Общество

Цена вопроса. Глава 4: другая жизнь

Опубликовано 28 февраля 2015 в 22:51
0 0 0 0 0

Содержание:

1 глава. Предисловие. Начинаем по-лёгкому
2 глава. Про тайский массаж, видеочат и разврат
3 глава. В стиле 90-х
4 глава. Другая жизнь
5 глава. Почти разврат

Ознакомиться со всей историей в одной публикации можно по ссылке

Я получал просьбы от друзей, слышал, как друзья друзей хотели этого. Наконец, ко мне начали добавляться незнакомые люди и просить, чтобы я продолжил выкладывать мемуары сутенёра, попавшие ко в руки редакции. Против публики идти не хочется — получайте.

Мы изменим название «Дневника сутенёра» на «Цена вопроса». Именно так называется Word-файл, в котором хранятся все главы на моём ноутбуке.

Ребята, если вы присоединились к TER недавно и не в курсе всей истории, то рекомендуем прочитать хотя бы первую главу, чтобы вникнуть в суть. Все необходимые ссылки выше.

Поехали.

Глава 4

Это даже не глава, это огромная другая часть моей жизни. Какое то время около полугода я пыталась жить «честной» жизнью, даже устроилась на обычную работу. Даже не общалась с Серегой. Зато у меня появились друзья, которые тоже очень хотели заработать много денег.

Маклауд.

Моя легальная работа была связана со съемками и общением с моделями. Маклауда прислали к нам, как модель на мужскую линию одежды. Он был молод, красив, галантен и весь день пытался за мной ухаживать, я понимала, что будь на моем месте другая, мало-мальски привлекательная девушка, результат был бы тот же, к тому же он был совершенно не в моем вкусе. Я ему тут же об этом сказала. Юноша не расстроился, а даже совсем наоборот, он был несказанно рад приобретением новой знакомой, впрочем, он обрадовался бы всему, что сверкает новизной. Такой человек. Понеслась веселая жизнь. По настоящему веселая, такой у меня никогда не было. Мы развлекались так, как только умеет развлекаться молодежь. Мы гуляли по улицам, наслаждаясь летней прохладой, мы были пьяны воздухом нашего единения. Мы шумели, делали глупости и часами болтали по телефону. Мне казалось, что так будет всегда.

Кристина.

Кристина была очередной девушкой Маклауда. Длинная, как камыш, голубоглазая, истеричная барышня с большеротой улыбкой, открывающей длинные беленькие клычки. Любила клубный стиль: яркие, откровенные наряды, огромные очки. Ее называли «свисток». Тогда я не понимала, что это значит. Она никогда не знала нужды в деньгах, работала в модном мужском клубе «Служба спасения». С первого взгляда мы «очень полюбили» друг друга.

Была очередная великая пьянка, на которой Маклауд произнес сакраментальную фразу: «А давайте разденемся, будем ходить голыми, а потом любить друг друга». Это было нормально для Маклауда, в том состоянии, в котором он тогда находился, так что никто не обратил на это внимание. Вернее почти никто. Одна из девушек, пришедшая со мной, увидев голого, танцующего Маклауда, с радостью приняла приглашение. Через некоторое время, они оба голые, танцевали уже вдвоем.

Кристину это, мягко говоря, не порадовала готовность незнакомой ей девочки любить Маклауда. Истерика была глобальна. С битьем посуды. Получили все. Не обратил на это внимания только сам виновник торжества. Но что смешно, закончив свою гневную матерную тираду и теряя остатки достоинства в глазах окружающих, Кристина разделась и присоединилась к обнаженным танцующим.

Улегшись спать, уже ближе к утру, как водится большой кучей, ибо мест на всех не хватило, мы с удовольствием обсуждали происходящее, как вдруг в комнату ввалилось лысое пьяное существо, грозящее нам расправой.

Стасик.

Мы зашлись в хохоте. Лично я ничего нелепее не видела: маленький, худой человек в огромных семейных трусах и лысым черепом рассказывал мне о том, какие мы жестокие гады, куда нам стоит идти, и как не повезло Кристине с Маклаудом, сегодняшним вечером и жизнью в целом. Мы в шуточной форме попытались возразить, но просчитались. Нам тут же пообещали всем набить морды. В общем, слово за слово, дело принимало нешуточный оборот. И вот, когда мы уже были готовы обороняться, человек упал и уснул. Так я познакомилась со Стасиком и сразу же прониклась к нему неприязнью. Спустя несколько дней мы встретились на улице, уже трезвые. Увидев друг друга другими глазами, гуляли всю ночь, так мы стали лучшими друзьями.

Собственно, с Кристиной тоже отношения изменились в лучшую сторону. Она часто приходила ко мне в гости после работы. Обычно часов в 8 – 9 утра, после трудовых будней. Кристина часто рассказывала о работе. Их клуб был филиалом столичного, и кастинг туда был жуткий. Фишкой их клуба было то, что можно было купить хоть на ночь, хоть на час любого человека из персонала, будь то бармен, хостес или официантка, тем более стриптизерша. Кристина работала барменом. Когда кого-то покупали на ночь, это называлось «увольнением». Стоило от 16 тысяч рублей. Персонал не имел права отказаться. Каким то грамотным образом это находило отражение в трудовом договоре. За отказ можно было оказаться уволенным уже по настоящему.

Она рассказала мне одну историю, произошедшую в клубе. Я никак не оцениваю произошедшего, просто привожу это, как факт. Некая девушка, имела большие проблемы с деньгами. И был некий клиент, который имел представление о проблемах этой девушки. Клиент решил купить нимфу на ночь. Девушка категорически не хотела ехать (причин я не знаю). Тем не менее, она оказалась с данным клиентом и его друзьями в одной машине, а позже, и под одной крышей. Пока девушка была занята с одним из присутствующих мужчин, клиент (будем и впредь называть его так), положил на каминную полку толстую пачку иностранных денег. На самое видное место. Вечер продолжался. Через некоторое время, мужчины отвлеклись на выпивку и бильярд. Девушка же, сославшись на нужду, покинула их теплую компанию, видимо уже заранее была согрета видом заветной толстой пачки. Она взяла оттуда чуть-чуть, чтобы не было заметно. Били ее долго и жестоко. Девушка осталась калекой. Администрация клуба закрыла на это глаза.

Вскоре, за какой то проступок из клуба уволили и Кристину. Благо без телесных повреждений.

Мне приелась моя веселая компания, прогулки по улицам с дешевым пивом, да и просто захотелось любви. На улице звенело лето, отовсюду летела музыка, и запах жаренного мяса. Я решилась позвонить своему прекрасному хищнику. У меня дрожали руки, я жалела, что делаю это, но гудок уже пошел.

— Алло, — сказала я.
— Привет, ну наконец-то! Я уж собрался тебя с собаками искать. Кучу смсок послал. Куда ты пропала? Я скучал.

Я не могу передать свое состояние. Он скучал. Он сказал, что может приехать прямо сейчас…. Я собрала всю свою волю в кулак, и сказала, что позвонила просто так, типа, раз ты хочешь, то давай лучше завтра. Много дел.

Я шла к Сереге на свидание, как на первый бал. Я не знала, что надеть, как уложить волосы, я смывала косметику раз десять. И вот я на улице. Я помню этот вечер, как вчера, его теплый ветер, запах сохнущей на солнце травы. Я увидела Серегину машину метров за 500. Я помню — он стоит, облокотившись на дверцу машины, глаза его щурятся на солнце, и он улыбается мне своей особенной улыбкой, воспоминание о которой, до сих пор вызывает трепет в моем животе.

И полетело совсем другое лето. Музыкальные ритмы, оглушающие и обволакивающие нас, проносящиеся мимо люди и машины, запах бензина и его кожи, смешанной с запахом табачного дыма и самого чудесного на свете мужского парфюма.

— Слушай, — спросил он меня однажды, — тебе не надоело, что у тебя все время нет денег? Ты не хочешь поработать?


Фотографии: Miles Aldridge

0 0 0 0 0