалии: там больше и зал, и финансовые возможности. Но качество выступления от этого ничуть не страдает, наоборот, улучшается от города к городу, мы же все время работаем. Некоторые часто думают, что на периферии можно не выкладываться на полную силу, пробовать не совсем готовые номера, чтобы потом во всей красе показаться на арене цирка города-миллионника. Но меня эта позиция глубоко возмущает: в этих городах живут такие же люди, они зарабатывают на билет, идут в цирк с целью хорошо провести время, а встречают такое неуважительное отношение.

— И в этот раз вас повсюду сопровождают гепарды. А они ведь занесены в Красную книгу. Как удалось найти животных для выступления?

Искали, правда, очень долго. Важно было привезти их легально, чтобы у гепардов были паспорта, а к ним — крепкое здоровье. Краснокнижные животные с документами обычно разводятся на очень ограниченной территории, а это значит, что папа и мама зверят могут оказаться одновременно братом и сестрой. Детеныши из-за этого рождаются очень болезненные. У меня был такой опыт, я работала с одной пантерой, но как мы ни старались ухаживать за ней, она все равно очень рано погибла. Повторять эту ситуацию не хотелось, поэтому к выбору гепардов мы с мужем подошли ответственно. Зверей подыскивали в общей сложности полтора года, нашли их в результате в питомнике Южной Африки. Заповедник такой огромный, что высматривали их с вертолета.

1

— Как прошла первая встреча с хищниками?

Первой мыслью было проверить их на бешенство, поскольку они вели себя как обезумевшие, бросались на решетку, грызли её, у них были огромные зрачки, даже мясом их нельзя было отвлечь. Потом я укоряла себя, зачем вообще за это взялась. Но много мяса, спокойствие и выдержка сделали свое дело, уже спустя девять месяцев гепарды впервые выступили на манеже. Позже докупили несколько гепардов у того же поставщика, но он нас предупредил, что это, возможно, последняя на несколько лет вперёд партия.

— Это из-за того, что они размножаются плохо?

— И не только. Это по природе очень слабые хищники, хорошо, если из целого помета выживет хотя бы один детеныш. Львы часто, чтобы позабавиться, ловят маленьких гепардов и съедают.

IMG_8779

— Выходит, в цирке им даже безопаснее и лучше?

Конечно! Если подерутся между собой, их обязательно полечат, зелёнкой помажут, охотиться им не надо — мясо и так дают. Мясо я, кстати, сама выбираю для них, нюхаю, пробую, чтобы не скользкое было. Очень часто же считают, что если мясо предназначено для животных, можно и протухшим ограничиться. А мы, бывает, несколько поставок отменяем. Не потому что мы их балуем так сильно — просто у них очень нежный желудок. В природе же гепарды едят только свежее, теплое мясо. Убил добычу — съел, пока на запах не пришли более сильные хищники и не отобрали добычу. Вот только размножаться в неволе они ну никак не хотят.

— А как они переносят переезды? Им, должно быть, очень сложно проводить часы в неподвижном состоянии.

Знаете, над нами даже коллеги очень долго смеялись, заметив, что для гепардов у нас клетки по размеру больше, чем стандартный вольер для льва. Но с гепардами никто не работает, поэтому мы стандарты придумываем сами. Без движения у них ослабевают мышцы, садятся лапы, поэтому в клетке им должно быть просторно, чтобы можно было сделать несколько шагов, потянуться. И маршрут мы выстраиваем так, чтобы быть в пути не больше трех дней. Нам вот, например, сейчас предлагают выступить в Китае, и первое мое условие — животные должны лететь самолетом. Потому что любой другой путь займет больше трех дней. Если на эти условия не пойдут, мы откажемся даже от такой выгодной и интересной поездки, поскольку рискуем потерять наших главных артистов.

IMG_8650

— Создаётся такое ощущение, что у вас к гепардам отношение даже трепетнее, чем к собственным детям.

По правде говоря, так и есть, хоть это и неловко это признавать. Дети попросят поесть, если они проголодались, если у них температура или горло болит — тоже скажут, а животные — нет. Я почему об этом так уверенно говорю — меня саму в гостинице ждёт двухлетний сын, Платон. Очень развитый для своих лет, между прочим. Единственный человек, который умеет дрессировать меня — больше никому это не под силу. Рано заговорил, рано пошёл, и вскоре, думаю, сделает свои первые шаги и по арене цирка. И я этому буду только рада. Сама я пришла в него в 9 лет, и помню, как сложно давалась растяжка, как сильно порой останавливал инстинкт самосохранения. А в три года начинать тренироваться, делать сальто, прыгать откуда-то — самое то.

— В этом вы совершенно расходитесь с позицией собственных родителей, верно?

Их можно понять. Они видели сломанные руки, ноги, судьбы. Видели, как не складывалась семейная жизнь у людей. Ведь браки заключаются не только внутри цирка, бывает и так, что любимый человек находится далеко за пределами манежа, и приходится чем-то жертвовать. Им хотелось, чтобы у меня был свой дом. Но я в такой жизни вижу больше плюсов. Я по своей квартире в Москве скучаю, в то время как мои друзья, сокурсники, одноклассники, чья жизнь не связана с цирком, так не ценят свой дом. А ещё я получаю удовольствие от того, что мне никогда не скучно, я просто такой человек по жизни, акула — она без движения умирает. Так и я. А Платон очень артистичный, повсюду ездит с нами, уверена, у него все будет прекрасно получаться в этой области.

Хотите воспитать настоящего циркового артиста?

— Прежде всего хочу воспитать порядочного, честного человека, как и все мамы и папы. А вообще, ребёнок, который воспитывается в цирке, — счастливый ребенок. Он каждый день может ходить на представления, видеть вблизи экзотичных животных. Он много общается с людьми, ездит по стране и по миру. Да и с творческими и позитивными родителями всегда проще развиваться. Но важно помнить, что дети должны учиться, а в режиме постоянных разъездов это непросто, сама прекрасно помню.

— Не устали от такой жизни? Столько жанров уже перепробовали…

— Я не однопрофильный артист, я бы не смогла работать в одном и том же жанре, в одном и том же костюме, под одну и ту же музыку всю жизнь. Если я устаю в одном жанре, я переключаюсь на другой, если устаю от бесконечных номеров, берусь за сценарий… Бывает, что просто хочется поспать, особенно после рождения ребенка. Вот сейчас уже начала понимать, что пора на чём-то остановиться. Всё-таки 28 лет, через два года на пенсию. Ну и к сорока годам уже надо будет думать о спокойной должности, тоже, конечно, в цирке. Манеж любит молодых, подвижных. Думаю, на сегодняшний день я уже определилась с жанрами, в которых мне нравится работать, теперь уже надо копить звания, награды, наращивать опыт, умножать результаты. Даже немного страшно об этом говорить. Раньше хотелось все попробовать, а сейчас пришло понимание, что я уже права не имею так распыляться. Поэтому я внимательно отношусь к будущему: и образование получила то, которое будет мне полезно в цирке. Сейчас всем говорю, чтобы ломиком по голове мне стукнули, если после сорока продолжу выходить на манеж. Возможно, административной деятельностью буду заниматься, но с творчеством моя будущая профессия все равно будет связана.

— Поделитесь тогда своими знаниями, как вам кажется, в каком состоянии в России находится современное цирковое искусство?

— Ой, знаете, в таком интересном! На самом деле, я рада, что сейчас с цирком стало что-то происходить. Пусть и очень много негатива, скандалов каких-то… Сейчас цирком очень интересуются, и это справедливо. Я уже как-то говорила, но повторю: цирк должен иметь статус выше, чем Олимпиада: здесь тот же спорт, что на Играх, но стабильнее, рекорды ставятся каждый день, а не раз в несколько лет. Кроме того, это ещё и искусство. И молодые люди, которые сейчас приходят к нам учиться, работать, прислушиваются к старшим, советуются с ними. И цирк всегда вызывает у людей только восхищение.

Фото: личный архив Дарьи Костюк; сеть Интернет 

0 0 0 0 0