Разное

Райтеры и бомберы — кто получает адреналин, а кто «рисует деньги»

Опубликовано 12 марта 2014 в 21:06
0 0 0 0 0

Парни из команды MES рассказывают о рисунках на стенах Екатеринбурга

Как и все крупные города, Екатеринбург не обделен рисунками и надписями на стенах. И, как и везде, из общего потока каракуль, оставленных школьниками, можно выделить настоящие шедевры. О том, что такое граффити, и что с ним происходит в столице Урала, рассказали Олег Алексеев и Игорь Местный, граффити-дуэт из известной в городе команды MES.

2

— Привет, ребята. Для начала хочу обратиться к самым истокам: как люди начинают заниматься граффити, и как это случилось у вас? Что вообще движет людьми и толкает их «пачкать» стены?

Олег: Не знаю, как люди начинают заниматься граффити, но, мне кажется, у всех немного похожие истории: кто-то где то увидел, и захотелось попробовать. Хотел написать название любимой музыкальной группы, дали разок «пшыкнуть» и все такое. Лично я первый раз попробовал рисовать банкой, когда дома с братом покрасили системный блок от компьютера в серебряный цвет, это был 2005 год. А потом понеслось… Первый тэг, первый кусок на палеве. В 14 лет я получал кучу адреналина от рисования ночью. Помню, даже зимой в 2006 году ходил один шрифт доделывать 3 дня, тихонько, по ночам, но пока я доходил, краска подмерзала, и из-за этого красил я недолго. А позже мое художество вообще закрасили. Либо ты один рисуешь и зовешь с собой друзей постоять на палеве, либо красите командой, где каждый выполняет свою работу. Честно говоря, 8 лет назад я и подумать не мог, что это так сольется с моей жизнью, и станет даже, отчасти, ее смыслом. Людьми движет разное в этом роде занятий, но, я думаю, смысл остается один – показать себя и выделиться среди других людей своим каким-то неповторимым стилем, формами букв, количеством рисунков или шрифтов которые они делают. В общем, каждому своё.

Игорь:  У каждого человека своя история, также как и у людей, рисующих граффити. Кого-то вдохновляют чужие работы, для кого-то граффити это неотъемлемая часть хип-хоп культуры, кто-то начинает рисовать, наигравшись в «Getting up» (компьютерная игра про граффити-художника), ну а кто-то просто поддался влиянию моды. Мода на граффити пошла совсем недавно, но, думаю, так же скоро и закончится. Закончится ровно тогда же, когда закончится мода на «Аирмаксы», парки, треники, «кархарт». Про себя же могу сказать, что всё началось примерно 8 лет назад. Мы с Олегом играли в «NFS Most Wanted», и если кто-то помнит мелочи этой игры, то у каждого персонажа «черного списка» была фотография, и под этой фотографией стоял тэг. Причем некоторые тэги были настолько виртуозные, что я не удержался и попытался придумать свое имя в подобном шрифте. Показал Олегу, через пару дней он сделал и свой первый тэг. Так и пошло. Купили на двоих первый баллон оранжевой «автоэмали», и ночью вышли на улицу. Затем собрали свою дворовую граффити команду, начали копить деньги на краску, сделали первый кусок и т.д. Рассказывать всю историю можно очень долго.

5 

— Есть ли у екатеринбургского граффити какие-то отличительные черты?

Олег: Я думаю, отличительной чертой Екатеринбургского граффити является фестиваль «стенограффия», который собирает кучу народа летом порисовать у нас в городе. Это очень прославило наш город в этом течении.

Игорь: Раньше граффити делили на ваилд-стайлы, баблы, 3D и другие. Сейчас трудно назвать какой-либо шрифт каким-то стилем. Сейчас у каждого граффити-художника зачастую свой стиль, свои формы буквы, своя манера закрашивания этих букв. За исключением, пожалуй, тех, кто придерживается старой школы и рисует то, что стало уже классикой.

— Какие есть наиболее известные художники и коллективы в Екатеринбурге, так сказать, «визитная карточка» уральского граффити? 

Олег и  Игорь: Пожалуй можем назвать только два таких коллектива, которые наиболее часто ездят в другие города и представляют наш город на достойном, даже мировом, уровне: это ArtError и Rayons.

— Как эволюционирует граффити в городе? Что поменялось за последние годы?

 Олег: За последние годы кто-то перестал красить, кто-то нашёл себя в другом, кто-то поддался веянию моды и в скором времени забросил.  Есть люди, у которых прогресс налицо. Я не особо стараюсь обращать свое внимание на перемены, за всеми не уследишь, своих дел хватает. Но порой, проходя мимо той или иной стены, ты вспоминаешь, что тут было изображено, или какие расклады были, когда тут красил один или с парнями, вот тут от полиции убегали, тут ничего не видно было в темноте, а вот тут лучше бы контур потолще. Помню места, где очень долго висели старые городские граффити, которые очень повлияли на меня вначале рисования.  Некоторые из них до сих пор у меня вызывают восхищения.

Игорь:  Могу сказать, что за 8 лет многое поменялась в Екатеринбурге в плане граффити. Но я бы не сказал, что в лучшую сторону. Стал пропадать азарт. Связано это, скорей всего, с появлением интернета. Раньше работы делали для «живого зрителя», рассчитывая на то, что человек увидит новое граффити и скажет что-то вроде «ого! как его сюда занесло» или «когда успел-то!!». Сейчас новые граффити видят на фотографии в тамблере или в инстаграме. Появилось много выдающихся райтеров, также появилось много и позеров. Многие граффитчики за 8 лет завязали с граффити. Многим оно было и не нужно.

3

 — Что нужно, чтобы вырасти из простого школьного хулигана в настоящего художника?

 Олег: Главное желание, и экономия на школьных обедах.

 Игорь: Скорее всего, нужно стремление к качеству. Стремление сделать что-то новое, добиться максимального результата.

— Какие перспективы есть у граффити в целом? Этим можно прославиться, или заработать?

Олег:  Для многих художников, которые сейчас занимаются каким либо дизайном, устраивают выставки, начало было положено именно благодаря рисованию граффити. Все пришли с улицы, рисуя на стенах, а дальше у каждого это вылилось в свое. Кто делает холсты, кто занимается оформлением, имеет с этого неплохую прибыль, если, конечно, хорошо себя зарекомендовал. Тут главное не продешевить, ведь то, что ты рисуешь — кому-то это индивидуальный рисунок, ручная работа, не стоит об этом забывать.  А есть те, кто остается верен уличному граффити, никакой коммерции, только видные места, поезда, только себе в удовольствие, чтобы знали. Каждый прославляется по-своему, кому-то галереи подавай, а кто-то на улицы крутые буквы делает.

Игорь:  А вот тут уже пути немного расходятся. Тут все граффитчики делятся на райтеров и на бомберов. Кто-то получает адреналин, кто-то рисует деньги. Уважение, разумеется, тоже приобретается в зависимости от качества, размеров и количества работ. Сейчас граффити широко применяется в дизайне: как на улице, так и в помещениях. Мы рисовали в квартирах, кинотеатрах, подземных гаражах, кафе, салонах красоты и т.д. Это актуально, потому что это становится достопримечательностью какого-либо места, и сделать можно практически на любой поверхности. Но краска для граффити достаточно дорогая, в районе 200 рублей за баллон, следовательно, и удовольствие это не из дешевых

— Что это дает вам, помимо удовольствия?

 Олег: Лично мне это даже удовольствие не всегда даёт. К примеру, если я выполняю чей-то заказ, и делаю рисунок, который хочется заказчику, какую-нибудь даже нестильную фигню рисую ради его прихоти, то удовольствия это приносит мало, разве что в конце работы плата за твои труды. Или так же, на улице пошел дождь, либо весной промочил кроссовки, стоишь весь мокрый, комары кусают, удовольствие не особо есть, хочется уже доделать и уйти домой. Ну а так я, конечно, получаю опыт, общение с теми с кем рисую, пополняю свое портфолио, делаю что-то новое, чувствую радость, когда получается задуманное – это ни с чем не сравнимо.

Игорь:  Ну, в первую очередь, это саморазвитие и практически регулярный доход. Еще это уважение в определенных кругах. Первый раз я с этим столкнулся уже на второй год рисования, когда мы с Олегом пришли на Сникерс-урбанию и какие-то незнакомые ребята подошли и попросили расписаться на листе бумаги, на котором уже стояли тэги ребят, у которых в свое время мы брали автографы. Это, пожалуй, тоже можно отнести к вопросу о том, что поменялось за 8 лет. Такого уже не встретишь. Разве что очень редко. Может быть, это и к лучшему — когда все на равных, и порой красят все вместе на одной стене. Но я совру, если скажу что, не скучаю по этому.

10

 — Кого из известных художников данного стиля вы можете назвать своим кумиром и вдохновителем?

Олег: На самом деле, огромная масса художников по всему миру оказала на меня влияние, где-то был просто восторг. Нью-йоркская старая школа оказала сильное влияние на меня.

Игорь:  Из российской граффити сцены это Aske, из зарубежья команда JBCB

  12

— Чьими работами в целом вы впечатлены? 

Олег: Нравится зарубежная сцена, Smash137, JBCB, MSK. Каждый день люди выкладывают в интернет новое, и я вижу, как многие неизвестные мне люди делают очень крутые вещи. Трудно выделить кого-то.

Игорь: Впечатление от работ зависит, во-первых, от новаторства в граффити, во-вторых, от размеров, в-третьих, от процесса. Раньше, например, я не обращал внимания на немецкую команду Herakut. Прошлой зимой они приезжали в Екатеринбург делать стенку детского дома на Эльмаше. Только лишь когда я увидел процесс создания, все тонкости создания работы, я обратил внимание на этих ребят. Техника, манера нанесения, интенсивность, колористика, местами фото реализм — это очень вдохновляет!

Вы поднимаете острые социальные темы в своих творениях, как Бэнкси, или это просто рисунки без смысловой нагрузки?

Олег: Не стоит путать — Бэнкси занимается стрит-артом, это кое-что другое. Наше граффити не несет смысловой нагрузки, а просто показывает наше имя или рисунок на стене. Я пытаюсь передать формы, сделать стиль узнаваемым, сделать качество, написать свое имя или имя команды. Никакого сообщения, кроме того, что мы здесь были, нет.

Игорь: Не стоит путать стрит-арт с граффити. Мы не несем каких-то помыслов. Граффити это картинка. Стрит-арт — это мысль.

— Бывали ли проблемы с законом в связи с граффити?

Олег и Игорь: Давай пропустим этот вопрос.

Есть ли у художников фанаты, и есть ли у вас известные в городе работы?

 Олег: Фанаты есть, конечно. Лично я люблю творчество некоторых художников. Было бы интересно узнать, есть ли у нас фанаты. Насчет нашей самой известной работы в городе могу сказать, что это портрет Саши Грей. Я поначалу был против рисования порно-актрисы, но, недолго думав, согласился с братом, что это будет ОГОНЬ. Сложно рисовать рисунки вроде нее за ограниченное время, но, я думаю, мы постарались на славу. Нелепая случайность, что она приехала в город незадолго после того, как мы сделали этот рисунок. Вообще, для каждой аудитории свое портфолио.

 Игорь:  Что касается самой выдающейся работы, это, пожалуй, Саша Грей, сделанная случайно, также случайно и прославившаяся. Делали ее на фестиваль, тема, которого была «весеннее обострение». Долго думали, а потом я обратил внимание на свою кошку, которую по нелепой случайности назвал однажды Сашей Грей, и у которой как раз было то самое весеннее обострение. Нарисовали актрису. Заняли первое место. Через пару недель выяснилось, что Саша Грей 21 мая будет в Екатеринбурге, и притащили «стену» на встречу с ней, она на ней расписалась, и написала маркером название нашей команды.

Sasha_grey

 — И, последнее, считаете ли вы граффити настоящим, самостоятельным и самобытным искусством? 

Олег и Игорь: Трудно назвать граффити искусством. Как, собственно, и многое «искусство» трудно назвать искусством. Граффити — это что-то большее, чем просто картины в музее. Это выходит за рамки этих картин. Выходит за рамки музеев.

0 0 0 0 0